Размышления об охоте и экологии

Охота в истории человечества всегда занимала немаловажную роль

Еще с древних времен вся эволюция человека происходила в борьбе за свое существование среди диких зверей и птиц, на которых он охотился и использовал в свою пищу, чтобы выжить. Поэтому за многие тысячелетия у него выработался охотничий инстинкт, который сохранился и до наших лет.

Например, если вам на пути попалось какое-нибудь дикое животное, к примеру, безобидный еж или зайчонок, или трепещущая на мели крупная рыба, вам непременно самопроизвольно захочется их поймать и может даже принести домой, даже не понимая для чего. Это и есть результат срабатывания охотничьего инстинкта, инстинкта преследования, азарта и стремления обладать добычей. Даже у сидящих в «засаде» с радаром работников ГИБДД в данный момент работает все тот же охотничий инстинкт. Поэтому почти каждый из нас в какой-то мере и в зависимости от обстоятельств часто совершает действия под влиянием опять же охотничьего инстинкта, сам того не подозревая. У мужчин он развит, естественно, больше, так как именно они издревле в основном занимались охотой, а женщины – домашним очагом.  

Еще в дореволюционной России наряду с такими занятиями, как земледелие, мануфактура, торговля и т.д., охота занимала важное место в жизнедеятельности общества. Например, каждый уважающий себя барин держал стаю охотничьих собак, количество которых было порядка 100 штук. Для этого существовал целый штат собаководов, так называемых выжлятников, доезжачих и т.д., которые занимались содержанием, воспитанием, племенной работой, выбраковкой и отбором лучших по экстерьерным и рабочим качествам собак. Порядок и дисциплина были настолько высоки, что, например, по приезде барина, выжлятник давал команду «сидеть» всей стае (из 100 собак!), а потом вызывал к себе по кличке каждую собаку по очереди для осмотра или для других процедур. При этом, все остальные собаки в стае продолжали молча сидеть и ждать своей очереди. К тому же ни о каких списках хотя бы кличек или примет собак во время этой процедуры речи быть не могло, все было в памяти у выжлятника. Можно только догадываться о масштабах этого рода занятия в стране при таком строгом и серьезном отношении к охоте. Кроме выжлятников и доезжачих в охоте участвовали различные загонщики, стрелки, борзятники, соколятники и т.д. При этом дичи добывалось ровно столько, сколько было необходимо на всех для стола. Хищников, конечно, уничтожалось, по возможности, больше. Причем охотились в строго отведенные, общепринятые, но не писанные никем сроки для каждого вида животных, чтобы не нарушать периоды их размножения. Уже в те времена наши предки думали о нас, своих потомках, оставляя дичь на воспроизводство и добывая только самую необходимую ее часть.  

В послереволюционное и военное время отношение к охоте сильно изменилось, таких масштабов, как в царские времена, конечно не было, но охота была и с ее помощью многим людям удалось выжить в трудные периоды жизни и голодные времена. Также были сохранены многие породы охотничьих собак, в том числе и выведенные за многие века в России.  

В годы «застоя» охота достигла своего пика за все советское время – она пропагандировалась, приветствовалась и частично финансировалась. Наряду с такими видами отдыха и здорового образа жизни населения страны, как санаторно-курортный режим, спорт, туризм и т.д., охота была довольно популярной. Почти каждый четвертый мужчина СССР увлекался охотой или рыбалкой. К тому же добыча была хорошей прибавкой к семейному бюджету и столу. Создавались общественные организации охотников и рыболовов, куда мог вступить каждый желающий и, получив охотничий билет, на законных основаниях осуществлять охоту. Общества занимались охраной угодий и дичеразведением, строились охотничьи базы.  

Постепенно, дойдя до наших дней, охота превратилась из способа за выживание и пропитание в добрую традицию, спорт, хобби, общение с природой. Родившись и живя в большом городе, среди бетона и асфальта, человек все равно стремится в лес, горы, на речку, море и т.д., т.е. в свою родную стихию. Там он отдыхает и чувствует себя как дома. Одним из способов общения с природой является охота. Став охотником, человек раскрепощает свои, заложенные издавна инстинкты, дает им в определенной степени волю, а обзаведясь еще и охотничьей собакой, приобретает еще больше положительных эмоций, которые помогают ему вести полноценный, разнообразный, здоровый образ жизни, что в нашем современном мире не часто удается. Он продолжает чувствовать себя властелином этого мира и вершителем судеб окружающих его диких животных и птиц, а вернувшись домой даже с небольшим трофеем, устраивает пир и ощущает себя добытчиком для своей семьи, радуется, как тысячи лет назад в пещере, удачной охоте. Часто, встретив дичь и любуясь ею, охотник отпускает ее, дарует ей жизнь по непонятной ему самому причине и потом, вспоминая эти случаи, ничуть не жалеет об этом. С этого момента у него пробуждается культура охоты. Охота становится не просто занятием или увлечением, а состоянием души. Можно полгода готовиться к открытию сезона, заряжать патроны, перечищать ружье, проверять доспехи, готовить собаку и, наконец, побывав на охоте и почти ничего не добыв, но не раз повстречавшись с дичью, получить полное удовлетворение от проведенного времени.  
К сожалению, иногда, ничего не зная про охоту, об охотниках складывается общественное мнение, что они истребляют природу и ходят на охоту лишь для того, чтобы набить трофеями свои рюкзаки. Но это мнение глубоко ошибочно и противоречиво. Настоящий охотник никогда не будет добывать лишнего, он берет от природы ровно столько, сколько ему по минимуму необходимо, не превышая нормы отстрела. К сожалению, есть еще некоторые «особи», которые стреляют во все подряд, что шевелится, невзирая на сроки и нормы добычи, но это в основном единицы из категории новых «крутых» горе-охотников, у которых все везде и всегда «схвачено», они-то своим поведением и дискредитируют всех охотников в целом в глазах общественности, так как в жизни они привыкли все грести только под себя и, вступив в общество охотников, продолжают свое привычное дело.  

В последние годы об охотниках вообще нигде в прессе ничего не было слышно, как будто они все это время не существовали. На самом деле общественные организации по всей стране работают. Они, как могут, без нормальной законодательной базы, следят за экологической обстановкой в своих районах, занимаются воспроизводством дичи, охраной угодий, профилактикой бешенства, борьбой с хищниками и бродячими собаками. Работают секции охотничьего собаководства, проводятся ежегодные выставки, испытания и состязания охотничьих собак, выдаются путевки на охоту и охотничьи билеты.  

После перестройки и по настоящее время охотничье хозяйство переживает не лучшие времена. С развалом Союза изменилась законодательная база во всех отраслях кроме охотничьей. Охоту присоединяли то к ветеренарии, то к сельскому хозяйству, то к Минприроды. Закон об охоте пролежал в законотворчестве и обсуждениях порядка 10 лет и был наконец-то принят совсем недавно в сыром, недоработанном виде и вступает в силу в 2010 году. По новому закону стрелять лису разрешат только пулей, а почему именно пулей, а не снарядом или гранатометом, не объясняют, хотя всем известно, что для добычи лисы наиболее эффективна дробь от № 1 до № 0000. Но будем надеяться, что все со временем встанет на свои места и охотничье хозяйство получит хорошую законодательную базу с учетом постепенных доработок и поправок.  

За последние 5 лет общая экологическая обстановка и в том числе по охоте, особенно в районах интенсивного земледелия, еще сильнее усугубилась в связи с применением высоких сельхозтехнологий. «Земледельцы» используют новую технику, новые химикаты, удобрения и т.д. в немеренных количествах. Свыше спускаются планы по урожайности и с каждым годом все выше и выше, не понимая при этом, что всему есть какой-то предел. Из земли выжимают все, что можно, не дают ей ни минуты естественного отдыха, нарушая правила севооборота и т.д., речи даже и не может быть о парах, как в былые времена. Ради цифр и отчетов, чтобы не быть последним по урожайности, приходится использовать завышенные нормы удобрений, химикатов, ядов, а это все сказывается на конечном продукте, который мы употребляем в пищу, отравляя свой организм. По статистике естественная годовая убыль населения страны составляет порядка 700–800 тысяч человек, упала рождаемость, одной из причин которой в какой-то мере является современный сельскохозяйственный продукт. Нам с детства прививали уважение к хлебу, считали, что хлеб – это святое, и мы продолжаем до сих пор к нему так относиться. Но к сожалению, господа «земледельцы», прикрываясь этим святым, делают сейчас далеко не святое дело. Мало того, что современный сельхозпродукт буквально напичкан нитратами и ядами, сельхозпроизводство превратилось в обыкновенный бизнез, на котором просто делаются деньги, отправляя зерно в основном за границу, при этом каждый год объявляя борьбу несуществующему врагу в битве за урожай, в которой они с большим трудом, но все-таки побеждают.

 Этот ажиотаж вокруг посевной кампании и уборочной страды создается, чтобы оправдать весь ущерб, который наносится окружающей среде при этом процессе, зато страна в очередной раз будет «спасена от голодной смерти». Еще даже не убранные поля тут же запахиваются или дискуются по указанию сверху, чтобы отрапортовать о вновь засеянных площадях. Все эти технологии приводят к массовой гибели диких животных и птиц, особенно в тех районах, где нет естественных укрытий, таких как лес, овраги, балки, камыши, или других необрабатываемых земель. В целях повышения своей урожайности используются неучтенные земли водоохранных зон вдоль малых рек и водоемов, где всякое земледелие на расстоянии 50 метров от них по обе стороны запрещено законом. Например, в масштабах одного района, протяженностью 100 км, площадь водоохранных зон двух малых рек составит 2000 га (с учетом всех их петель и поворотов еще столько же), а это величина среднего колхоза, можно только представить, в какие цифры в денежном выражении превращаются эти неучтенные земли. Обо всем этом известно и районным, и краевым, и областным властям, и соответствующим службам, но какие-либо меры не принимаются, так как у них одна общая заинтересованность в выполнении сельхозпланов. 

При администрации в каждом районе есть экологическая служба, но она занимается в основном сбором денег с предприятий и предпринимателей за негативное воздействие на окружающую среду, а за то, что повсеместно жгут стерню после уборки, используют запрещенные яды при травлении мышей, распахивают и засевают водоохранные территории.  

Таким образом, современное земледелие, «спасая» население страны от несуществующего голода, постепенно уничтожает все живое вокруг себя, в том числе и само население. Зато будут выполнены все планы, сохранены или повышены должности.  

К сожалению, у нас в стране не существует никакой серьезной организации, кроме Общества охотников и рыболовов, которая могла хотя бы как-то повлиять на происходящую обстановку по предотвращению гибели всего живого в зонах интенсивного земледелия, но новый закон об охоте пока еще не вступил в силу и на сегодняшний день нет никакой правовой основы для принятия конкретных мер.

Юрий Михайлович, Краснодарский край 29 сентября 2009 в 13:55






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑