ОСОБЕННОСТИ УКРАИНСКОЙ ОХОТЫ

Я сделал несколько взмахов веслом, и лодка, скрежеща днищем по водорослям, ткнулась в густой камыш. Слева и справа простирались две заводи с ряской на воде.

На деревянной решетке лежал чирок – итог моих двухдневных зорек. О чем-то пререшептывались камышовые гривы, настраивая на грустный лад.

Вспомнились встречи с Е. П. Авдеенко, бывшим главным охотоведом Киевского областного общества УООР.

– Чего ни коснись, всюду проблемы, – говорил Евгений Петрович. Госкомитет лесного хозяйства запретил привлекать внештатных егерей. Из-за маленькой зарплаты лучшие охотоведы, егеря разбежались, средств не хватает, а ведь Госкомитет наши деньги забирает. За карточку учета отстрела дичи вы кому платите? То-то. При этом постоянно говорят: «Денег не просите, решайте свои проблемы сами». А что? Это только наши проблемы?

Помнится, переспросил тогда, может, причина всех бед не в Госкомитете, а в том, что нет хороших законов?

Спокойный и уравновешенный Евгений Петрович занервничал, достал из стола книжку:

– Это «Сборник нормативных материалов по охотничьему и рыболовному хозяйству». Сейчас на них можно ставить крест. Правительство самоустранилось от наших проблем, возложив их на Госкомитет по лесному хозяйству, Министерство охраны окружающей природной среды. А у Госкомитета своих дел хватает, им надо лесом заниматься.

Кризис, постигший страну после развала Союза, больно ударил и по охотничьему хозяйству, хотя модель его практически не изменилась. По-прежнему руководящие функции осуществляет охотничье управление Госкомлесхоза, а Украинское общество охотников и рыбаков является самой массовой общественной организацией. Охотничью деятельность осуществляют более 900 юридических лиц на площади 47,2 миллиона гектаров. Из них 35 млн. га – владения УООРа, остальные земли числятся за Госкомлесхозом, являющимся вторым по величине охотпользователем, военными организациями и частными хозяйствами. Численность копытных в 2006 году в охотхозйствах страны составляла 197 тыс. голов. Можно назвать и другие цифры, но в них ли суть? Бедствием для охотничьих хозяйств, в основном уоровских, стало сокращение поголовья диких животных. Охота на массового зверя – зайца, лису, водоплавающую птицу, не говоря уж о копытных, в прежние годы мало-мальски удовлетворяющая потребности рядовых охотников, сошла на нет. Испытал это на себе. Вспомнил прошлогоднюю охоту на зайца: четыре раза выезжал в Бориспольский район, трижды топтал поля в Вышгородском. Результат нулевой. Мне могут возразить, мол, рядом Киев, огромный мегаполис. Так-то оно так. Но ведь в других регионах положение дел не лучше.

– А вся причина в том, что в охотугодьях нет хозяев, – пояснил в разговоре заместитель охотничьего управления Госкомлесхоза Н.А. Мироненко. – Сегодня самая маленькая структурная единица – это районный совет УООР, с закрепленной территорией в сто тысяч гектаров. Скажите, разве можно навести лад на такой огромной территории, вырастить и сохранить поголовье диких животных? Если УООР не проведет реформы, хорошего будет мало.

Высказывания работника общественной организации и чиновника из Госкомлесхоза привел не только для того, чтобы подтвердить старую расхожую истину: где два украинца – там три гетьмана. Они в какой-то мере отражают борьбу, если так можно сказать, двух конкурирующих между собой «фирм» – Комитета лесного хозяйства и УООРа. Борьба эта носит порой скрытый характер, а нередко выплескивается на страницах местной охотничьей прессы. Притчей во языцех стали охотничьи угодья – лучшие, лесные, в которых сохранилось поголовье кабана, оленя, косули. Как перераспределить их на более выгодной основе между частными охотпользователями?

В прошлом году в четырех районах Николаевской области при вмешательстве лесхоза была закрыта охота на зайца-русака. По утверждению охотоведов УООРа, плотность зайца здесь в два-три раза выше, чем в средних и центральных областях Украины. «Противоправные действия Николаевского облуправления лесного и охотничьего хозяйства нанесли материальный урон более чем в 200 тыс. гривен, сотни охотников остались без законного права на охоту». Подобные или другие факты не единичны.

Что касается весенних охот, то в этом вопросе Украина – впереди планеты всей. Законом «Об охотничьем хозяйстве и охоте», принятом в 1996 году, наконец, весенняя охота с подсадной уткой на селезня, гуся не запрещалась. Радость охотников была недолгой. Практически ничего не поменялось после того, как закон вступил в силу. На следующий год в закон внесли поправку о запретительных мерах, мотивируя тем, что негуманно открывать охоту на птицу, когда она возвращается для размножения к местам гнездований. Правда, злые языки утверждали, что внесенную поправку «проплатили» европейские «зеленые».

Как бы там ни было, охотникам от этого не легче, еще досаднее оттого, что через Украину проходят миграционные пути птиц. Масла в огонь постоянно подливает Киевский эколого-культурный центр, возглавляемый В. Борейко. Это под его руководством в стране развернулось движение о занесении в Красную книгу волка, которое не оставило равнодушными многих специалистов не только в Украине, но и в России. Потребовалось немало сил, энергии, чтобы втолковать общественности, что волчья тема высосана из пальца, что ретивым природолюбам надо отрабатывать полученные гранты.

Тяжелой «канонадой» сотрясают общественное мнение действия народных депутатов. Попытки протащить через парламент законопроекты о закрытии охоты на несколько лет от «Партии регионов», БЮТ – провалились. Не заботой об украинской фауне и флоре вдруг прониклись слуги народа. Меркантильные интересы движут ими. Все меньше остается у общественных охотпользователей лесных массивов, все больше желающих прибрать их в свои руки. Ну а пока «паны» меж собой дерутся, браконьеры не спят. Такое уродливое явление, как браконьерство достигло угрожающих размеров.

Что характерно, недозволенными методами отстрела животных занимаются далеко не бедные люди, оснащенные современным оружием, мощными транспортными средствами.

В 1996 году к уголовной ответственности было привлечено 106 человек, в 2006 году – 3, в прошедшем – ни одного, в то время как составлено протоколов на нарушителей правил охоты более 10 тысяч. Все дела развалились, не доходя до судов, может, поэтому контролирующие органы решили ограничиться составлением протоколов. Назову еще одну цифру. Сумма штрафов по итогам прошлого года в среднем составила 54 гривны, это примерно 10 американских долларов. Охарактеризовать работу с браконьерством можно словами грибоедовского персонажа: «Шумим, братцы, шумим!».

Как-то попала на глаза статья «Показатели работы Украинского общества охотников и рыбаков за 2007 год».

Многочисленные таблицы говорили о численности животных, заготовке кормов и т.д. Как достижение, отмечался впервые за последние годы рост численности членов общества. Неплохо выглядели данные финансовой деятельности, особенно цифры, касающиеся роста поголовья животных. Пытался понять, насколько они отражают реальную картину, но так и не смог. Да и вряд ли кому это удастся. Скажем, в отчетах Госкомлесхоза численность копытных в охотугодьях УООРа снизилась с 2001 г. по 2006 г. на 16% (с 78 тыс. гол. до 66.2 тыс. гол.).

Председатель Всеукраинского Совета УООР Н. Шуляр опроверг ранее приведенные цифры, объясняя тем, что у них отобрали лучшие угодья с наибольшей плотностью дичи, отсюда искаженное толкование данных. Кто прав, попробуй разобраться. Сегодня цены за лицензии на копытных неимоверно возросли. Большинству охотников они не по карману. Хотя все знают, что процедура распределения лицензий коррупционна. Не это ли породило в иных коллективах УООРа такое уродливое явление, как клановость, кумовство, где рядовые охотники давно отстранены от полноценной охоты.

Погоня за сиюминутной выгодой стала во главу угла руководителей общества. В последние годы произошел серьезный отток неплатежеспособных его членов. Финансовый пресс лег на плечи тех, кто остался. Может, поэтому пересмотрели сроки охот на водоплавающую дичь, пушных. Увеличили количество охотничьих дней, повысили цены на разовые отстрелочные карточки, в иных охотхозяйствах трудоучастие заменили денежными взносами. Скажем, если в прежние годы охота на пушного зверя регламентировалась 4-5 днями, нынче сроки увеличены вдвое. Есть ли этому научное обоснование, возрос ресурсный потенциал?

А вот цены на отстрелочные карточки растут. Сезонка на пернатых, пушных нынче стоит в среднем 200 гривен, а вот разовая карточка на те же охоты увеличена чуть ли не до половины суммы от сезонной. Расчет на то, чтобы покупали только сезонные. Но это для своих охотников.

С «залетных», городских в иных охотхозяйствах другой спрос. Гонку цен кое-кто объясняет тем, что в ближайшие год-два УООРу предстоит перезаключать договора на пользование охотугодьями, и уже пророчат потерю не только закрепленных земель, но и очередной отток из своих рядов охотников. (В Украине зарегистрировано 560 тыс. охотников – это менее 1% населения, принимают участие в охоте – 280–290 тыс.). Дороговизна отстрелок, пустые охотничьи угодья уже сегодня вынуждают многих отказываться от любимого увлечения. Значит, все большим будет перекос в пользу частных хозяйств. Многие украинские «форбсы» являются охотпользователями сотен тысяч гектаров лучших лесных охотугодий, которые предназначены не для зарабатывания денег, а для удовлетворения охотничьих утех их хозяевами. По какому пути будет развиваться охотничья отрасль страны?

В Госкомлесхозе предлагают взять за основу опыт Польского охотничьего союза. Мотивируют это тем, что поляки – славяне, соседи, обладают таким же менталитетом. У поляков право на землю и право на дичь, как и украинским законом, юридически разделены. Другие считают, что польская схема корпоративна по своей сути, и не сможет предоставить право на охоту всем гражданам. Многих охотников подобные вопросы вообще мало интересуют, поскольку который год общество находится в экстазе от очередных парламентских выборов.

А тут еще мировой экономический кризис. Что ждет украинских охотников в ближайшее время? Ситуацию можно смоделировать: реформы, о которых так много говорят в Госкомлесхозе, останутся благими пожеланиями. Остатки лучших лесных, болотных охотугодий перейдут в частные хозяйства. Малопродуктивные, находящиеся в степных регионах, останутся за общественной организацией. Вот только выживет ли УООР, культивируя в них любительскую охоту? Нет ответа.

...За раздумьями не заметил, как высоко поднялось солнце. Ветер усилился, дохнуло холодом, под напором ветра зароптал камыш, по небу поползли снеговые тучи. Оставаться на вечернюю зорьку не было смысла. Я погреб в сторону базы, вытащил на берег лодку, с егерем водрузили ее на помост. Потом собрал рюкзак, положил туда чирка. И побрел на остановку.

Виктор ЛЮТЫЙ 3 марта 2009 в 15:59






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑