Отрасль ожидают потрясения

В январе охотоведческая общественность ознакомилась с двумя примечательными документами, утвержденными Правительством РФ, – Правилами, сроками, перечнями способов и орудий добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты (постановление от 10 января № 18) и доработанной версией федерального законопроекта об охоте.

Правительственное постановление более конкретно и реакцию вызвало вполне определенную – смех сквозь слезы. Смех, оттого что никто не смог в них найти сроков окончания весенней охоты, зато все увидели разрешение охотиться на бурундука из засады или использовать холодное клинковое охотничье оружие при охоте на водоплавающую и болотно-луговую дичь. Слезы – поскольку этот нормативный уродец окончательно разрушает всякие иллюзии относительно осмысленности федерального управления охотничьим хозяйством.

Многие руководители обществ охотников восприняли утверждение Правил, упоминающих лишь охотничий билет, и одновременное признание утратившим силу правительственного постановления от 26 июля 1993 г. № 728 «О любительской и спортивной охоте в Российской Федерации» как отмену путевок, некоторые – и как отмену членских билетов. На мой взгляд, оснований для такого восприятия нет – январское постановление лишь сделало правовые основания действительности этих документов более размытыми, но не устранило их. Кроме того, права граждан, в данном случае – полутора с лишним миллионов членов обществ, могут быть ограничены только законом.

Расчет федерального Охотдепартамента был, конечно, на то, что Правила, сроки и перечни будут утверждены после принятия и во исполнение федерального закона об охоте. Но закон задержался – его все-таки вынуждены обсуждать, а исполнительная власть самодостаточна и способна сама разрешить нам принимать чирка на кинжал.

 Законопроект об охоте, как мы помним, был срочно вброшен в парламент на первое чтение в виде бессвязного набора бессмысленных фраз. Мы с Н.В. Краевым сумели вычленить из его текста лишь одну содержательную новацию: членский билет отменяется, госохотбилет будет выдавать Росохотрыболовсоюз. Об этом и раньше везде с удовлетворением рассказывал руководитель Росохотрыболовсоюза Э.В. Бендерский, прозрачно намекая не входящим в Ассоциацию обществам, что их билеты перестанут быть удостоверениями, и им волей-неволей нужно готовиться встать под ее знамена. Он называл это организационным укреплением. Другими словами, Э.В. Бендерский (возможно, с согласия региональных обществ) обменял легитимность членского охотбилета на право монопольно выдавать госбилет (охотобщества военных и гражданских силовиков не в счет, у них свой контингент). Руководитель Охотдепартамента с такой рокировкой был, вероятно, согласен – иначе она вряд ли бы имела  перспективы.

Идея монопольной выдачи членских билетов не нова. Массовые российские общества охотников продвигали ее с момента их образования. Такое право они имели три года при Ленине, а затем с конца правления Хрущева до середины 1990-х годов (но и тогда были исключения для мест, где общества отсутствовали). Сейчас, конечно, законодательство не может прямо указать на конкретные общества охотников, поэтому в законопроекте говорится об общественных объединениях вообще, которые зарегистрированы, имеют общероссийский статус, являются долгосрочными охотпользователями, соблюдают законодательство, имеют специалистов и организационно-технические возможности.
Замысел этот, как мне представляется, в нынешних обстоятельствах идеологически ущербен, методически слаб и практически уязвим.

Идеологическая дефектность замысла сделать из Росохотрыболовсоюза подобие вертикально интегрированных структур типа «Единой России» или Газпрома состоит в принципиальной неустойчивости вертикалей. Достаточно сравнить состояние античных храмов, лежащих в руинах, и лишь слегка потертых теми же тысячелетиями египетских пирамид.

Вертикальные государственные партии и фирмы существуют за счет налогоплательщиков, которым в большинстве своем некуда деться. Охотники могут уйти в пивной бар, на рыбалку или в другие общества, о чем ниже. Понятно, что для восстановления охвата всей территории страны Росохотрыболовсоюзу понадобятся огромные средства, и взять их, кроме как у охотников, негде. Методическая слабость проекта состоит в отсутствии механизма обеспечения непрерывности осуществления этой по-прежнему государственной функции. Она должна осуществляться повсеместно и непрерывно. Поэтому, например, в Федеральном законе «О животном мире» предусмотрено исполнение делегированных федеральных функций самими федералами там, где регионы не справляются. К слову, множественные факты плохой работы регионов ни разу не привели к реальной смене караула, поскольку все понимают – она затянется на годы. Но охотничий законопроект даже этой бумажной процедуры не предусматривает. Допустим, уполномоченное на «оформление» билетов общество потеряло в результате нарушения законодательства охотугодья. Это означает, что оно одномоментно лишается своих оформительских полномочий, поскольку перестает соответствовать сразу двум критериям законопроекта как безземельный нарушитель. Кто его заменит – ведь остальные общественные объединения, естественно, придушены? Более того, поскольку уполномочивать, согласно законопроекту, можно только общероссийские объединения, и аннулировать полномочие придется у всего Росохотрыболовсоюза. Логично наделение полномочиями и их изъятие хотя бы на региональном уровне, но это подрывает саму суть замысла – приведение независимых обществ к общему знаменателю.

О практической уязвимости замысла уже сказано выше. В тактическом плане независимые общества могут, например, сделать свои билеты бессрочными, и аккуратным плательщикам взносов не нужно будет никуда переходить. Кроме того, они могут после каждого суда, которым росохотрыболовсоюзовское общество будет признано виновным в любом нарушении, включая налоговые недоимки или несоблюдение требований пожарной безопасности, ставить вопрос об изъятии у него полномочий по оформлению билетов. Подобных мер много, и они сами по себе способны сделать победу Росохотрыболовсоюза пирровой. Возможны, однако, и системные подвижки. Стоит независимым обществам создать свое общероссийское объединение и поставить во главе его разумного и опытного человека, может случиться так, что Э.В. Бендерский вместо собирателя обществ станет разрушителем Росохотрыболовсоюза.

Судя по тому, что В.В. Путин счел возможным подписать постановление об утверждении столь корявых Правил, законопроект тоже вполне может пройти второе чтение в том виде, в котором мы его сейчас обсуждаем. Что ж, по крайней мере у будущих исследователей не будет проблем с поиском самых позорных страниц истории управления российским охотничьим хозяйством. Отрасль видела всяких руководителей. Они часто бывали неправы, но в детские игры на рабочем месте никто из них не играл. Охотничье хозяйство – система, слишком сложная для одноходовых комбинаций. Не всякое уравнение решается арифметическими операциями.

Постановление Правительства размещено на его официальном сайте, но в силу на момент написания не вступило, поскольку официально не опубликовано. Если остановить его и законопроект или изменить их в части основного замысла не удастся, охотничьему хозяйству стоит подготовиться к потрясениям. В случае принятия такого закона неизбежна очередная волна черных переделов угодий. Следует ожидать и позорящих отрасль взяточных уголовных дел – бесконкурсное жалование откупов едва ли не самое коррупционное занятие. Недавняя отраслевая история свидетельствует о том, что хаос становится неудобен самим его творцам обычно через два-три года. Направленным доведением бессмысленной идеи до абсурда этот срок можно, видимо, несколько сократить. Пожелаем охотничьей отрасли устойчивости.

С.П. МАТВЕЙЧУК, биолог-охотовед, г. Киров 17 февраля 2009 в 14:52






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑