НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА

Статья, которую вы прочтете на этой полосе, вызвала в редакции, мягко говоря, весьма неоднозначную реакцию. Мы долго сомневались, имеют ли право на существование в нашей газете материалы подобного рода. Ведь, по сути, эта статья имеет к охоте лишь косвенное отношение, да и написана она настолько категорично, что задевает чувства не только верующих иных конфессий, но и людей, далеких от религии. Задевает тем, что автор непоколебимо знает «как правильно», «как надо». А ведь беда приходит именно от тех, кто твердо знает, что имеет право на существование в этом мире, а что нет. Показывая обстоятельные богословские знания, автор с легкостью и без тени сомнения обвиняет добрую половину человечества.

Но тем не менее мы решили опубликовать этот материал, потому что автор, ведая или нет, поднял тему куда более значительную, чем обсуждение происхождения термина о «братьях наших меньших». Тему, которая рано или поздно приходит к каждому человеку, влюбленному в охоту, а именно: «убиваю или добываю».

На следующих полосах вы сможете ознакомиться с иными мнениями по затронутому вопросу.

Правильно мы поступили или нет, судить вам, наши читатели.

Вряд ли найдется хотя бы один читающий охотник, которому бы не доводилось встречаться с давно вошедшей в обиход фразой «братья наши меньшие». Так, например, она прозвучала в статье постоянного автора «Российской Охотничьей Газеты» Виктора Гурова «Не губите, мужики, охоту» («РОГ» № 12 от 17.03.04 г.). Данная статья, написанная человеком, умудренным богатым жизненным опытом, закончилась вполне аргументированным выводом: «Запрещение весенней охоты с точки зрения практической – ошибочно, с экономической – невыгодно, а с социальной – даже преступно».

Однако позиция автора в целом не выдерживает критики. Назвав животных меньшими братьями, В. Гуров убедительно доказал, что запрещение отстрела наших ближайших родственников не только ошибочно, но даже преступно.

Здесь одно из двух: либо животные нам братья, и тогда, исключив из рациона все мясные деликатесы, необходимо требовать запрещения какой бы то ни было охоты; либо животные нам не братья, но тогда возникает вопрос: кто навязал человеку нежданных и негаданных родственников, да так ловко, что даже заядлые охотники стали употреблять фразу, ставшую литературным штампом, не задумываясь о ее смысле. Да что там охотники. В наше смутное время кто только не проявлял заботу о животных, величая их меньшими братьями. Эти слова звучали в устах самых авторитетных ученых, политиков, писателей, красноречиво свидетельствуя о невежестве современной российской элиты.

«Поблагодарите Бога за то, что вы русские! Полюбите Россию, послужите ей и вы поймете своих братьев, полюбив братьев, полюбите Бога, а полюбив Бога, спасетесь», – писал Н.В. Гоголь. Этот классик русской литературы прекрасно знал, кто ввел в обиход  фразу, ставшую крылатой, не на словах, а на деле позаботившись о братьях меньших и вряд ли бы рискнул извратить смысл Святого Писания. Для того чтобы понять, кого Иисус Христос называл меньшими братьями, познакомьтесь с отрывком из Евангелия от Матфея, в котором Спаситель говорил о своем втором пришествии.

«Когда же приидет Сын Человеческий во Славе и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престол славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую.

Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: «Приидете, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне».

Тогда праведники скажут ему в ответ: «Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? Когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? Когда мы видели Тебя больным или в темнице, и пришли к Тебе?»

И Царь скажет им в ответ: «Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф.25.31-40).

Как видите, Иисус Христос называл меньшими братьями несчастных, обездоленных людей, отнюдь не животных. Если бы животные были нам братьями, разве бы благословил Бог их употреблять в пищу: «И благословил Бог Ноя и сынов его и сказал им: плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю; да страшатся и да трепещут вас все звери земные и все птицы небесные, все, что движется по земле, и все рыбы морские: в ваши руки отданы они; все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все; («Бытие» 9.1-3).

Противоестественное отношение к животным не так безобидно, как кажется на первый взгляд. Оно уходит корнями в глубь веков, в те самые примитивные языческие культы, в которых и по сей день те или иные звери считаются покровителями отдельных племен, а иногда и целых народов. Но и в самом христианстве, а точнее в Римско-католической церкви в период раннего средневековья были заложены основы непомерного возвеличивания животных, которые со временем трансформировались в их очеловечивание. Заложил эти основы один из самых известных и почитаемых во всем западном мире святой – Франциск Ассизский, неверно истолковавший заключительную часть Евангелия от Марка: «И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16.15-16).

В современной лексике слово «тварь» имеет ярко выраженную негативную окраску, но помимо бранного смысла у него есть совершенно иная трактовка. В словаре у В. Даля оно идет в контексте однокоренных слов: «творец, творчество, творить». Там сказано: «Тварь – Божеское создание, живое существо, от червяка до человека». Из всего многообразия живых существ, сотворенных Богом, только человек может веровать и креститься и, естественно, только людей имел в виду Иисус Христос, давая поручение своим ученикам проповедовать Евангелие.

Не задумываясь об этом, Франциск Ассизский, горя желанием учить и наставлять, на начальном этапе своей подвижнической деятельности отвергнутый людьми, начал читать проповеди птицам, которые в тот же час «пораскрывали рты, повытянули шеи, приподняли крылышки и почтительно наклонили головки к земле».

Подобное поведение было унаследовано и учениками Франциска. Так, проповедь Антония Падуанского, обращенная к рыбам, вырисована в не менее красочных тонах. По окончании данной проповеди, примитивно стилизованной под обращение Франциска к птицам, «рыбы начали открывать рты и наклонять головы, после чего удалились, удивительным образом проявляя свою радость».

Духовная жизнь является основой всякой религии. В этом аспекте между Западной и Восточной Церковью после того, как католичество отпало от Святой Соборной и Апостольской Церкви пролегла глубокая пропасть. В сущности, это две в корне противоположные жизненные позиции, как противоположны гордыня, тщеславие и самолюбие, то есть жизнь по стихиям грешного мира, и самоотверженная любовь, то есть жизнь по Христу.

«Иисус Христос оставил человечеству Новый Завет, но еще важнее, что Он принес на землю новую жизнь и научил ей апостолов. И основная задача Церкви – передавать из рода в род именно эту, зачавшуюся с Христом жизнь, передавать то, что не передается никаким словом, никакими письменами, а лишь непосредственным общением личностей. Поэтому и апостолы выбирали своими преемниками людей, наиболее твердо усвоивших себе возвещенную им жизнь Христову.

Поэтому отцами Церкви признаются не те церковные писатели, которые были наиболее умны и начитаны, а отцами Церкви признаются писатели святые, то есть, воплотившие в себе ту жизнь Христову, хранить и распространять которую Церковь получила себе в удел» – писал замечательный русский публицист и богослов М.А. Новоселов.

Иисус Христос, обучая людей жизни «во всяком благочестии и чистоте», в Нагорной проповеди заявил: «И так будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный» (Мф.6.48). Подвижники веры и в православии, и в католичестве стремятся достичь подобного совершенства, или, другим словом, святости, но на то, что такое святость, и каким путем достигается это уникальное состояние у Восточной и Западной Церкви диаметрально противоположные точки зрения.

«Большинство мистических откровений, полученных религиозными вождями различных народов земного шара, имеют сатанинское происхождение, и прежде чем пытаться синтезировать их с результатами мистического опыта подвижников и с учениями отцов Церкви, следует тщательно испытать, по заповеди апостола Иоанна, «от Бога ли они» («Религии Индии и христианство» Князь Н.С.Трубецкой).

Большая часть подвижников Западной Церкви, провозглашенной ею за величайших святых, по отпадению ее от Восточной Церкви и по отступлению от нее Святого Духа были в ужаснейшей бесовской прелести, поскольку вторжение  неподготовленного человека в неведомый духовный мир без мудрого наставника, без мощной духовной защиты, без знания мистического опыта Святых Апостолов и их учеников приводит к тому, что душа дерзнувшего вместо благодатного общения со светлыми силами попадает в сети духов злобы поднебесной. Нет ничего удивительного в том, что и Франциск Ассизкий стал игрушкой в руках темных сил.

 Принципиальное различие между православием и католичеством лежит в основе основ веры – в сердцевине духовной практики. Мистика преподобного Серафима Саровского и Франциска Ассизского, их молитвенно-аскетический подвиг по своей сути различаются как свет и тьма; там, где есть одно, нет и не может быть другого.

«Всякий народ ищет своего Бога. И если для Росси этот Бог – Господь наш Иисус Христос, «пришедый в мир грешных спасти», то у Запада бог совершенно иной – это «князь мира сего», бог наживы и беспредельного эгоизма, тщеславия и корысти» – писал митрополит С.-Петербургский и Ладожский Иоанн.

Одержимый непомерным тщеславием, Франциск Ассизский стремился во всем подражать Иисусу Христу. В 1209 году он отобрал из своих последователей 12 учеников, которых стал называть братьями. Позднее к этому он добавил прилагательное, навсегда оставшееся в названии созданного им Ордена – «меньшие братья». Название это напоминало о Нагорной проповеди. «Меньшими братьями» называли они себя еще и потому, что в Ассизи «старшими» звали богатых, власть имущих, зажиточных людей, низшие же сословия – мастеровых и бедняков называли «меньшими».

Почитая Франциска Ассизского за второго Иисуса Христа, иерархи Западной Церкви, следуя за своим духовным лидером, непомерно возвеличили животных. Со временем искаженные религиозные воззрения сформировали противоестественные этические нормы, ставшие неотъемлемой частью либерально-демократических ценностей, а их не в меру горячие поборники возвели животных в ранг «братьев наших меньших», извратив смысл слов Иисуса Христа.

Слово является ключом к тайне сотворения мира. «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог...» – так начинается Евангелие любимого ученика Иисуса Христа (Ин.1.1-4).

Православие – значит правильно славить Бога; это значит иметь верные ориентиры на узкой дороге, ведущей  в Царство Славы Отца Небесного; это значит уметь выстраивать гармоничные отношения не только с ближними, но и с животными, любовь к которым должна иметь меру. Очеловечивать животных грешно, тем более недопустимо создавать из них кумиров.

«Не сотвори себе кумира ни всякого подобия, елика на небеси горе, и елика на земли низу, и елика в водах под землею; да не поклонишися им, не послужиши им». («Исход» 19.4).

Петр СЕМЧЕНКОВ 14 октября 2008 в 15:50






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑