Неожиданная встреча, или охотоведы в заказнике

В городских, каменных джунглях время летит быстро. Не успеваешь заметить неуловимые, чередующиеся периоды в природе

 Вот уже и снега нет и через неделю открытие охоты, а у меня в голове, как бы стройгенплан согласовать да строителей быстрей на площадку вывести.

В общем, последнюю неделю перед открытием всю потратил на сборы, беготню по магазинам в поисках патронов и комплектование походного рюкзака. В пятницу с утра, захватив друга Артема, двинулся в Рязань. Три часа дороги пролетают незаметно, и мы на месте, в доме моего дяди. Сели за стол, налили по рюмке за приезд. И стали обсуждать, как нам ехать в заливные луга. Тот год был сухой, мало снега, и реки, а их тут три: Ока, Ушна, Толпега, не разлились,  поэтому решили ехать на «Ниве» и мотоцикле. Мы с Александром, на мотоцикле, выехали пораньше: мне не терпелось увидеть любимую природу, а Артем остался ждать Вадика, чтобы приехать на «Ниве».  


Выехав за околицу, остановились на  мосту через ключ, чтобы подождать ребят. Заглушили мотор, и вдруг знакомое: кгле-гле, кгле-гле. Над нами, на высоте метров сто, торопливо махая крыльями, летели три гуся.  

Именно в этот момент я понял, что весь год спал, как бы  умер, чтобы возродиться вновь весной, с криком и прилетом этих прекрасных  птиц, несущих на своих крыльях приход весны.  

Так мы и стояли, задрав головы вверх, пока не приехали ребята. Двинулись далее и без всяких проблем прибыли на место. Обычно из-за большого разлива и трудностей, связанных с переправой через разлив, в нашем месте никого не бывает и мы спокойно охотимся, не мешая друг другу. Но в этот раз все было по-другому: вокруг носились, выискивая хорошее место для лагеря, разные джипы, «буханки» и «козлы», даже был один вездеход «арго». К обеду мы были окружены почти со всех сторон, кроме одной, прилегающей к речке Ушна. Мы не расстроились, продолжая наслаждаться природой и компанией, жарили шашлык, поднимали рюмки за «открытие». К вечеру должны были приехать еще двое друзей.  

Незаметно стало смеркаться. Солнечный диск, исчезая за лесом, бросил нам последние лучики сквозь пуховую перину листвы. Все вокруг затихало.  

Друзья приехали. Рассказали, что около моста стоят охотоведы и проверяют документы, проверили и у них, пожелали удачной охоты.  Друзья подвезли еще огненной воды, и снова праздник. Вдруг откуда-то со стороны деревни раздались голоса гусей, а потом стало видно темную тучу из многочисленных стаек, которые, разлетаясь, искали место для ночевки. И вот со стороны моста раздались выстрелы. Это еще что за новости?! Никогда такого не было. Что за моральные уроды, не могут один вечер потерпеть. Ну ничего, там рядом охотоведы, сейчас быстро порядок наведут. С такими мыслями мы, успокоившись, стали дальше праздновать. Но выстрелы не утихали еще минут сорок, и уже стало темно, когда наступила тишина. Было непонятно, где же егеря.  

Вот уже и незаметно пришло утро, как всегда, бодря своей свежестью. Три часа, и я двинулся к реке Ушна, с вечера там никого не было. Нашел невысокую, полуразвалившуюся копенку, выбрал из центра сено и, удобно устроившись, стал ждать рассвета. Еще было темновато, когда потянули первые гуси. Я попробовал поманить – бесполезно, они куда-то торопились, по своим, только им известным, гусиным делам.  

Прошло еще около пятнадцати минут, и я услышал гуся, который летел откуда-то со стороны речки и, подавая голос, искал своих. Похоже, гусь летит очень низко, гогот, отражаясь от росы и деревьев, растущих вдоль речки, казался оглушительным. Я даже не успел заволноваться, торопливо взял манок и посвистел, разорвав временно образовавшуюся вокруг меня тишину. Гусь, резко заложив вправо, снизился до двадцати метров, повернул на меня, пролетая в зоне выстрела. Ружье, заскучавшее за полгода, зацепилось стволами за гусиный силуэт и раз за разом отсалютовало дорогому гостю, вторым выстрелом прервав его красивый полет. Не успев ничего понять, бегу к трофею. Пришел в себя только после того, как обратно залез в скрадок, нервно сжимая оцепеневшими пальцами гусиную шею. Сердце зашкаливало, выскакивая из груди: неужели и на это открытие повезло! Это был последний трофей за этот день.  

С рассветом началась война против гусей. Со всех сторон, на всех разумных, а чаще неразумных дистанциях велась стрельба. Гуси, обезумев, взвились вверх и торопливо покидали угодья. А им вслед несся свинцовый дождь из нулевки и картечи. Было грустно и радостно. Грустно, что охота не получится, но для меня она ведь уже состоялась. А радостно, что неразумная стрельба не наносила урону гусиному племени. К десяти все успокоилось, и я вернулся к бивуаку. С трофеем вернулся еще только мой дядька. Остальным не повезло: кому-то помешали охотники, сидевшие вокруг, кто-то промазал, но все равно все были рады встрече с любимой природой.  

Мы отдыхали, обсуждая охоту, вспоминая прошлые, когда вдалеке показался уазик. Он уверенно следовал к нам. Подъехав, уазик остановился. Из него вышли двое в форме охотоведов.
 
Поздоровались, спросили, как охота, и попросили показать документы. «Здравствуйте, коль не шутите. Документы приехали проверять, а где ж вы вчера были? Когда рядом с вами стрелять начали?». Они ответили, что не могут за всем уследить. «Раз не можете, не справляетесь с обязанностями, так увольняйтесь!» – не унимался я. Приступили к проверке документов и почти сразу придрались ко мне. «Вот ты кричишь громче всех, а путевки нет у тебя», – торжествующе сказал один. Я обалдел: «А это что у вас в руках?» – «Эта путевка на весь Спасский район, а ты на Ижевском егерском участке не отметил. Сейчас будем на тебя протокол писать и ружье изымем». Тут уж я не выдержал и, скрасив свой монолог нецензурной лексикой, рассказал охотоведам все, что я о них думаю. И объяснил, что путевка на весь район и в ней указано село Ижевское и что с их юридическими знаниями только местных пугать, и ружье я им не отдам без сотрудников милиции. Охотоведы, поворчав немного и решив со мной не связываться, уехали. 
 
Через полчаса подъехал мой друг Руслан. На охоте он стоял немного дальше от нас, у границы с заказником. Спросил, чего хотели егеря. Я  рассказал, как все было. После чего он  поведал нам, как охотятся охотоведы и люди, близкие к ним. Оказалось, что вечером около моста стрелять начали именно охотоведы, по крайней мере, стрельба велась около их лагеря, а эти двое стояли рядом, проверяя документы у вновь прибывших, предупреждая, чтобы не охотились в заказнике. А утром, всей компанией, зашли в заказник и успешно отохотились там на виду у всех  охотников, находящихся поблизости. Своим примером показывая, как нужно соблюдать охотничьи законы.
После такого рассказа на душе было противно, как будто то, что ты любишь, изваляли в грязи, а ты и ничего сделать не можешь.  

А фамилии тех охотоведов мы запомнили и коллективно написали пару жалоб. Прошло три года, теперь эти егеря уже не работают. Может, наши жалобы помогли, а может, еще что-то, что-то высшее, то, что следит не за порядком и исполнением правил, а за честностью и совестью.

Владимир Горяшин 14 июля 2009 в 15:13






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑