АЛЬТЕРНАТИВЫ НЕТ

Вернуться к теме частных и общественных охотхозяйств меня побудили две поездки на охоту: одна в охотхозяйство «К-ое», в Тверской области, другая – в охотхозяйство «Лахское», в Смоленской. Контраст был разительный. Ошеломляющий. Лишающий всяческих аргументов в пользу общественных охотхозяйств.

Итак, по порядку. Охотхозяйство «К-ое» уже существует с незапамятных времен и принадлежит общественной организации. Центральная база представляет собой сборно-щитовой дом 1960-х годов постройки. Окна заставлены фанерой. Из удобств – газовая плита и 50-литровый газовый баллон, стоящий в комнате(!) рядом с дровяной печью(!!!). Тут же, в комнате, стоят кровати. Воды нет: или бери из реки, или иди к егерю за полкилометра. Туалет типа «сортир» расположен метрах в тридцати от базы, но добраться до него нельзя: дорожка, по которой явно не ходили уже очень давно, заросла крапивой в человеческий рост. Пояснять дальнейшее считаю излишним. 

До нас на базе десять дней жила команда охотников. За десять дней они видели две стайки уток по пять голов. А вот деньги за охоту на мифическую дичь егеря берут исправно. (И что любопытно, не только в этом хозяйстве.)

Готов принять еще одно возражение – с тебя же не спускают три шкуры, как в частном охотхозяйстве. Это зависит от того, в каких единицах измеряется «шкура». За два дня пребывания на базе мы на двоих заплатили четыре тысячи. Это много или мало? Еще раз напоминаю, что база лишена элементарных удобств.

Когда приезжаешь на охоту не в «свое» общество, ты платишь по кратно завышенной ставке и за охоту, и за отработку (отработка-то тут причем?), и за проживание, и за организацию охоты, и за егерское обслуживание, которое заключается в том, что в лучшем случае егерь укажет тебе рукой направление, в котором следует идти. (Интересно, зачем тогда было нужно широко разрекламированное соглашение руководителей общественных охотничьих организаций, в котором они взяли на себя взаимные обязательства установить единые тарифы для членов всех обществ, подписавших соглашение?) А вот в частном охотхозяйстве охотник с билетом любого общества будет платить по единым установленным тарифам.

Вот вам еще один аргумент в пользу частных охотхозяйств. Если льготы и есть, то они предоставляются только местным охотникам.

Охотхозяйство «Лахское» в Смоленской области существует уже три года. За это время охотхозяйство добилось впечатляющих успехов, и его пример может служить самым убедительным доводом в пользу создания частных охотничьих хозяйств. «Лахское» входит в структуру спортинг-клуба «Москва» и на полном основании может считаться образцовым и по сервису, и по ведению охотничьего хозяйства, и по работе с местными охотниками. «Лахское» – хозяйство образцовое, но нетипичное. Нетипичное хотя бы уже потому, что объем инвестиций таков, что окупить его за счет проведения коммерческих охот не удастся никогда. Судите сами: только на закупку ГСМ и кормов для животных хозяйство ежегодно тратит три миллиона рублей. Зверя в хозяйстве кормят каждый день, независимо от времени года.

В 2005 году председатель совета директоров спортинг-клуба Николай Кондратов приехал на охоту в хозяйство в Рославльский район Смоленской области. На территории хозяйства было всего несколько случайно уцелевших кабанов.

Угодья понравились своим разнообразием, и через некоторое время спортинг-клуб стал владельцем хозяйства. И закипела работа! Первым шагом стало приглашение на должность главного охотоведа Александра Кармалова, который работал в этих местах районным охотоведом еще в 1980-х годах. Затем всего за пять месяцев был построен вольер площадью 150 га, из них 72 га заняты лесом. Забегая вперед, скажу, что только что завершилось строительство еще одного вольера площадью 50 га. В общей сложности в этих вольерах содержится около 40 голов кабана и более 25 голов пятнистого оленя. Из масштабных работ следует назвать строительство пруда длиной километр, шириной 100–120 метров и глубиной 5–6 метров. Пруд планируется зарыбить. В прошлом году было засеяно около 200 га озимыми культурами, в этом году площадь засеянных полей как озимых, так и яровых составляет около 400 га. Для обработки таких площадей был куплен комбайн.

Основное направление дичеразведения в хозяйстве – кабан. Кабан, пожалуй, самый благодарный в смысле разведения зверь. Еще раз напомню, что когда нынешние владельцы пришли в «Лахское», численность кабана измерялась несколькими головами. Сейчас поголовье кабана превышает три сотни, что даже чуть-чуть превышает оптимальную численность этого зверя, определенную планом. На «тучных хлебах» секачи достигают более 300 кг!

Помимо разведения кабана, в угодьях охотхозяйства «Лахское» активно проводится восстановление численности косули. Поля засеяны зерновыми культурами, топинамбуром, специальной смесью. По краям полей устраиваются подкормочные площадки, делаются солонцы. И еще охотхозяйство тратит силы на многокилометровое окапывание полей, чтобы хоть как-то оградить угодья от губительных палов. По словам главного охотоведа Александра Кармалова, поголовье косули уже выросло настолько, что через год-два можно безболезненно открывать на нее охоту. Руководство хозяйства хочет довести поголовье косули в качественном плане до такого уровня, чтобы на косулю российский охотник ехал бы не в Польшу или Белоруссию, а в «Лахское». Нет никаких сомнений в том, что коллективу хозяйства эта задача по плечу. Кстати, борьба с весенними палами оказалась эффективной еще и в плане возрастания поголовья тетерева и прочей луговой дичи.

Растет в «Лахском» и численность лося. И хотя лось по своей натуре вечный странник, тем не менее он задерживается там, где есть корм и покой. Главный охотовед Александр Кармалов считает, что многие сегодняшние проблемы отрасли уходят корнями в советские времена, так, например, численность лося была в значительной мере подорвана практиковавшимся в те годы товарным отстрелом.

В хозяйстве построено 15 рубленых вышек на подкормочных площадках и полях. Вышки расположены на высоте четырех метров от земли. Пол в вышках обит войлоком, так что не нужно бояться, что шум, вызванный неловким движением, спугнет зверя. На бойницах установлены стеклопакеты. В любую погоду на вышках тепло и комфортно.
Поля, на которых установлены вышки, различаются по площади. Есть огромные, в несколько десятков гектаров, а есть и небольшие, где для результативного выстрела достаточно и гладкоствольного ружья, так как дистанция не превышает 50 метров.

Хозяйство представляет отличные возможности и для любителей загонных охот. Помимо 15 вышек, в хозяйстве построены дубовые полувышки в пяти загонах (от четырнадцати до двадцати пяти вышек в каждом загоне), что позволяет проводить охоту при любом направлении ветра. Для чего нужны полувышки? Как явствует из названия, полувышки находятся в двух метрах над землей. Полувышки делают стрельбу при загонной охоте более комфортной, так как у охотника улучшается обзорность в указанном секторе обстрела, он чувствует себя уверенней, так как уже не боится случайно ранить загонщика – ведь стрельба ведется сверху вниз, да и, кроме того, охотник чувствует себя безопаснее.

Почему-то до сих пор многие считают, что охотник должен стойко преодолевать тяготы и лишения даже в быту. А вот руководители охотхозяйства считают иначе. И размещают охотников в уютной гостинице, вполне достойной европейских «трех звезд». И кормят вкусно. А учитывая, что охотники могут возвращаться с охоты поздно, на кухне обязательно дежурит кто-то из поваров, чтобы накормить припозднившегося гостя горячим ужином.

Есть ли проблемы у этого охотхозяйства? Есть. Проблема, характерная не только для «Лахского», а и для любого частного охотхозяйства, – кадры. Притом что зарплата в хозяйстве выше средней зарплаты по району, полностью укомплектовать штат высококвалифицированными егерями (егеря в таком хозяйстве должны соответствовать его уровню) не удается. А ведь в соседнем районе, на территории которого расположено охотхозяйство, находится колледж, где готовят егерей. Генеральный директор хозяйства Геннадий Кабанов и главный охотовед Александр Кармалов ездили туда, но сделанное ими предложение, так и не нашло отклика в душе молодых людей, окончивших курс обучения в колледже. Их не прельстило предоставление служебного транспорта, жилья, форменной одежды, социального пакета. Зачем тогда было учиться в этом колледже?

Главному охотоведу хозяйства Александру Кармалову был задан вопрос, как строятся отношения с местными охотниками, ибо чаще в статьях, опубликованных в «РОГ», звучит тема лишения местных охотников права охоты в частных хозяйствах. Александр Кармалов абсолютно уверен в том, что права местных охотников не были ущемлены, после того как у хозяйства появился частный владелец. В «Лахском» местными считаются охотники, проживающие на территории хозяйства. Плата за выдачу разрешений на нелицензируемые виды охоты с них не взимается.

В письмах читателей, опубликованных в «РОГ», отмечается, что проблемы в отношениях между местными охотниками и владельцами частных охотхозяйств возникают в связи с введением ими запрета охоты с гончими. Всегда можно найти решение проблемы, если стороны готовы к компромиссу. В «Лахском» нашли простое решение проблемы: для охоты с гончими было выделено несколько участков, и никаких препятствий для местных охотников, желающих поохотиться с гончими, не чинится. А лучшим доказательством хороших отношений местных охотников и нового руководства и владельцев хозяйства является сотрудничество всех сторон в деле охраны угодий. В случае необходимости местные охотники звонят Александру Кармалову и сообщают, что в таком-то обходе НАШЕГО хозяйства ходят посторонние люди с оружием. Выстроить такие отношения – дорогого стоит.

При прощании я задал главному охотоведу хозяйства Александру Кармалову два вопроса. Первый: в чем, по его мнению, заключается интерес нынешнего владельца хозяйства, чтобы развивать и поддерживать «Лахское», ведь инвестиции в хозяйство таковы, что их невозможно вернуть (к тому же следует отметить, что «Лахское» рекламы не дает, с аутфитерскими компаниями не сотрудничает, а охотиться в нем могут либо члены клуба, либо охотники, приезжающие по их рекомендациям). И вот, что я услышал в ответ: «Есть такое определение охоты как состояние души.

Ничем иным, кроме как состоянием души, желанием восстановить охотничьи богатства Смоленщины и восстановить культуру русской охоты, я это объяснить не могу». А второй вопрос касался проблемы направления развития охотничьего хозяйства России в целом. Будут ли охотничьи хозяйства преимущественно частными или общественными? Александр Кармалов отметил, что в Центральной части России единственно возможным путем развития охотничьего хозяйства является, пожалуй, перевод охотничьих хозяйств в частную собственность, и альтернативы этому пути нет.   

Увы, но все образцовое в российских условиях почему-то оказывается нетипичным. Жаль, а было бы очень хорошо, если бы среди владельцев частных охотхозяйств хоть кто-нибудь перенял или хотя бы учел опыт «Лахскго». Очень хотелось бы на это надеяться.

P.S. Кстати, о «хозяевах, стреляющих все подряд». Все участники охоты – охотники и егеря – обеспечены радиосвязью. Я стал свидетелем следующего разговора в эфире:

Охотник: Вышел козел косули. Дистанция 90 метров.

База: Будешь стрелять? Лицензия есть.

Охотник: Нет, «шильничек», пусть живет.

Комментарии, как говорится, излишни. Если бы все российские охотники были похожи на этого охотника, может быть, и не было бы сегодня неразрешимых проблем в охотничьей отрасли.

Владимир ГАВРИКОВ 9 декабря 2008 в 16:09






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑