РАДОСТИ И ОГОРЧЕНИЯ

В предыдущей публикации («РОГ» № 42) я рассказал о своих охотах на зайцев под Пензой. В этой пойдет речь о подмосковных зайцах.

Переехав в 1970 году в Москву, я продолжил охотиться на зайцев, и мне по-прежнему чаще всего улыбалась удача. Ездил в основном на базы военно-охотничьего общества. Самым любимым стало Долголуговское хозяйство, где в те времена у всех егерей были хорошие гончие и где мне особенно везло на зайчиков. Просто удивительно, чем может обернуться везение на охоте.

Два выходных дня подряд мы ездили к егерю Филиппову. Первый раз я добыл двух зайцев. Другой раз – зайца и лису. Когда же к Филиппову приехала следующая группа охотников, он возьми и скажи:

– Что это вы сюда явились? Окунь тут всех зайцев перестрелял.

А в этой группе случайно оказался Лев Алимов, с которым мы работали в одном НИИ до моего переезда в Пензу и с тех пор не встречались.

В один прекрасный вечер раздается у меня дома телефонный звонок.

– Окунь?

– Окунь.

– Слава, ты?

– Я.

– Ты всех зайцев у Филиппова перестрелял?

– Я.

– А я Алимов. Помнишь?

– Лева, дорогой, как же не помнить?!

Долго мы вспоминали и старое, и новое. Так была восстановлена наша дружба. И не только со Львом, но через него и с Васей Чуркиным, и с подросшим, ставшим заядлым охотником сыном Алимова – Володей. С обоими я потом неоднократно охотился. А если бы Филиппов промолчал? Скорее всего, мы бы и не встретились.

Филиппов чем-то напоминал Хрусталькова в Шнаево: хорошо натасканные гончие, забота о сохранении выводков зайцев, прекрасное знание угодий, большое внимание к охотникам. К великому сожалению, он умер очень рано – отравился фальшивой водкой. Его егерское дело успешно продолжил сын, который после трагедии с отцом капли в рот не брал.

Однажды, когда мы охотились в Долгих лугах, пришлось вспомнить шнаевские уроки. Был хороший гон, был выстрел, а через некоторое время собака вернулась. Пока остальные охотники думали, что делать дальше, я прошел чуть не с километр в том направлении, откуда прибежала собака, и увидел застреленного зайца. Помогло то, что заяц лежал на луговине и уже вылинял, а снега еще не было.

Хорошая охота была в Истринском охотхозяйстве. Как-то по чернотропу отправились мы туда втроем. Переночевав на базе, утром поехали к егерю. А тот сказал, что с нами пойдет еще один местный охотник. Восторга от этого мы не испытали, но и возражать не стали.

Только вошли в лес, как местный охотник добывает шумового зайца. Собака и тявкнуть не успела. Потом был отличный гон, но мы никак не могли подстроиться, заяц ходил густыми кустами. Наконец – выстрел. Собираемся вместе, но местного охотника и след простыл. Все ясно: взял второго зайца и сбежал, чтобы не делиться. Егерь ругает его, клянется, что больше на охоту не возьмет. А день уже близится к концу. Делать нечего, пора возвращаться. Идем по лесной дороге в деревню. И вдруг перед самым выходом на поле в густом осиннике собака поднимает зайца. Когда гон удалился, я забрался в этот осинник. Смотрю – недалеко стоит егерь. Но заяц и не собирается возвращаться. По гону слышно, что он ходит небольшими кругами в соседнем лесу. В конце концов мне это надоедает, и я решаю идти на гон, но егерь делает мне страшные глаза, показывая, чтобы я оставался на месте. Проходит еще немного времени, и гон приближается. Уже в сумерках вижу мелькающего в осинках зайца и удачно стреляю. В деревне встретили сбежавшего охотника. Он сказал, что заблудился и второй раз не стрелял, но веры ему не было.

Любили мы охотиться по зайчику и в Юхновском хозяйстве, хотя до него было около двухсот километров. Часто ездили туда с Васей Чуркиным и его зятем Андреем Эфировичем. Мне нравилось ездить с Васей помимо всего прочего еще потому, что заботы о пропитании он брал на себя. Будучи противником всякой гастрономии типа колбас и сыра, составлявших обычную нашу еду на охотах, он привозил трехлитровую банку свежесваренных щей с мясом и кастрюлю жаркого с гарниром.

Запомнилась охота в этом хозяйстве, когда мне удалось добыть двух зайцев. Первый выскочил буквально из-под ног, и я его сильно разбил. Затем был гон, на котором заяц ходил большими кругами и преимущественно по открытым местам, что совсем не характерно для беляка и поэтому вызывало удивление. На одной из широких полян я стрелял его на большом расстоянии. После моего дуплета заяц посидел немного, а потом как ни в чем не бывало попрыгал дальше. Уже выпал небольшой снежок, и, когда собака вернулась, егерь пошел по следу. Вскоре он принес зайца и рассказал, что вышел на пасшееся стадо и стал спрашивать у пастухов, не видели ли они зайца. Те отвечали, что никакого зайца там не было, но егерь не поверил им, внимательно разобрал все следы и обнаружил зайца ... на ветке большого дерева, куда его положили пастухи, чтобы спрятать от нас. Заяц, как сказал егерь, оказался тумаком, то есть помесью беляка и русака.

Последняя моя удачная охота по зайцу случилась в начале 90-х годов в Долгих лугах у егеря Столярова. Я всегда был противником участия в наших охотах женщин, нечего путать кислое с пресным (исключения иногда делались только для моей жены Валентины), но в тот раз от меня ничего не зависело. Договорился ехать вдвоем с одним знакомым, которого давно не видел. Он не числился в заядлых охотниках, но охотничий билет и ружье у него были. Когда пришел на место встречи и попытался сесть, как всегда, на переднее сиденье, чтобы играть роль штурмана, оно оказалось занято. Приятель говорит:

– Знакомься, это Машенька. Надеюсь, ты не будешь возражать, если она поедет с нами?

Что мне оставалось делать, как не согласиться, чертыхнувшись про себя. Удивляло только, что привлекательного нашла такая «молодая, красивая, белая» в моем изрядно потрепанном жизнью знакомом. Правда, он с полным на то основанием мог сказать про себя словами песни: «Я не прекрасен, может быть, наружно, зато душой красив наверняка». Но кому нужны наши души?!

Мои предположения, что дама останется отдыхать на базе, когда мы пойдем на охоту, не оправдались – влюбленная парочка не хотела расставаться ни на минуту, несмотря на то, что был уже октябрь, и погода совсем не располагала к романтическим прогулкам. Поскольку егерь не возражал, пошли втроем. Долго мы ходили знакомыми мне по предыдущим охотам местам и ничего не могли поднять. Я спросил Столярова о причине отсутствия зайцев, и он рассказал, что в его обходе поселилась семья рысей, охраняемых в Московской области, и изрядно проредила всякую дичь, а особенно зайцев. За весь прошедший с открытия охоты месяц у него взяли всего двух зайцев. Наконец я увидел мелькнувшего за кустами зайчика и отчаянными воплями «вот, вот, вот!» стал звать собаку, которая тут же прибежала, взяла след и погнала с голосом. Зайчик, сделав небольшой круг, вернулся точно на то место, откуда его погнала собака, и где я его поджидал.

Осенний день короткий, решили двигаться в сторону дома, и мне снова повезло – выскочил недалеко шумовой заяц, и я взял его вторым выстрелом. Обрадовался так, что даже стал подшучивать над дамой приятеля, дескать, интересно, если я добуду еще одного зайца, сможет ли он устоять против того, чтобы променять мне ее на трех зайцев? Похоже, она восприняла шутку всерьез, когда недалеко от выхода из леса собака погнала зайца и гон пошел прямо на меня, Маша сознательно испортила его, подшумев зайца и заставив свернуть в сторону. Как тут было не вспомнить бессмертного Козьму Пруткова: «Не шути с женщиной – эти шутки глупы и неприличны».

Случился со мной на заячьей охоте в Подмосковье и казус. Приехали как-то рано утром в Бронницкое охотхозяйство и пошли в пойму Москвы-реки. Была поздняя осень, и утренний туман еще не рассеялся. Когда от деревни отошли не меньше километра, увидел что-то белевшее под кустиком, не иначе, думаю, как вылинявший заяц. Бабах туда, а в ответ: мяу, мяу. Долго потом надо мной подшучивали по этому поводу, хотя бродячих кошек, как и собак, полагается отстреливать по причине большого вреда, который они наносят природе.

Здесь я рассказал только о немногих, чем-то запомнившихся охотах по зайцу. В действительности их было значительно больше. Полученный на них опыт позволяет мне дать два простых, но важных, как мне кажется, совета начинающим охотникам.

Если вы охотитесь в малознакомой местности, то старайтесь не терять из виду егеря или более опытного охотника. Заблудившись, вы испортите охоту и себе, и вашим друзьям, которые будут вынуждены не охотиться, а искать вас. Я неоднократно имел дело с такими горе-охотниками. И еще: надо заранее договориться о системе сигнальной стрельбы.

Помните, что поднятый собакой заяц бежит, как правило, по кругу, потом делает большой прыжок в сторону, а собака какое-то время гонит по старому следу. С молодыми собаками ему это часто удается. Опытный же гончак быстро раскусит заячью хитрость и найдет его новый след. Совсем не обязательно, что заяц сразу же поскачет по кругу и вернется на место своей лежки. Так чаще всего делают молодые зайцы. Старый заяц может долго крутить в каком-нибудь лесочке, но если не сумеет обмануть собаку, то почти наверняка пройдет в конце концов мимо того места, где его подняли. Поэтому, услышав начало гона и постояв немного тихо (очень редко, но все-таки бывает, что поднятый собакой заяц выскочит на вас), поспешайте на то место, откуда собака погнала зайца, и терпеливо ждите. На лазу следует стоять неподвижно, на фоне куста или дерева. Заяц видит слабовато и легко может набежать на охотника, но малейшее движение замечает, шорох слышит и сразу же сворачивает в сторону.

Владислав Окунь 11 ноября 2008 в 15:23






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑