ВЗГЛЯД ИСПЫТУЕМОГО

«КИНДЕР...» С СЮРПРИЗОМ

Статья Виктории Яковлевой «Киндер-сюрприз», опубликованная в «РОГ» № 38, выражаясь неким журналистским штампом, не смогла оставить равнодушным. И хоть собственная «собачья жизнь» осталась в прошлом,  приятно, что в чести стали представительные состязания молодых собак, позволяющие им показать себя среди равных, с одной стороны, а с другой, приобрести начальный опыт молодым владельцам, не смущаясь присутствием авторитетов как людей, так и животных.

ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВО «БЕСПРИСТРАСТНОСТЬ»

Однако, следуя по тексту автора-эксперта, не скрою – я пришел в полное замешательство от некоторых  подходов.

Первое, с чем очень трудно согласиться, это определение г-жи Яковлевой стиля работы собаки. Оказывается стиль – это красота плюс различные синонимы темперамента. Стиль, будь он архитектурный, художественный, литературный и пр., прежде всего общность (идентичность) каких-то составляющих элементов. Стиль работы собак данной породы, стало быть, это идентичность аллюра, движений, поз, постава головы и хвоста, элементов (потяжка, стойка, подводка), выполняемых с темпераментом, характерным для этой породы. Именно эти составляющие стиля должны оцениваться экспертом в части их соответствия некому мнимому эталону. Понятие же «красота» не абсолютно, неопределенно и ограничено кругом любителей данной породы. Говорить же о красоте как основном критерии стиля в группе пород еще и опасно. Ее (красоты) максимальный показатель (не знаю, что это такое!?) должен быть тогда в каждой породе одинаков, иначе неизбежен конфликт. Что, де наши собаки менее красиво работают, чем ваши!?

В действительности же у некоторых экспертов существуют предпочтения в породах собак одной группы по красоте стиля работы. Косвенно об этом можно прочесть и у нашего автора. Она не скрывает своего пристрастия к экспрессивным собакам. Даже с непонятной гордостью заявляет, что экспертов для «Киндера...» подбирала по критерию такой же любви. Правда, на мой взгляд, в подборе экспертов руководствоваться следовало бы другим критерием, а именно,  БЕСПРИСТРАСТНОСТЬЮ. Тем более, имея дело с начинающими собаководами. В судопроизводстве, к примеру, признание судьи в симпатиях к одному из участников процесса послужило бы поводом к его отстранению. Не хочу ли я в этой связи заподозрить комиссию в необъективном судействе? Нет, у меня к тому нет никаких оснований. Но исключить заниженные оценки собакам «нелюбимой» породы на данных или иных состязаниях экспертами-монопородниками тоже не могу. Приходилось же встречаться с откровениями типа: «Конечно, курцхаары – тоже легавые, работают со стойкой, но все-таки какие-то «недолегавые».

Два примера. В начале 80-х годов я, еще малоопытный собаковод, выставляю свою Долли-2, курцхаара, на испытания.

Впервые под этих экспертов, впервые пришлось выступать «с колес», выйдя из машины, где, по необходимости тех лет, всегда канистра с бензином. А это в «четверке», считай, под носом у собаки. Доленька, начав работать поздно,  звезд с неба не хватала, но «трешку» отрабатывала практически всегда и к тому времени с пяток их имела. Тут же... Д-1, засветивший с первой же работы – то ли 22, то ли 24 метра (простите, не помню, хоть и обязан был, но по рулетке, дамы и господа, что мне приходилось видеть нечасто). При идеальном челноке и сказочной стойке. Еще одну птицу плюс перемещенную Долька отработала четко и на приличных расстояниях, опять же не помню, т.к. находился на седьмом небе от подвалившего счастья. Тогда дальность чутья, как и многие, я почитал за нечто, значимое для охоты.

Объявил судейский вердикт Михаил Арсеньевич Селаври, знаменитый зксперт и натасчик, светлая ему память! Он поздравил меня и сказал, что подобной работы у курцхаара не видел. Спазмы сдавливали ему горло и по щекам катились слезы. Может, это была дань определенному артистизму, к которому он явно тяготел. Моя ответная реакция была точно такой же.

Радость моя по этому поводу оказалась весьма скоротечной. Сначала некоторые члены бюро нашей секции отпускали за спиной намеки, уж не блатной ли у него диплом? Замечу, кстати, дело прошлое. Долли в бюро слыла за падчерицу. С периферии, в прародителей-немцев мощная, рост на пределе стандарта, брылястая морда  в кобелиных ладах, да еще с белой проточиной, короче – не «пойнтерок» с горбиной на носу и сигаркой вместо прута, что было их хрустальной мечтой. К тому же хозяин заикался о такой «ереси», как разносторонность. А затем не задержалась информация и посерьезней. Председателю экспертной комиссии пригрозили чуть ли не дисквалификацией, что посмел присудить Д-1 курцхаару. Надо заметить, что в те времена «единичка», во всяком случае у сук, была только у моей собаки. Угроза исходила от очень известного и уважаемого эксперта, увы,  тоже ушедшего. И ему светлая память.

Минуло четверть века. Состязания на приз «РОГ» –2008»  выигрывает с дипломом первой степени курцхаар, особо приятно – правнук моей последней любимицы Габи. «Единички» уже не редкость в породе. И что же?! Опять доходит мнение известного эксперта – не может курц работать на  столь высокий диплом. Оставим этику, точнее, отсутствие оной, данного высказывания по отношению к коллегам. Надеюсь, компетентность экспертной комиссии вне подозрений, «пустышка» ими не принята за стойку по птице, метры не спутаны с футами, челнок отличим от восьмерок и т.д. Но тогда что? Ведь от недоверчивого эксперта, как и в первом случае, не последовало ссылок на нарушение конкретных пунктов Правил испытаний.

КРАСОТА ПЛЮС ТЕМПЕРАМЕНТ

А теперь самое время вспомнить о пресловутых красоте и темпераменте, т.е. тех критериях, которые заложены в основу судейства приверженцев подходов г-жи Яковлевой. Не хотят ли они подменить оценку соответствия стиля работы каждой собаки породному стилю (что и предусмотрено Правилами испытаний), оценкой абсолютированной красоты, эталоном и мерилом которой, естественно, видится стиль любимой породы? То же и о темпераменте – у них явное желание судить не тот, что обусловлен типом нервной деятельности данной породы, а по сравнению с тем, который будоражит самого эксперта. Мой ответ – хотят, очень хотят и несомненно подменяют, где могут. И высказываются вышеуказанным образом, когда не могут.

Может, покажется неожиданным, но в лугу я восхищаюсь ныряющим полетом англичанина, а как-то от близкой стойки черного пойнтера, кожу которого периодически морщила глянцевая рябь дрожи, спина покрылась мурашками. Нам, континенталам, так не пройти и не стать.

Но нельзя при этом забывать о другом: культивируя одни  качества, мы обязательно теряем в других. Надеюсь, не нужно доказывать, что быстроходная собака всегда более стомчива, чем тихоходная, конечно же при условии равенства общей физической подготовки. Энергия, затраченная в единицу времени, у островника больше, чем у континентала, значит, у последнего больше резерв охотничьего досуга. В ту же сторону работает и темперамент: организму все равно, в какой форме расходовать энергию – в механической (ход) или нервной (страсть в работе, импульсивность в поведении). Стало быть, и в этом преимущество у континенталов с их уравновешенным типом нервной деятельности. Это физика, дамы и господа, которая в отличие от кинологии является наукой, опирающейся на математические зависимости, а не на высказывания очень даже авторитетного дяди.

Кстати, о высказываниях «дядь» в приложении к нашей теме. Кто из молодых собаководов не слышал от старших, что быстроходная и дальночутая  собака нужна для быстрого обследования угодий? Слышали все и, судя по всему, поверили. Я предпочитаю верить доказательствам, а потому проверил расчетом. Он содержится в опубликованной журналом «Охота и Рыбалка ХХI век»(№ 2, 3, 5 за 2006 год) моей статье «Семинар по антидрессуре», желающие могут ознакомиться. Оказалось, что угодья можно лишь обежать с весьма некомфортной даже для молодца скоростью, но не поохотиться в радость. Особенно, если собака с коротким и глубоким челноком. Да и много ли найдется любителей бежать сломя голову по угодьям? За два года никто меня не опроверг, может, за нехваткой аргументов, а может, из фанаберии. Чего, мол, с ним говорить, он даже не ассистент эксперта.

Но тщательно обследовать угодья с быстрой собакой невозможно и по другой причине. Скорость – антогонист верности чутья. Поток воздуха, омывающий морду собаки при движении, уносит запах, доносимый ветром, тем сильнее, чем выше ее скорость, и снижает его концентрацию. Вычленить лишь «мелькнувший» запах из множества других трудно, а для его фиксации времени тем меньше, чем больше скорость. Это тоже физика, с которой спорить не следует. Неизбежен пропуск дичи или «пустышки». Таким образом, преимущество тихоходов и здесь очевидно. Я бы мог привести массу примеров этому, но не стану – установленные физические зависимости не нуждаются в этом. А старый афоризм «Чутье не по ногам», являясь образцом охотничьей лексики, в какой-то мере справедлив для любой скоростной собаки.

Но вернемся к темпераменту и красоте. Лично мне больше импонируют спринтеры, борющиеся за сотые доли секунды на стометровке, чем марафонцы, заканчивающие дистанцию по синусоиде в полуобморочном состоянии. Меня восхищает спурт гепарда за антилопой и оставляет равнодушным утомительное преследование лося стаей волков. Я, не усомнившись ни секунды, в самых превосходных степенях оценю стиль островных легавых, их экспрессию, страстность, выразительность движений и скульптурную завершенность стойки. И конечно же не уклонюсь от более низкой оценки стиля континенталов. Но  я не соглашусь, чтобы на основании чьих бы то ни было симпатий марафонца не удостоили Олимпийской медали, гепарда признали бы лучшим охотником перед волком, а континенталу отказали в «единичке» при выполнении им всех нормативов Правил испытаний. Более того, я против немотивированных высказываний типа: «Курцхаар не может...», которые становятся известны неограниченному кругу лиц и могут ранить кого-то. Кроме того, мое мнение вовсе не исключает других. К примеру, сосредоточенный, целеустремленный, скрупулезный поиск континентальной легавой с приостановкой на набродах, с обследованием лужиц и канав, кому-то может показаться верхом функциональности, красоты и совершенства. Или такое мнение не имеет права на существование, а прав только один дядя Гернгросс?

У континентальных легавых есть масса неоспоримых преимуществ, вполне способных уравновесить проигрыш в красоте стиля, и это, прежде всего, нестомчивость и тщательность обследования угодий, сиречь добычливость, немаловажная на охоте. Но беда в нашей ментальности. Она такова, что мы с удовольствием признаем достоинства своих собак, но любой ценой будем отрицать таковые у других, несмотря на неоспоримость доказательств. Так что, скорее всего мне не дожить до таких критериев оценки работы легавой.

«ПОДСЧЕТ ПТИЦ»

И последний, поразивший меня момент в статье эксперта В. Яковлевой. Она с сожалением рассказывает, что была вынуждена снизить дальность  участнику состязаний, так как при подаче из-под  собаки вылетела не одна птица. И я сожалею, но по другому поводу. Попасть под экспертов, не знающих, что собака работает только по одной птице, – это «непруха». Наверное, эксперты при этом сослались на соответствующий пункт Правил испытаний? Какой же, поделитесь, пожалуйста, с читателями «РОГ».

Любому легашатнику, охотившемуся по выводкам тетеревов или глухарей, доказывать эту истину не нужно. Расскажу молодым собачникам, как работали мои легашки. Вот собака прихватила запах, чуть замедлила ход, четко взяла дичь на чутье и перешла на потяжку. Стала! Поворот головы влево с короткой фиксацией, еще поворот – фиксация, еще; затем повороты вправо опять же с фиксацией головы. И, наконец, возврат головы в первоначальное положение и твердая стойка. Это называется «подсчет птиц в выводке». И подавать под выстрел она их будет по одному. А бывает, что собака на потяжке прихватывет дичь сбоку. Отметив ее поворотом головы, она отрабатывает первую и лишь тогда возвращается и стает по второй.

Для сравнения опишу поведение неопытной собаки на дупелином току. Вот она прихватила запах, готова перейти на потяжку, но ударил запах слева, справа, снова спереди. Собачка завертела головой, оглядывается на ведущего, в глазах полная растерянность.

А тут еще птицы стали взлетать! Паника.

Но оставим легавых. Гончая на следу, не обязательно горячем. Перед носом проскакивает заяц. Так ведь не пойдет по зрячему, продолжит работу по своему. Обратитесь же наконец к работам о чутье легавых нашего современника, выдающегося эксперта всесоюзной категории Алексея Владимировича Камерницкого, доктора биологических наук.

Очень бы хотелось, уважаемая Виктория, чтобы Вы пожертвовали  химерой красоты во имя ее Величества ОБЪЕКТИВНОСТИ. Это стало бы для участников следующего «Киндера...» большим сюрпризом.

Вадим ЖИБАРОВСКИЙ 14 октября 2008 в 15:32






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑