Волки

Ларионов Давыд Евдокимович был моим родным дедом по материнской линии и наставником. Самое главное, он был охотником и предпочтение отдавал охоте на волков

Он учил меня добывать волков капканами, разыскивать и разорять волчье логово.

Очень результативно вел «разговор» с волками, и это способствовало в большинстве случаев удаче при облавах, а особенно при поиске логова. Из всех видов добычи волков, по его мнению ловля капканом и розыск логова самые трудные.

ЩЕКОТЛИВАЯ РАБОТА

Со стороны кажется все просто, когда он ставил капкан, но на самом деле это очень щекотливая, тонкая работа. Прежде чем поставить капканы, мы их тщательно готовили: мыли в горячей и холодной воде, ставили в жарко натопленную печь, держали в полынном настое. После таких процедур он иногда макал капкан в холодную воду, и капкан покрывался тонким слоем льда. После установки перед маскировкой обязательно накрывал тонкой белой бумагой. Была специальная одежда, которую он содержал в чистоте и хранил в холодном сарае. По секрету мне бабушка говорила, что перед тем, как дед шел ставить капканы на волка, она его благословляла охотничьей иконой, а сам дед читал особую молитву. Когда я просил его научить молитве, он обычно отвечал, что комсомольцам, не верящим в бога, молитва не поможет. Бабка говорила то же самое. Вечерами дед как бы вел теоретические занятия, рассказывал про ту или иную охоту, про повадки зверей, о технике безопасности при постановке капкана, обращении с ружьем, зарядке патронов. А вот на практике знания доходили куда успешнее: за малейшее нарушение он давал такой подзатыльник, что помнится до сих пор. Я считаю, что такой метод самый доходчивый и запоминающийся, во всяком случае, для меня.

Волков развелось особенно много в годы войны, да и после, что они нередко стали переходить на дневной образ жизни.

Их часто днем видели у ферм, скотомогильников, в поле, вблизи деревень. Стая из трех-пяти волков теряла страх перед человеком, особенно невооруженным. Дед говорил: «Охотником нужно родиться, а волчатником – тем более». Охотник, добывающий волков капканами, должен гораздо лучше ружейного знать повадки и привычки зверей. Нужно помнить, что у волка отлично развита наблюдательность и зрительная память, которые помогают ему замечать малейшие изменения на их тропах. Например, к новой приваде он подходит осторожно, много ходит вокруг, даже иногда подкатывается и подкапывается к ней с разных сторон, чувствуя недоверие и страх. Волка можно лишь перехитрить, при условии знания его образа жизни и сезонных повадок. Ясные морозные дни хороши для капканного лова волков, но с условием соответствия высоты снежного покрова. При установке капкана нужно соблюдать один важный принцип: не нарушать целостности окружающей обстановки. Дед талантливо и очень успешно вел «разговор» с волками. Он был одним из лучших вабильщиков в нашей округе. Дед утверждал, что у волчиц (маток) голоса схожие, а у матерых – разные, и это нужно учитывать. Если удастся услышать несколько раз голоса обоих матерых и копировать их, то легко можно найти логово. Изучив обстановку, следы зверя и определив местонахождение логова, можно начинать разговор с волками. Талант ему был дан от Бога. Дед никогда не ставил капканы у самой привады (конечно, если она искусственная), он ставил на подходе, на тропах к приваде. Он всегда говорил: «Лучше бы волк попался в капкан, когда, наевшись, уходил с привады». А когда волк попадал в капкан при подходе, то остальные, как правило, разбегались и не появлялись там неделями. В таких случаях мы убеждались не единожды. Дед говорил, что иной раз волк дается легко, т.е. за короткое время без особого труда. Как бы шутя. А иногда, наоборот, приходится затрачивать много труда и времени. Попадались звери очень осторожные, хитрые и притом трусливые, подозрительные, реагирующие на малейшие изменения на их тропах. Таких волков дед относил к самым разумным и самое главное – думающим.

БЕЗЗУБЫЙ ХИЩНИК

Когда я сам стал выполнять ту или иную работу, подзатыльники посыпались один за другим. Кажется, все выполнял по теории, но зверь не шел в капкан, не говоря уже о «разговоре» с волками. Дед сказал, что я своим «талантом» не истреблю волков, а разгоню из нашей округи.

Дед дружил с лесником дядей Саней, кордон которого находился в 2 км от нашего поселка. Дело было в январе в конце сороковых годов. У лесника работали две бригады лесорубов. Переезжая от одной бригады к другой по мало заметной кривой дороге, он обнаружил следы волка. Его взяло любопытство и азарт. Он веником заровнял волчий след на длину 8–10 метров. На следующий день волк прошел по заметенному участку. Лесник приехал к деду, рассказал ему про волка.

Дед, лесник и я, (я тогда учился в 7 классе) поехали в лес, забрав внутренности от барашка, которого накануне забил дядя Саня. На дороге, требухой сделали потаск. Как только появился след волка, дед внимательно стал смотреть, откуда он выходит и где сходит с дороги. Дед определил, что волк выходит и сходит с дороги в разных местах, используя заячьи тропы и лосиные переходы. Нужно найти, где он метит свою территорию. Поехали, дальше след шел дорогой. Впереди поляна, а в 3–4 метрах – небольшая старая грань, и следы указывают, что волк делает метки на грань. Дед решил повесить (именно повесить, а не положить на снег) небольшую порцию требухи на сук рядом стоящего дуба. Привада около двух кг была подвешена с саней, на высоте около двух метров. Проехали еще метров 20–25, подвесили еще одну порцию, но чуть повыше. На другой день лесник увидел, что обе порции привады съедены волком. Дед подготовил капкан. Поехали на место, где волк ставит метки, и, подпятив розвальни под дуб, подвесили порцию побольше и чуть повыше на тросик, чтобы не сразу волк сорвал. Потом, не сходя с розвальней, лежа, дед поставил капкан. Траву и листья из-под капкана положили в розвальни и уехали. Дед сказал, что можно проверить через день-два, а если волк попадет, то далеко не уйдет. Вот таким манером был пойман волк, который оказался старым и почти без зубов.

В ОВЧАРНЕ

Второй случай. У крестьян в те годы избы, а особенно надворные постройки, были крыты соломой, а стены изготовлялись из плетня. Они обмазывались с обеих сторон красной глиной. Внутри рылась яма примерно 3х3 глубиной один метр – до твердого грунта для тепла. Зимой дворы и избы заносило снегом по самую дымоходную трубу.

В одну из зимних ночей волк, раскопав соломенную крышу двора у дяди Максима, забрался в овечий закуток. В хлеву было три овцы и маленький ягненок. В соседнем закутке была корова. Овцы, почуяв волка, стали шарахаться из одного угла в другой, и был задавлен ягненок. Корова, почуяв неладное, стала реветь. Дядя Максим вместе с хозяйкой, захватив фонарь, пошли во двор. Когда они открыли дверь овчарни, то увидели волка, прижавшегося в дальнем углу. Хозяйка побежала будить соседей. Разбудили и моего деда. Дед разбудил меня, и мы, одевшись и захватив ружье, зажгли фонарь и пошли к хате дяди Максима. Первым делом закрыли дыру в крыше. Овец выпустили, они выскочили на голос хозяйки.

Дядя Архип и дед из ружей убили волка. Мужиков интересовал вопрос, почему волк не стал резать овец. Охотники объясняли, что когда волк забрался в овчарню, он в первую очередь пытался выпрыгнуть обратно, прежде чем резать.

Но на этот раз покинуть овчарню ему не удалось, и он не стал учинять разбой. Прежде чем совершить разбой в стаде, он изучает охрану стада и пути отступления. Это еще раз доказывает, что волк самый хитрый и умный в нашей округе.

ОБЛАВА

Третий случай, про который дед говорил, что волк достался легко. В ту зиму 1950 года была организована облава на волков. Наш поселок находился на границе двух районов. И вот лесник соседнего района предложил нашему леснику совместно провести облаву. Они выследили стаю из семи волков, которая посещает приваду вот уже неделю. Они установили лесной квартал, где волки отдыхают. На облаве будет и начальство лесхоза. У них были флажки около 4-х километров. Наш лесник собрал всего пять человек охотников и рано утром на лошадях отправились к месту сбора.

Собралось всего 15 охотников. На лошадке поехали объезжать квартал, где, по мнению лесников, были волки.

Убедившись, что волки не ушли, стали с двух сторон обкладывать их флажками; оказалось, что флажков не хватает.

Решили: где нет флажков, поставить трех опытных стрелков, в случае встречи с волком стрелять только в угон.

Остальных стрелков по жребию расставили со стороны входных следов. В загон, как всегда, пошли дед и я. Дед всегда ходил в загон, когда можно было ходить без лыж. Ему шел седьмой десяток, а по лесу, да в лаптях ему было уже не под силу. В загоне он хорошо справлялся один или в крайнем случае вдвоем. Дед меня брал с собой в загон, чтобы я не боялся волков. Он это понимал. Обычно заряженное ружье он отдавал мне. Он говорил, что волки ружья боятся и тебя с ружьем не тронут. В загоне дед обычно не кричал, а шел не спеша, разговаривая со мной. Он обычно показывал рукой – пойдем влево, потом вправо и рассказывал какую-нибудь историю. В тот раз, дойдя до лежки волков, дед вдруг забирает у меня ружье, а мне дает команду, чтобы я встал у большого дерева и стоял тихо. Дед отошел от меня метров на 10–12 и также встал у толстого дерева, погрозив мне пальцем. Прошло не больше пяти минут, раздались два выстрела на крайнем по ходу правом номере. Я все время наблюдал за дедом, вдруг вижу, как дед медленно поднимает ружье, и гремит выстрел. Дед быстро перезарядил берданку и продолжал стоять. Я ничего не понял, зачем он и в кого стрелял.

Прошло еще какое-то время, и на стрелковой линии раздались выстрелы. Потом позади нас с дедом раздался дуплет.

Постояв еще какое-то время, дед позвал меня, и мы подошли к битому дедом волку. Волк лежал от деда не далее 12–15 м. Дед стрелял волков всегда «жеребьями». Снаряды он готовил сам. Вторую часть загона мы подходили к линии стрелков, стуча по стволам деревьев и крича «гоп-гоп». На той облаве были убиты четыре волка. Первые выстрелы, как потом выяснилось, были произведены с неразумного расстояния. Охотники того стрелка (а им, как всегда, оказался чиновник), не стесняясь, ругали, упрекали в том, что он почти свел на нет трудную подготовительную работу. Два волка вышли через флажки, один из них был ранен. Одного добыли стрелки позади нас. Смотав флажки, поехали на ближний кордон. Там самцов ободрали, а одну суку доставили «одетой» в заготконтору. По русскому обычаю охотники хорошо обмыли облаву, и нас лесник привез домой на лошадке.

Николай Рогачев, почетный член ВОО 14 октября 2008 в 14:35






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑