Еще раз о наших гончих

14 и 15 февраля 2009 года в г. Кирове в здании Дома охотников состоялось заседание межрегионального кинологического совета Приурало-Волжского региона и Волго-Вятской межрегиональной квалификационной комиссии

В ходе заседания совета представители регионов информировали коллег о состоянии дел в охотничьем собаководстве. На что мне хотелось бы обратить внимание из этой информации, так это на рост поголовья охотничьих собак, ведь, как известно, без количества у нас и качества не будет, таков закон диалектики. Так вот, общая картина такова, что намечается рост поголовья лаек (в первую очередь ЗСЛ), норных и спад по остальным породам. Ну и как тут было не вернуться еще раз к вопросу о национальном достоянии России – наших гончих («РОГ» № 17 (717) и № 41 (741) за 2008 г.)
Только теперь уж с другой стороны – со стороны дискриминации гончих на наших кинологических мероприятиях. Да, именно дискриминации, другого слова я подобрать не смог. Взять хотя бы оценку экстерьера собак на выставках. У всех пород за оценку экстерьера «отлично» при бонитировке дают 40 баллов, а у гончих только 30, ну и, соответственно, у «нормальных» собак «оч.хорошо» – 35, а у гончих – 25, «хорошо» – 30, а у гончих только 20 баллов.
А ведь на выставках областных и им равных определяют лучшее РООиР по охотничьему собаководству как раз по бонитировочным баллам. И зачем председателю РООиР в команде гончая, которая при всем ее преимуществе над другими собаками по полевым и прочим качествам даст команде на 10 баллов меньше? Кроме того, если, к примеру, лайка работает (имеет дипломы) по разным видам охотничьих животных и птиц, то она еще и за универсальность 10 баллов принесет в общую копилку, а у гончих этого нет, хотя гончие прекрасно работают по лисе и зайцу, а многие по копытным, и по водоплавающей дичи.
Да и о какой универсальности (то бишь ее оценке) у гончих можно говорить, если только совсем недавно, в 2005 году, были узаконены «лисьи» дипломы по полной программе, а то ведь были только III степени и как дополнительные, что не позволяло гончей войти в племенной класс, а потомки с «лисьими» дипломами не считались классными и, соответственно, не приносили зачетных баллов производителям при бонитировке.
Наши «великие выжлятники» там, в верхах, с благими намерениями снижали баллы за оценку экстерьера гончих, чтобы повысить требования к полевым качествам собак и, соответственно, улучшить рабочие качества пород гончих. А «лисьи» дипломы игнорировали, потому что, на их взгляд, по лисе мог работать и слабочутый гонец, хотя наши предки особо ценили «красногонов», что никаким образом не сказывалось на чутье собак.
А лаечники тем временем не дремали и узаконили полевые дипломы лаек по вольерному кабану и привязанному медведю, несмотря на то, что запах от них чувствуется уже за километр. И самое интересное, что эти дипломы у них называют полевыми, хотя вольер не поле, где надо для начала попотеть, чтобы отыскать след кабана или медведя, затем уже по следу найти зверя и уж потом только работать по нему.
Только, мне кажется, привяжи вместо медведя корову или лошадь или запусти их в тот же вольер, эффект будет абсолютно тот же, а на взгляд выжлятника это уже будут не зверовые собаки, а скотинники. Мне припоминается ответ одного лаечника (правда, давно это было), у которого, по рассказу председателя Слободского РООиР, пара РЕЛ: сажали медведя в лесу и он спокойно брал его чуть ли не в одиночку.
Так вот, председатель взялся отчитывать его за то, что тот не явился в условленное время к машине, чтобы ехать на испытания лаек по привязанному медведю. «Я своих собак по домашним свиньям не порчу», – заявил лаечник. «Да какие там свиньи, там же настоящий медведь привязан», – горячился председатель. «А что он ест? Помои из столовой?» – остудил его лаечник. Тут уже крыть было нечем. Так же точно и с кабаном.
Многие кировские охотники помнят, как яранские лайки, работающие по вольному зверю, порвали вольерную Машку. На мой взгляд, привязанный медведь и вольерный кабан уже не имеют качеств вольного зверя, это и сила, и мощь, и реакция, и, главное – запах – уже совсем не те. Вольный зверь есть вольный зверь, он ведь в постоянном движении, в тренинге, его еще отыскать надо, да и питается он явно не пищевыми отходами.
А то, что проходит на испытаниях лаек по привязанному медведю и вольерному кабану, не что иное, как сейчас говорят, шоу. Вот на это шоу с удовольствием едут владельцы лаек. Не надо скитаться, как выжлятникам, при испытании гончих – в лесу в мороз и зной и в дождик проливной, отпрашиваться с работы и ехать черт знает куда, где есть зверь. А спокойно, можно даже с семьей, приехать на испытательную станцию, благо расположены они, как правило, в легко доступных местах, чуть ли не у последней остановки общественного транспорта, и получить дипломчик своей собачке, а потом на выставке, глядишь, и медальку. А в результате такой легкости получения диплома – и товарища привлечь в свои ряды. Вот вам и рост поголовья лаек.
То же и с норными, которые работают в искусственной норе по лисе с выломанными клыками (собачку ведь жалко). Если по вольному зверю можно испытать в день 3 номера, то по «подсадным» и «привязанным» в комфортных условиях, попивая чаек – не один десяток. Как-то на собрании секции любителей гончих собак, были в Кирово-Чепецком РООиР золотые времена, когда любители собак объединялись в три секции и существовал Совет секций, председатель этого самого Совета, он же председатель секции лаечников удивился малому количеству полевых дипломов, полученных гончими за прошедший год по сравнению с лайками. А когда у него выяснили, сколько дипломов получили лайки по вольному зверю и птице за этот же год (по количеству собак секции были практически равны), оказалось, что у гончих дипломов в шесть раз больше, чем у лаек. И надо было видеть довольные, улыбающиеся физиономии седовласых «мальчишек-выжлятников».
И, что самое интересное, в Положении об экспертах по охотничьему собаководству, утвержденному 24.02.1994 г. (другого пока не имею) Президиумом РФОС в п.2.11. записано: «Не подлежат предъявлению для рассмотрения квалификационными комиссиями отчеты по экспертизе на полевых испытаниях охотничьих собак не по основным видам, в том числе:
б. по подсадному кабану;
в. по подсадному медведю».
А на практике и предъявляют, и рассматривают, и присваивают категории эксперта по охотничьему собаководству, порождая тем самым плеяду экспертов по полевым качествам собак, не знающих поля, как такового.
На мой взгляд, все собаки охотничьих пород должны бонитироваться абсолютно одинаково и баллы за полевые качества должны учитываться только за дипломы, полученные за работу по вольному зверю, чтобы исключить дискриминацию одних пород в угоду другим. Но на этом дискриминация «национального достояния России» не заканчивается, ведь многие охотники встречают в лесу аншлаги «Охота с гончими запрещена», а это значит, что где-то в этих угодьях сильные мира сего, сидя в утепленной вышке, через окошко будут стрелять кабана, пришедшего на площадку, где его прикормили.
Гончие же могут спугнуть зверя и охота, если это можно назвать охотой, может сорваться. Зверь в угодьях останется, он никуда не денется и опять придет к кормушке, но не в это время, когда там так называемые охотники. В былые времена и простые выжлятники, и борзятники, и князья, и графы, и даже царствующие особы охотились на равных, потому что были охотниками милостию божьей. Не проще ли имеющим толстый кошелек пострелять в тире, а дичину купить в магазине «Дары природы».
При наличии «тучи» дипломов по медведю и кабану у наших лаек основное количество копытных и медведя отстреливается с вышек, загоном, с лабаза, т.е. полевые дипломы по привязанным и подсадным не работают. А вот основная масса зайца добывается как раз из-под гончих. И какая это красота, когда работает смычок паратых гончих, сколько музыки и страсти в их голосах, что только и остается снять шапку и поклониться таким представителям «национального достояния России» и еще раз поклониться нашим выжлятникам, которые, несмотря на все препоны и дискриминацию породы, верны однажды избранной породе русских или пегих гончих, ведут ее, улучшают полевые и экстерьерные качества своих питомцев.
А вот руководителям охотничьего собаководства, где они теперь – в РФОС или РОРС, я не знаю, да и они сами, по-моему, тоже, не мешало бы, на мой взгляд, задуматься о состоянии нашего национального достояния и помочь российским выжлятникам в их тяжелом и благородном деле.

А.Г.Орлов, эксперт I категории, г. Кирово-Чепецк 28 апреля 2009 в 16:12






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑