ВЕСТИ С БОЛОТНОГО МАТЕРИКА

Осенняя охота на гусей в болоте имеет свои особенности. Здесь нет места наскоку, кратковременной поездке на сутки-трое. Связано это с тем, что в болото труден заход, занос продуктов, патронов, снаряжения. Также очень труден выход с болота с трофеями.

Пробовали выносить 10–14 гусей? А еще ведь многое, что надо одновременно вынести: ружье, остатки патронов, бинокль, фотоаппарат, видеокамеру и прочее снаряжение. Их ведь не оставишь на долговременное хранение в сырости. 

Поэтому здесь и не бывает случайных людей – охотников. В таких местах охотятся в течение многих лет одни и те же. Приноровившиеся к этим суровым условиям, те, кто имеет неделю-две времени, и конечно влюблен в болото. Мы привыкли к неустойчивости осенней «мерзопакостной» погоды: шквалистым ветрам, высасывающему все тепло из тела утреннему туману, постоянной мороси, чередующейся с холодными осенними дождями. А чего стоят передвижения по мху, мочажинам и топям с грузом в 18–25 килограммов и более. Техники здесь никакой нет. При такой ходьбе ноги утопают во мху иногда по колено. Плечи режет, качает от усталости, с трудом сохраняешь равновесие, опираясь на слегу, глаза заливает пот. По ходу нагнувшись, сорвешь мох, протрешь им глаза, чтоб не щипали, и собрав всю волю в кулак, пытаешься добрести до очередного привала. Там, выбрав высокую кочку, плюхнешься, повалишься спиной на рюкзак и блаженно расслабляешься... Потом после захода еще дня два-три болят мышцы и суставы. Конечно, были такие, кто просился взять их на охоту в болото. Мне не жалко. Но я по опыту прошлых заходов знаю, что после одной охоты этот приятель уже больше никогда сюда не поедет. Тяжел заход и выход, не захочешь и гусей. Кроме того, надо хорошо знать и уметь передвигаться по таким болотам, которые на военных картах заштриховываются сплошными линиями без разрывов и затушевываются синим цветом. Это означает, что болото непроходимое. Условно, конечно. Находим же мы проходы, огибая гиблые места. Некоторые спрашивают, а нельзя ли найти болото попроще, где легче и недалеко ходить. Конечно, такие болота есть везде. Но секрет как раз и состоит в том, что гуси на такие болота присаживаются не стабильно. Не каждую осень или, если сильно устали. Они любят большие чистины, без подроста.

При передвижении по таким мочажинам и топям прежде всего надо беспокоиться о своей безопасности. Влететь в бочаг недолго. Не будешь постоянно водить за собой гостя, как на ниточке. А помочь здесь некому. Клюквенники из-за отдаленности и трудностей захода  на такие болота не ходят. Исходя из вышеизложенного, все, что не очень боится сырости, храним круглогодично на месте. Тенты, пленки, коврики, топоры, ножовки, посуду, термосы, шмели, инструмент, запасную одежду, починочный материал, запчасти к шмелю. Даже большие таежные ножи прячутся здесь уже около 10 лет.

Повадки гусей в болоте изучили достаточно хорошо. Лишь по нескольким пролетевшим стайкам куличков делаем вывод, когда гусь повалит. Погода – наипервейшее условие лета гусей. Внимательно следим за малейшими изменениями в природе. Даже удивляемся. В городе все эти изменения проходят незаметно для нас. Пришвин, кстати, писал, что неохотники проживают на незамеченной земле. А на таком просторе все на виду. Замечаешь и малейшее дуновение ветра, и характер бликов заката, и движение облаков. Движение теней по чистине... А это понимать не так просто. Облака делятся на несколько ярусов по высоте, направление движения каждого яруса – самостоятельное. Вот и определяйся – встречный сегодня ветер для лета гусей или попутный. 

В этом, 2008 году, например, властвовали длительные южные ветры. Осень затяжная. Гусю некуда торопиться. Морозы в Мурманске не поджимают. И лететь против ветра он не спешит, прорывается мелкими стайками, помаленьку. Но и так охотиться можно вполне успешно. Надо только не прозевать налет стаи. Да и мало не прозевать, а сидеть замаскированным, не шевелиться, быстро оценить обстановку, напустить близко, резво вскочить, выцелить каждого и приземлить 2–4 птицы с одного налета. Очередную стаю, может быть, придется ждать долго... Иногда бывает скучновато. Вот почему надо иметь в запасе недельку-две. И совсем другая охота, когда гусь повалит волной, если прижмут морозы, да и при попутном ветре. Тогда и дыхнуть некогда, даже не до приготовления пиши. Гуси этого просто не позволят...

Сам быт в болоте не прост. И здесь мы не считаем, что Бога за бороду держим. Иногда такие ошибки совершаешь, что диву даешься. Как писал А. Бикмуллин о себе, «в газеты и журнальчики пописываешь, а ошибки совершаешь». Так и я. Кстати, очень сожалею, что в 2004 году он не приехал к нам. А ведь мы готовили такую охоту. Мой приятель А.К. оказался его земляком – пензенским, там они встречались. Обо всем вроде договорились. Я послал Анвяру посылку с некоторыми предметами для охоты (из военного снаряжения). Но она вернулась назад... Он ведь собирался написать обо мне очерк (по болотным охотам). Запросил даже материал у питерского музея о формировании северо-западного ландшафта. Явно готовился, как всегда, тщательно. Теперь вот осталась о нем светлая память и переписка – целая коробка из-под женских сапог.

Итак, немного о быте. День на день не приходится. Иногда – красота, солнышко, безветрие, тепло. А чаще – ветер, дожди, туман. Руки коченеют. Этой осенью надо было привязать в скрадке камуфлированный тентик от дождя. На привязывание 3-х вязок ушло минут 20. Только прихватишь сучок в стенке скрадка, а порывистый ветер как будто ждет этого момента – так рванет, что тент опять вырывается из окоченевших пальцев. И все начинаешь по новой, просовываешь вязку сквозь острые сучья, царапая до крови ладони. Даже закрепить профили при таком ветре – проблема. Делая разрезы высоких кочек ножом, приятель вставлял в эти разрезы профили. Я сказал ему, что это не надолго. Руки окоченели, пожаловался он. И точно, после нескольких сильнейших шквалистых порывов вижу, как напарник вылез из скрадка и отправился по новой закреплять профили с помощью тычек. А чего стоят видеосъемки и фотографирование. Мало того, что окоченевшими пальцами трудно управлять, так ветер еще такой, что качает тебя вместе с видеокамерой. Даже привинченная струбциной к стойке и то дрожит. Или морось забрызгивает объектив. Ко всему этому опыта работы с видеокамерой маловато. Как поступать? Приближается стайка. То ли за ружье браться, то ли распаковывать видеокамеру? (от сильной влажности она завернута дополнительно в пленку). Да какая там камера. Пуговицу застегнуть на куртке – проблема. Руки как деревянные. Иногда бинокль лишнюю секунду держать не хочется. Корпус леденит и так застывшие руки. Но болеть – не болеем. Клюква с чаем ежедневно. Витамин С.  

Ранки на руках смазываем смолой. Напарник этой весной допустил оплошность. Ушел далеко от бунгало,  не  захватив плащ. Завечерело. И его прихватил ливень. Пришлось и мне подергаться в темноте, ожидая его. Затем он переоделся, напился горячего чая с клюквой и даже насморка не схватил. Хорошо, что у нас в запасе всегда лежат 3 свитера, двое шерстяных брюк, суконные портянки, стельки. 

Непросто быть несколько дней в готовности к налету стаи. В этом году оплошал и я при одном из налетов. Поздновато вскочил. Сбил одного гуся. Второй ушел со сниженим. Противно. А налет этот был просто чудо. Я потом говорил напарнику, что гуси крыльями чуть глаза мне не выбили... С таких налетов положено приземлять 3–4 птицы минимум. Главное – успеть выцелить отдельно каждого... Хвалиться-то легче...

В прошлом году я говорил А.К., лучшему нашему охотнику, бывшему полковнику, что красиво смотреть, когда после налета стаи на его скрадок раздается серия выстрелов его МЦ 21-12 и пять гусей камнями падают с неба. Он говорит: «Не пять, а чаще 4–3». Да чего ты, мол, завидуешь. У тебя же тоже часто падают 3–4 гуся. А мне-то казалось, что у тебя по пять падают. Путь не смущают эти цифры молодых охотников. Такая стрельба не алчность. Посидев в таких условиях недельку, сразу все поймешь. Да при южных ветрах, когда еще налетят гуси? Норму добычи и правила ведь мы не нарушаем. На весь сезон беру 60 патронов. И на стрельбу, и на добор подранков, и на сигналы. Такая стрельба возможна,  если стайка налетела низко и близко. Тогда можно успеть сделать 1–2 выстрела по встречным, 2 – по боковым, и 2–1 – по полуугонным. Но повторюсь, что это трудно. Нужно собрать в кулак всю волю, внутренне собраться и цепко выцелить каждую птицу. Не дать «разбежаться» глазам.

Неделю опять пришлось сидеть без хлеба. Норма была две сушки на утреннее чаепитие. К концу второй недели все продукты незаметно кончались. Пополнить их здесь невозможно. Но обед и полдник – приличные каши с тушенкой. Какое блаженство вечернее чаепитие. Это поймет тот, кто набродился по бескрайнему болоту, намерзся на ветру и промозглом дожде, забрался в бунгало, зажег свечку, переоделся и залез наполовину в сухой спальник. А вот утром – дело другое. Особенно, если ночью гуси не гагакали. Как не хочется вылезать, даже нам, привыкшим к таким суровым условиям. Вспоминаю стихи М. Смирнова – одного из моих любимых охотничьих поэтов современности, автора «РОГ»: «И спальник свой покинуть утром – поступок подвигу сродни». Хорошо сказано.

Но несмотря на все мучения и трудности люблю я эту охоту. Люблю болото. Нестерпимо тянет туда. Часто вспоминаю о нем, просматриваю фото и видео, думаю, как там без нас наше бунгало, сосенки, окружающие его...

Да и осенью охота на полях на гусей нестабильна. У гусей за последние десятилетия изменилось поведение. Поля в основном необработанные, заросшие травой, зерновых нет. Что им там делать? Разве что сильно уставшие опустятся отдохнуть. Но это редкость. Да и не сравнить первозданную красоту отдаленного болота от вида на какой-либо скотный двор...

Анатолий Азаров, г. Санкт-Петербург 23 декабря 2008 в 16:50






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑