Лучше рано, чем зябко

Что случилось в конце года с кабанами? Если в начале рекордно теплого декабря они промышляли в полях остатки зерновых и корешки в незамерзших болотах, то сейчас, когда подморозило, все должны были выстроиться в очередь на подкормку. Но не тут-то было. Во всем районе даже к ухоженным вышкам их выход резко снизился. Поговаривали, что в конце года «под раздачу» попало много свиней, что привело к таким печальным последствиям.

Андрей позвонил мне неделю назад: «Ходит один неплохой». На улаживание неотложных дел ушло еще три дня. Дорога сквозь дачные поселки с заколоченными в домах ставнями навевала разные мысли. О заброшенных полях и одиноких косачах на будущей весенней охоте, о том, что надо восстановить охотничий домик, об обещанном через два дня снеге и нечищенных дорогах. Я спешил – нужно было сесть на вышку еще засветло. Мороз между тем крепчал – уже минус десять, и я порадовался, что взял с собой полный арсенал теплых вещей.

Я приехал в деревню в начале четвертого. Заход солнца в этот день в 16:30. Значит, самое позднее в это же время моя плотно одетая пятая точка должна встретиться со скамьей на вышке и замереть. Охота с первым нарезным оружием – очень яркое переживание. Если среди ближайших родственников нет охотников, мальчишка в городе раньше знакомится именно с боевым нарезным оружием по книгам, фильмам, на уроках НВП в школе. И с этого момента армейский лязгающий металл, его ледяное ощущение в руках западает в мальчишечью душу. У меня это сразу переросло в мечту – владеть винтовкой и метко стрелять.

Второй мечтой было стать охотником. Я много читал про охоту. Прежде всего, это был Виталий Бианки. Я восхищался силой и ловкостью созданий природы и мастерством охотников, распутывающих самые загадочные следы и мужественно противостоящих опасному зверю. Увы, сегодня мало кто из ребят читал повесть «Мурзук» (по которой снят фильм «Тропой бескорыстной любви») и тем более такие леденящие душу рассказы, как «Джульбарс», «Роковой зверь» и «Черный».

Больше всего времени ушло на одевание. Погода преподнесла мне сюрприз – температура за окном упала до -26 0 С. Андрей всучил мне водолазный свитер и штаны, в которых я чувствовал себя как Винни Пух. Еще одни ватные штаны и охотничье пальто я положил в рюкзак и взял с собой, чтобы надеть уже на вышке.

Дорога занимает у меня 5 минут. Оставляю машину в кустах, в семистах метрах от вышки, и шагаю по хрустящему снегу в лес. Покрытые инеем деревья молчат в морозном безветрии. Огромная яркая луна безразлично глядит из-за кромки леса желтым неровным глазом. Небольшая низина. Осенью здесь много воды, но сейчас ровная ледяная равнина. Не спешить – иначе вспотеешь. Термобелье сделает свое дело, но лишняя влага под одеждой при такой температуре ни к чему. Дорога с опушки плавно переходит в... противопожарную канаву. Какие молодцы – взяли и прокопали прямо по дороге. От пожара, случись он, она не спасет – трава здесь летом по пояс. Зато ездить теперь приходится по старой пашне поперек борозды. А раньше все эти маленькие полевые участки в лесу обрабатывались и засевались, и дорога была нужна не только нам, охотникам.

Я на месте. Время 16:35. Скрипят ступени. Отпираю дверь, ставлю свой болтовик прикладом на скамью и прислоняю к стене. Надеваю штаны. Теперь пальто. По случаю купил его недорого – очень удобно для засидки, с длинными полами, карманами, и даже есть в нем на спине внутри кармашек, в котором прячется маска, чтобы не замерзло лицо. По случаю мороза решаю сыграть в ниндзя и пытаюсь распутать перепутавшиеся завязки маски. Стою и тихо мучаюсь, и вдруг краем глаза замечаю – справа в подлеске осторожно движется мохнатое пятно. Как же тихо он подошел! Невероятно! Хруст снега должен был выдать его заранее. Я замираю, как изваяние.

Теперь уже поздно садиться – один звук в морозной тишине, и его смоет, как водой. Что делать? Карабин рядом, но он даже не снят с предохранителя. Боюсь пошевелиться. Смотрю на секача. Квадратный, кажущийся массивнее в зимней щетине, он выжидает пару секунд среди редких деревьев. Затем уверенной сильной рысью пересекает открытое пространство и снова замедляется в полосе леса слева. Он уходит за срез окна – я его больше не вижу, но слышу его ход. Осторожно беру карабин и снимаю с предохранителя. Я слышу, как секач делает полукруг, останавливаясь и втягивая воздух. Да, он идет под вышку!

Он уже прямо подо мной, сердце сейчас выскочит из водолазного свитера. Приклад уже давно в плече. И вот мохнатая голова показывается в квадрате окна. Наклоняюсь к оптическому прицелу. Перекрестие рассекает секача на четыре крупные части. В памяти всплывает картинка с расположением жизненно-важных органов кабана с цифрами 1, 2, 3.

Мысли: «очень близко, пуля не выйдет на линию прицеливания», «правый бок, сердце слева», «стреляю чуть сзади и сверху под большим углом» – за доли секунды прошивают мозг. Беру сзади лопатки чуть выше и плавно нажимаю на спуск. Громко бьет выстрел – срез ствола внутри вышки – и весь грохот превращается в звон в моих ушах. Отрываю приклад от плеча. Секач подпрыгивает вверх и уходит странными прыжками влево. Передергиваю затвор.

Второй выстрел по левой лопатке обрывает его скачок к лесу. Он оседает на опушке. Слышу последний вздох. Затих.

Голова звенит от выстрелов. Досылаю новый патрон в патронник и, наконец, сажусь на скамейку. Уфф, можно расслабиться. Смотрю в прицел – уши не прижаты. Теперь надо подождать минуту – так положено. Бывали случаи, когда чисто битый зверь исчезал от отвернувшихся охотников. Сквозь пар дыхания смотрю на безразличную к моему успеху луну. Собираюсь и спускаюсь вниз. Осторожно приближаюсь сзади и концом ствола проверяю, дошел ли зверь.

В голове просто не укладывается, что все произошло за какие-нибудь 10–15 минут. В конце прошлого года я добыл своего первого зайца, а в начале этого мне посчастливилось не мерзнуть два часа на морозе и открыть охотничий счет своего карабина. Не врет, стало быть, охотничья примета!

Я не смог отказать себе в удовольствии и не использовать факт, что так быстро вернулся. На немой вопрос Андрея, что так рано, я с деланным раздражением ответил: «Не мог, что ли, смазать замок, я не смог отпереть дверь на вышке». Немая сцена. Я улыбаюсь: «Ладно, поехали забирать».

Первая пуля попала в сердце. Вторая разворотила лопатку. Дистанция выстрелов смешная, но охотник должен знать поведение своего оружия и уметь использовать его в любых ситуациях.

Евгений Бекасов 3 марта 2009 в 16:07






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑