Противостояние блесна и мормышка

Окунь – один из самых распространенных объектов подледной рыбалки в разных уголках нашей страны.

Окунь универсален, но многие рыболовы не любят акцентироваться на нем, предпочитая более «интересные» объекты ловли. По мне же, окунь – личность самодостаточная, требующая к себе отдельного, хорошо продуманного подхода.

За десяток лет рыболовной практики ловил на самых разных водоемах, в разное время и, пожалуй, не ошибусь, если предположу, что в восьми случаях из десяти был нацелен на окуня. И сегодня хотелось бы остановиться на зимней ловле полосатого хищника.
Направлений подледной ловли окуня – два, это блесна и мормышка. К сожалению, нет универсального ответа на вопрос «что лучше – блесна или мормышка?» Каждая ситуация, каждый водоем требуют тщательного рассмотрения на практике. Пристрастия окуня разнятся в зависимости от типа водоема, основной кормовой базы, размера того же окуня и много каких еще факторов, но все же можно из всего этого выделить условно объективную систему. И для начала систему нужно поискать в сезоне ловли.

СЕЗОН – НЕСЕЗОН

Первый лед на водохранилище – настоящий праздник. Не мешает даже то, что акватория обширна – ведь дырявить тонкий лед несложно. Где держится по первому льду окунь? Там, где тюлька. По теории, раз окунь охотится за тюлькой (об этом можно судить по содержимому их животов), то ловить его следует на блесну или балансир. Мормышка же незаметна для окуня, который ищет малька, и плюс ко всему – не дает нам того темпа ловли, когда надо за минимум времени успеть поймать максимум. Вроде бы в теории все предельно разумно, и в теоретической части статьи не будем ставить это под сомнение, оставим для части следующей – практической.

К середине зимы, скажем, к середине января–февралю, когда стаи тюльки основательно разбиты, рассредоточиваются и окуни. Сейчас уже сложнее встретить большие скопления полосатых налетчиков, и редеют уловы. Теперь уже сложно сказать о том, что будет работать лучше – блесна или мормышка. Казалось бы, окуни должны стать несколько пассивнее, поскольку ухудшается кислородный режим, теперь они не настолько подвижны, как в начале зимы, да и стараются не передвигаться на далекие дистанции за той же тюлькой, тем более что стаи тюльки разбиты. Но тем не менее, по инерции они должны продолжать ловиться на блесну – все-таки половые продукты еще не так сильно сжимают содержимое окуневых животов, и желудок в частности. Да и питаться в этот период им нужно довольно активно – голодать нельзя, нужно набирать жирок и поддерживать рост половых продуктов.

К последнему льду, когда животы окуней приобретают правильные округлые формы, блесна и балансир, казалось бы, совсем должны пропасть из коробочек с приманками. За тюлькой теперь гоняться сложно, да и в желудок ничего крупнее мормыша-бормаша не пройдет. Окуни в этот период должны стоять на мелководьях, у крутых берегов, под островами – туда стекает обогащенная кислородом вода – и быть ограниченными в движениях, ведь нужно экономить силы и энергию. Питаться, по теории, они должны маленькими порциями – желудок-то к этому моменту совсем сдавлен – зато целый день. Съел – переварил – съел – переварил. И тут ничего лучше мормышки и быть, наверное, не может – имитирует как раз небольшой объект, а вот блесна и балансир должны остаться дома...

Вот так, зная поверхностную теорию жизни подо льдом, можно логически построить график пристрастий окуня, даже не выходя на водоем. Первый лед – безоговорочно лидирует блесна, глухозимье (середина зимы) – соотношение блесна-мормышка или фифти-фифти, или с небольшим уклоном в сторону мормышки, последний лед – только мормышка. А как же обстоит дело на практике?

НА САМОМ ДЕЛЕ

Зима в Средней полосе обычно начинается уже в ноябре, а рыболовная зима – с самым первым льдом, который способен держать вес человека, то есть где-то в середине ноября, а иногда и декабря.

На больших водохранилищах лед устанавливается много позже, чем на прудах, речках и озерках. Но тем не менее, именно большие водохранилища предпочтительнее. На больших акваториях – большие рыбные стаи. Окуни сбиваются в стаи по самым разным признакам. Могут даже по половому признаку обособиться, но замечал такое за окунями только перед самым нерестом, уже по открытой воде. Окуневая стая – это практически всегда конкуренция. Именно она помогает нам ловить больше рыбы. Но бывает так, что окунь стайный, да вот не берет. Трудно объяснить, что угнетает кучного окуня в такие периоды, но поймать его тоже можно, правда, много сложнее, чем, если имеет место конкуренция.

На больших водохранилищах основная добыча для окуня – некрупная рыбешка. На волжских водохранилищах практически всегда – тюлька, реже – верховка. Именно за ними и охотится окунь, именно по этой причине он сбивается в большие стаи.

По первому льду у блесны перед мормышкой есть ряд преимуществ. Радиус действия. Блесна заметна с больших расстояний. Если мормышка на активном перволедном окуне имеет радиус действия где-то метр-полтора, то блесна в тех же условиях – раза в три-четыре больше. Кстати, в тему. Увеличить радиус поражения приманки – блесны ли, мормышки – можно простым способом – приподнять над дном. Чем выше приманка – тем она приметнее для рыбы, так уж устроен рыбий глаз.

Во-вторых, блесна много мобильнее. Быстрее уходит ко дну, здесь не требуется расчищать лунку, поработал минуты три, и если рыба себя не обнаружила, можно идти дальше. Окунь по первому льду активен, не надо много думать, нужно лишь много бурить. Метод грубой силы в действии.

Но преимущества – они же и недостатки. Приметная блесна – значит, большая (по сравнению с мормышкой) приманка. А это не есть хорошо на окуне, который не хочет есть. Но эта проблема по первому льду как раз не стоит. Так что ставим блесну – и в бой. Нужно разве что правильно подобрать размер блесны, но это – отдельный разговор.

Действительно, по первому льду блесна уверенно ловит любого окуня – от мала до велика, главное, его найти. Из своей практики могу вспомнить совсем немного перволедных рыбалок, когда акцентировался на мормышке. В большинстве случаев это была ловля прудовых микро-окуней. Практика говорит, что мормышка по первому льду нерациональна, здесь все как в теории.
Вот в период глухозимья у теории и практики дорожки разошлись...

Веду записи в своем рыболовном дневнике много лет. Туда записываю дату, время ловли, погоду, количество пойманной рыбы и, главное – на что она поймана. Перед тем как начать писать данную статью, тщательно изучил все записи. Старательно выписал данные последних семи лет в небольшую табличку с двумя колонками. Как несложно догадаться, колонки эти – блесна и мормышка. Нагляднее будут, думаю, не просто цифры, а проценты. В период с третьей декады декабря по начало–середину марта (временные рамки глухозимья в средней полосе) на блесну пришлось 93% пойманных окуней. Оставшиеся 7% – на мормышку. Это далеко не «фифти-фифти»...

Наверное, можно списать такое соотношение к личному отношению к блеснам. Признаться, ловить на блесну много интереснее, чем на мормышку. Но ведь если бы было нецелесообразно ловить на блесны, ими бы не ловил. Единственное, что заметил в статистике – это сокращение среднего числа пойманных рыб. Если по первому льду в среднем за весь рыболовный день удавалось выловить чуть более пяти десятков окуней, то в глухозимье – уже меньше трех десятков. Это вполне естественно – на то оно и глухозимье.

В глухозимье окунь неплохо ловился и на мормышку. Нередко бывало, что отправлялся за окунем не один. Многие из приятелей-рыболовов придерживаются того же мнения, что мормышка в глухозимье ловит ничуть не хуже блесны, а порой – даже лучше. Не даст соврать или чего-нибудь забыть тот же дневник – уловы на блесну практически всегда по глухозимью были больше уловов мормышечников как минимум на треть, а то и больше.

В период последнего льда вылазки на рыбалку совершаю много чаще, чем в глухозимье, и практически всегда – за окунем. Это ловля чаще всего из-под берега, под островами, у крутых берегов – именно в таких местах и собирается ближе к последнему льду всякая рыба, и окунь в том числе.

Блесна, если и не лидировала, но, тем не менее, продолжала ловить окуней! Это совсем противоречит нашей теории: много раз задумывался над тем, что вообще нужно окуню.

По теории, ему бы кушать маленькие объекты вроде мормыша, но на деле он с аппетитом употреблял и блесны весьма больших размеров. Конечно, уже не так рьяно, как в глухозимье, или тем паче по первому льду, но сам факт налицо.

Поползновения окуней схватить приманку в пасть не всегда вызваны пищевым интересом. Зачастую окунь просто играется с блесной. Именно из-за интереса к такой неожиданной приманке и попались на крючок той чудо-блесны почти полсотни окуней.
Методов заставить последнеледного окуня съесть блесну можно придумать множество. Главное в ловле окуня последнего льда на блесну – совершить качественный переход от пустых тычков к жадным атакам с заглотом. И важно запомнить, что не только на съедобном факторе надо играть, но и на факторе рыбьего интереса и любопытства.

Подытоживая практическую часть, все-таки стоит заметить, что кое в чем теория с практикой сходятся. С начала сезона к его завершению график клева на блесну идет вниз. Но, что важнее, растет график интереса. Чем ближе к концу сезона, тем сложнее, а значит, интереснее, поймать на блесну. Но сложнее – это совсем не значит, что невозможно. Можно придумать массу способов заставить клюнуть окуня на блесну, и даже тогда, когда его пузико рвется от количества икры.

Главный вывод: теория в целом права (график клева на блесну действительно идет вниз), но в практике совсем нет той категоричности, как в теории. Если рыба не хочет или не может, рыболов ее может заставить, главное – думать.

Сергей Семёнов, г. Чебоксары 20 января 2009 в 15:01






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑