Вирус членства

­Правом выдачи охотничьих билетов обладают только общественные организации охотников и рыболовов.

«Достигнуто принципиальное соглашение о том, что правом выдачи охотничьих билетов обладают только общественные организации охотников и рыболовов. Решается вопрос о передаче обществам охотников и рыболовов на местах всех юридических полномочий, связанных с охраной закрепленных за обществом угодий от браконьеров», – из доклада президента «Росохотрыболовсоюза».

МОНОПОЛЬНОЕ ПРАВО

У меня сложилось впечатление, что в стенах Росохотрыболовсоюза витает вирус. Еще в начале 80-х годов председатель Росохотрыболовсоюза А.И. Корольков желал видеть под своими знаменами всех охотников России, не интересуясь хотят ли они сами стать членами этой «добровольной» организации. В 1982 году это желание трансформировалось в постановление Совмина СССР, в соответствии с которым право охоты с охотничьим огнестрельным оружием, другими разрешенными орудиями охоты, а также охотничьими собаками и ловчими птицами получали только те граждане СССР, которые являлись членами обществ охотников, а удостоверением на право любительской и спортивной охоты давал членский охотничий билет, выдаваемый общественными объединениями. Мой бывший коллега по Главохоте А.А. Улитин, будучи начальником отдела охраны и охотничьего надзора, очень возмущался таким положением дел. Однако, став следующим руководителем Росохотрыболовсоюза, он также пытался загнать всех охотников России в члены Росохотрыболовсоюза и эта навязчивая идея не оставляла его до последней минуты его пребывания на посту президента этой организации. Не так давно в нее пришел новый энергичный руководитель. Казалось, отряхнув пыль предыдущих лет, организация охотников заживет по-новому и, наконец, повернется лицом к своим членам. Однако опять заиграла старая пластинка. В своем выступлении на торжественном заседании, посвященном 110-летнему юбилею Ивановской организации охотников и рыболовов, президент Ассоциации «Росохотрыболовсоюз» Э.В. Бендерский сказал:

«Сегодня мы совместно с министерством готовим окончательную редакцию проекта закона об охоте, другие нормативные документы. Достигнуто принципиальное соглашение о том, что правом выдачи охотничьих билетов обладают только общественные организации охотников и рыболовов. Организации заслужили это право своей более чем вековой историей. Решается и, надеюсь, в самое ближайшее время решится вопрос о передаче обществам охотников и рыболовов на местах всех юридических полномочий, связанных с охраной закрепленных за обществом угодий от браконьеров».

Как видно из доклада, вирус членства поразил не только президента Росохотрыболовсоюза Э.В. Бендерского, но и директора охотничьего департамента Минсельхоза В.В. Мельникова.

Теперь вопрос к этим двум руководителям: «А вы спросили у почти 2 миллионов российских охотников, не состоящих в ассоциации «Росохотрыболовсоюз», хотят ли они стать ее членами?» Объясните, почему общественная организация, осуществляющая свою охотхозяйственную деятельность на 14% территории российских охотничьих угодий должна быть наделена монопольным правом выдачи охотничьих билетов гражданам всей России? Помимо Росохотрыболовсоюза у нас есть целая куча других общественных организаций. Чем они хуже? А что делать охотникам-промысловикам, для которых охота является единственным источником существования? Почему они должны идти в общество охотников? Общество охотников – это общественное объединение, одним из источников финансирования которого являются членские взносы. Объясните, почему охотник-промысловик должен платить членские взносы из заработанных охотой денег? В практике охотничьего хозяйства России имелись случаи, когда в совхозах Якутской АССР штатных охотников волевым порядком обязывали вступать в общества охотников, ущемляя их права.

Совершенно недопустима перспектива того, что работники государственного охотничьего надзора, призванные законодательством осуществлять контроль и надзор за соблюдением охотничьего законодательства будут получать право на охоту в поднадзорных им в этих вопросах обществах охотников. Это ставит их в зависимость от руководителей контролируемых ими общественных объединений. До введения в 1988 году так называемого «государственного» охотничьего билета имелись многочисленные случаи, когда неугодных правлениям охотничьих обществ районных охотоведов госохотинспекций необоснованно исключали из членов общества, лишая тем самым права охоты со всеми вытекающими последствиями, касающимися приобретения, хранения и использования охотничьего оружия. Это один из аспектов порождаемой Росохотрыболовсоюзом и Минсельхозом проблемы.

ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Другой аспект – правовой. Еще в 1988 году Институт государства и права АН СССР в ответе на письмо заместителя начальника Главохоты В.И. Фертикова писал: «В Вашем письме совершенно справедливо поставлен вопрос об изменении порядка предоставления права на любительскую охоту. Действительно, фактическое предоставление этого права только через членство в добровольных обществах охотников противоречит действующему законодательству и препятствует полноценному развитию данного вида охоты в нашей стране. Членство в общественных организациях может быть только добровольным и, безусловно, не должно быть напрямую связано с предоставлением права на охоту». На сегодняшний день заключение института остается актуальным. Охотничий билет является удостоверением гражданина на право охоты. Согласно Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. Конституция гласит: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям...». Таким образом, право на охоту не должно предоставляться никакими общественными объединениями, включая и Росохотрыболовсоюз.

Почему руководитель Росохотрыболовсоюза призывает к нарушению основного закона, а директор охотничьего департамента, являющийся по должности представителем государства, соглашается с ним и пишет федеральный закон об охоте с нарушением Конституции можно только догадываться.

По законодательству право охоты является специальным правом. Согласно Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях лишение гражданина, совершившего административное правонарушение, ранее предоставленного ему специального права, устанавливается за грубое или систематическое нарушение порядка пользования этим правом. Лишение специального права назначается судьей. Теперь давайте рассмотрим ситуацию, как может лишиться права охоты гражданин, если он это право получил от общественной организации. В соответствии с законодательством любая общественная организация действует на основании своего устава. Член общества, не выполняющий требования устава, например уплаты членских взносов, может быть исключен из этого общества. Таким образом, не совершив предусмотренных кодексом грубых нарушений охотничьего законодательства, человек будет лишен права охоты и не судьей, а руководством общественного объединения.

Согласно кодексу лишение специального права в виде права охоты не может применяться к лицам, для которых охота является основным законным источником средств к существованию. Что будет в случае, если охотник-промысловик имеет охотбилет общества охотников? Его также исключат из общества за нарушения устава и тем самым лишат права охоты в нарушение действующего законодательства.

«ГУЛЯЙ ПОЛЕ»

Кроме выдачи охотничьих билетов Росохотрыболовсоюз претендует также и на другие полномочия государства. Так, в проекте закона об охоте, упомянутом в выступлении руководителя Росохотрыболовсоюза, обществам охотников предоставляется право: вводить ограничения на способы добычи охотничьих животных, устанавливать нормы добычи нелимитируемых видов охотничьих животных; в разрешенные сроки охоты определять дни недели, в которые охота на определенные виды животных запрещена; устанавливать сроки охоты в пределах сроков, определенных правилами охоты в Российской Федерации, устанавливать ограничения на использование собак в охотничьих угодьях; образовывать воспроизводственные участки и т.д.

Создается впечатление, что люди, рождающие подобные «законотворческие опусы», весьма слабо разбираются в предмете своего творчества и плохо представляют последствия своих предложений.

Только представьте себе, что в такой маленькой по территории области, как Московская имеется более 60 охотничьих хозяйств. Что будет, если пользователи сами установят в каждом хозяйстве свои сроки и способы охоты и введут другие ограничения, предлагаемые в проекте закона об охоте Росохотрыболовсоюзом и Минсельхозом. Подобное «гуляй-поле» даже трудно представить. А самое главное в том, что никакой ответственности за нарушение установленных пользователями ограничений нет и не будет. Государство не может и не будет контролировать все эти ограничения, поэтому все они будут действовать только на бумаге.

Приведу один пример. Во многих охотничьих хозяйствах и сейчас решениями пользователей образованы так называемые «воспроизводственные участки» с ограниченным режимом использования охотничьих животных. Однако никакой ответственности за нарушение режима пользования охотничьими животными в таких участках российское законодательство не предусматривает. Охотника, нарушившего указанный режим, нельзя привлечь ни к административной, ни к уголовной ответственности. Для сравнения – нарушение правил охраны и использования природных ресурсов на особо охраняемых природных территориях влечет наложение штрафа на граждан в размере от одной до двух тысяч рублей; на должностных лиц – от двух до четырех тысяч рублей с конфискацией орудий совершения административного правонарушения и продукции незаконного природопользования или без таковой; на юридических лиц – от тридцати до шестидесяти тысяч рублей с конфискацией орудий совершения административного правонарушения и продукции незаконного природопользования или без таковой.

Эта статья уже могла бы защищать режим воспроизводственных участков, если бы они были образованы органами власти, например, постановлением администрации муниципального района. Порядок образования таких природоохранных территорий определен Федеральным законом «Об особо охраняемых природных территориях», который действует с 1995 года.

Вернемся опять к охотничьему билету. Интересно, задумывался Э.В. Бендерский, почему при введении охотничьего билета, выдаваемого государственными органами, Росохотрыболовсоюз потерял почти половину своих членов? Граждане не желают состоять в общественных охотничьих организациях по одной простой причине – они не хотят, чтобы правление общества рассматривало их лишь как источник поступления финансов, не давая ничего взамен. Зачем вдвое увеличивать численность своих членов, если ассоциация не в состоянии обеспечить интересы существующего количества своих охотников? Росохотрыболовсоюзу необходимо стать добровольным объединением российских охотников, а для этого не требуется полномочий по выдаче охотничьих билетов. Нужно лишь одно – повернуться лицом к российскому охотнику.

ОТ РЕДАКЦИИ

Публикуя данную статью, редакция считает, что она скорее всего вызовет противоречивую реакцию читателей. В то же время тема, поднятая в ней, сегодня достаточно актуальна. Автор имеет право на свое видение проблемы реформирования и создания современного и цивилизованного охотничьего хозяйства. Не исключаем, что неординарные подходы к данной теме могут иметь и другие наши читатели. Хотелось бы услышать и их мнения по поднятому вопросу.

Александр Тихонов, биолог-охотовед 20 января 2009 в 14:28






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑