И снова об охоте и охотничьем хозяйстве

Все чаще слышишь и читаешь: «Нет охотничьего хозяйства в России». И ведомства теперь отдельного нет, и в список отраслей забыли включить...

Но в тех же изданиях , где эти статьи печатают, видишь достаточно большое количество объявлений с приглашениями на охоту и рыбалку, и  не только за рубеж, но и на территорию России. Так кому верить? Городским «теоретикам» или «реальным практикам», которые создают и содержат охотничьи хозяйства для себя да еще и гостей приглашают? Причем хозяйства эти разных форм собственности: от общественных организаций районных обществ охотников до частных хозяйств отдельно взятых граждан.

Охота как процесс добывания чего-либо – это закон природы, а стало быть, уничтожить его нельзя, какие бы законодательные акты ни издавали. Мы знаем примеры, когда целые государства (надо отметить далеко не самые развитые) закрывали на своей территории охоту. Даже запрещали иметь оружие. И что из этого получалось? Сплошное нарушение «придуманного» закона. Да и само государство вынуждено было нарушать закон, прикрываясь формулировками типа «отстрел вредных животных», «регулирование численности» и т.д.  

Что такое охота? Добывание животных, мясо и шкуру которых можно использовать. Получение удовольствия от общения с природой. Спортивное состязание на количество или качество отстрелянных животных. Вот собственно, и весь перечень. «Трофейщики» добывают животных для получения рекордного или хотя бы приличного трофея. «Стрелки» получают удовольствие от удачных многочисленных выстрелов. «Природолюбы» таскают с собой ружье, чтобы через прорезь прицела полюбоваться небывалыми красотами природы. «Добытчики» стреляют или ловят животных для использования их в пищу или на продажу. И все они получают удовольствие, занимаясь любимым делом. И не следует этого стесняться. Охота – это для Человека, а не для охраны природы. Это охранять и воспроизводить нужно для того, чтобы потом использовать.

ПРОБЛЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ОТРАСЛЬЮ

Нет проблем у конкретного охотничьего хозяйства в нашем государстве. Есть проблемы управления отраслью. Вы, конечно, не согласитесь. Конечно, есть проблемы и у конкретного охотничьего хозяйства. Только «на земле» эти проблемы разрешаются. И система взаимоотношений со смежными отраслями налажена, и с силовыми структурами контакт есть, и с нарушителями научились бороться, и организацию деятельности хозяйств в новых экономических условиях освоили. Только вот управление и контроль над отраслью ни чиновники, ни охотоведы придумать и наладить не могут. Но это уже больше проблема управления охотничьим хозяйством. Нет на сегодня ни теоретика, ни практика, который бы наладил управление охотничьим хозяйством страны. «Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков».  

Собственно говоря, следует посмотреть на то, каким образом конкретные охотничьи хозяйства работают в современных условиях, проанализировать их деятельность, и после этого писать закон «Об охоте и охотничьем хозяйстве», создавать структуру управления и контроля, обеспечивать кадрами все уровни охотничьего хозяйства.

СКОПИРОВАТЬ НЕ ПОЛУЧИТСЯ

Многие считают: а зачем нам что-то придумывать? Есть модели ведения охотничьего хозяйства в других странах. Стоит только тщательно скопировать и все получится. Не получится, господа. Потому что наше российское охотничье хозяйство развивается в нашем конкретном государстве и при нашем менталитете граждан. Как ни странно природные условия здесь совершенно ни при чем. Все дело в людях.  

Чаще всего обсуждают вариант охотничьего хозяйства США и Германии. Иногда вспоминают и польский вариант. Так вот, даже в таких развитых странах, как США и Германия реальное ведение охотничьего хозяйства отличается от того, что предписано законами их страны.  

Вот, например, США. По Конституции США все охотничьи ресурсы там принадлежат не государству, а народу. Чувствуете разницу? В США государство охотников воспринимает не как охотников, а как электорат, который завтра будет голосовать за президента, губернатора, сенатора... В подавляющем большинстве своем американцы не охотники, а скотоводы.  Для американца выезд на охоту – это некий показатель статуса. Они на охоту на оленя (гуся, индейку и т.д.)  в зависимости от штата, где это происходит, могут выезжать один раз в год и ничего не добывать при этом. Но все равно будут ездить, потому что это престижно. Поэтому у них так много «охотников» и так много доходов от сопутствующих отраслей. Нет, в семье не без урода, есть и у них настоящие охотники.  

Ведением охотничьего хозяйства в США занимается государство. К началу прошлого века граждане США не только успели поделить практически всю землю североамериканского континента, но и выбить большинство животных. И только после этого за восстановление охотничьих ресурсов взялось государство. Это нормально, сначала нужно все выбить, а потом начать восстанавливать. И восстановление охотничьих животных удалось в большинстве штатов США путем правильного менеджмента с вложением значительных средств и совершенствования законодательства. Чего они добились? Олени и еноты-полоскуны ходят по городам. Это потому, что народ законопослушный и оленя убить боится, а полоскун никому не нужен, потому что «зеленые» запрещают носить меха из натурального меха. Главный охотовед штата Монтана играет в лотерею двадцать лет, чтобы получить лицензию на лося, и, несмотря на систему бонусов для долгоиграющих, получить лицензию ему никак не удается. Для сокращения численности оленей, которые наносят вред пастбищам ранчеводов, демократично разрешают охоту для 25 человек в горах с кустарником на площади 10 квадратных километров. Каждый законопослушный гражданин США может получить лицензию на массовый вид охотничьего животного в своем штате, но ни один из них не может зайти на частную землю для добычи животного, на которое у него есть разрешение. А в разных штатах доля частных земель составляет от 30–40 до 70–80%.  

При этом количество вскрытых нарушений по охоте к общему количеству нарушений, например в штате Монтана, по оценкам их специалистов составляет около 3%.  

И что в настоящее время делают предприимчивые американцы? Покупают заброшенное ранчо, проводят там комплекс охотхозяйственных мероприятий и организуют там охоту для желающих. И человек платит большие деньги не за лицензию (которая для местного жителя стоит недорого), а за право охотиться, по сути, в отдельно взятом охотничьем хозяйстве.  

ГЕРМАНИЯ. Народ тоже законопослушный. И в большинстве своем не охотники. За несколько веков страсть к добыванию животных переориентировали в другое русло. Охотничьих животных много, они наносят существенный  ущерб сельскому хозяйству. Государство обязывает владельцев охотничьих хозяйств добывать определенное количество животных, но если цены на мясо падают, то владельцы зверей не стреляют, хотя отчитываются так, как было предписано. И контролирующие органы ничего с ними сделать не могут, потому что имеют дело с богатыми людьми. Право на добычу охотничьих животных получают или частные лица, или охотничьи клубы, в которые могут попасть тоже богатые люди. В целом охота в Германии только для богатых людей.  

ПОЛЬША привлекает тем, что охотничьим хозяйством там занимается общественная организация. Можно привести примеры управления охотничьим хозяйством в других странах (Финляндия, Чехия и др.). Но это не наш путь. Не подойдет для такой уникальной страны, как Россия, скопированная версия даже самой удачной системы. У нас своя система. И она, собственно, уже сложилась. Нужно ее только узаконить.  

Для этого требуется закон об охоте и охотничьем хозяйстве и орган управления и контроля, который бы эффективно управлял отраслью.  

Кстати, закон «Об охоте», пока готовилась эта статья, был Государственной думой принят. Как обычно, без общенародного обсуждения и участия заинтересованных организаций. Но сами виноваты. За 14 лет, после выхода закона «О животном мире», специалисты охотничьего хозяйства Москвы, Кирова и их окрестностей не только не смогли создать и предложить внятный закон, но даже и общепризнанную концепцию развития охотничьего хозяйства не создали.  

Но пока охотоведы спорили, изменилась ли ситуация в России и нужно ли перестраивать охотничье хозяйство с учетом этих изменений, профильный закон был создан грамотными, но неизвестными авторами.  

Анализ принятого закона – тема отдельной статьи. Но при вступлении в действие этого закона, обеспечена как минимум многолетняя «партизанская» война всех охотников с новыми богатыми охотпользователями.  

В конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века американский вариант «охотничьего хозяйства без охотпользователей» был опробован на территории России, когда каждый желающий мог бесконтрольно охотиться, не выписывая путевок и не оглядываясь на охотинспектора или охотпользователя. И после этой демократии на большинстве территорий России охотничьи животные до сих пор не восстановили свою численность.  

Сейчас, после выхода закона, будет опробован немецкий (европейский) вариант охотничьего хозяйства для богатых. Последствия этого эксперимента снизят численность популяций охотничьих животных в разы, охотничьи хозяйства общественных организаций и клубов охотников будут разрушены, и без того невысокая законопослушность охотников будет заменена моральным оправданием совершенного браконьерства.  

А орган управления охотничьим хозяйством фактически упразднен. За ненадобностью и не успешностью. В принципе система управления охотничьим хозяйством нужна не сама по себе, а в системе государственного управления российского государства. И встроить в государственную систему может не специалист по охотничьему хозяйству,  а специалист (ученый) в области управления государственными ресурсами на уровне правительства федерации. Охотовед для этого процесса тоже нужен, но больше как консультант.

ГЛАВК, ДЕПАРТАМЕНТ ИЛИ МИНИСТЕРСТВО?

Опыт Главохоты еще на памяти тех, кто реально и сейчас может управлять и руководить. Но больше ли возможностей будет у главка при правительстве, чем у департамента при министерстве? Ответить может только специалист по государственному управлению. Ни в одной научной охотоведческой статье вы этого не найдете. Выбор Министерств тоже не велик – это Министерство сельского хозяйства или Министерство природных ресурсов.  

Еще раз вспомним историю. Сначала человек охотился и собирал. Потом научился выращивать животных и растения. Несъедобные остатки животных и растений использовали для развития ремесел.
Собственно, за прошедшее время человек больше ничего и не придумал. Охота, растениеводство, животноводство и ремесла (от лаптя до компьютера).  

Охота по большому счету – способ добычи ресурсов. Значит, нужно идти в Министерство природных ресурсов. Разведение животных в полувольных и вольерных условиях, не говоря уж о фазанах и куропатках, очень похоже на сельское хозяйство. Значит, и в Министерстве сельского хозяйства есть смысл. А может, отрасль настолько своеобразная, что заслуживает отдельного министерства?  

На уровне регионов задачи сохранения и восстановления редких видов животных не решишь, заповедники и национальные парки – не только ландшафты. Рыба, как мы уже выяснили, тоже объект охоты. Вот и получается – отдельное министерство. Задача, конечно, грандиозная. В современных условиях создать общую концепцию охраны и использования животного мира России дело не простое, но возможное. Определить структуру нового министерства и получить на нее финансирование – тоже нелегко. Но... Не было в России Министерства по чрезвычайным ситуациям, а вот уже сколько лет оно успешно работает. Стало быть, если есть свободная экологическая ниша, то можно и нужно ее занять.
А поскольку в России любые проблемы решаются двумя путями: через народный бунт (читай сбор подписей) или росчерком пера умного руководителя, то нужно использовать оба.

Владимир Арамилев, г. Владивосток 1 сентября 2009 в 13:27






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑