Кто виноват и что делать?

В двух номерах «РОГ» были опубликованы две заметные статьи: В. Львовича «Размышления на заданную тему» («РОГ» № 17, 2008 г.) и Е. Кандаурова «Охотничьему хозяйству России – законодательную основу» («РОГ» № 18, 2008 г.).

Е. Кандауров обоснованно назвал причины, позволившие «развалить стройную систему охотничьего хозяйства» и справедливо ставит вопросы: зачем было ликвидировать крепкую, установившуюся структуру Главохоты РСФСР? Для чего надо было создавать неразбериху в законодательстве и ставить все с ног на голову? Создается впечатление, что это социальный заказ – разрушить все. Потому что уничтожение госструктуры с четко обозначенными полномочиями и отработанной системой управления вплоть до административного района, разумной логике не поддается.

Если статью Е. Кандаурова я принимаю целиком и полностью, то в статье В. Львовича есть положения и выводы, с которыми я согласен, некоторые утверждения автору следовало бы более тщательно выверить с реалиями сегодняшнего дня, а с третьими не могу согласиться. И вовсе не потому, что хочу умолчать о реальном положении дел. Отвергнув многочисленные варианты закона об охоте, не дающего требуемых полномочий и привилегий, охотоведы и Ассоциация освободили место для своего варианта закона, его проект опубликовали в СМИ, и теперь будут продавливать через Государственную Думу в свете ранее достигнутых договоренностей и подписанных соглашений. Эх, г-н Львович, неужели Вы не понимаете, скольких замечательных людей вот так, походя обидели?

Позвольте Вам напомнить, что за все эти годы было разработано более 20 вариантов закона об охоте и охотничьем хозяйстве. И, по признанию авторов одного из вариантов, Н.П. Астафьева и В.В. Дежкина, ни один из них не удостоился обсуждения в Думе. А этих людей, я надеюсь, ни у кого не повернется язык упрекнуть в том, что они добивались полномочий и привилегий. Если Вы внимательно прочли статью С. Матвейчука «Размежевание угодий, людей и идей» («РОГ» № 10, 2008 г.), то узнали, что и он с коллегой по заданию Минсельхоза разработал проект закона об охоте. Министерство его одобрило, оплатило работу и положило под сукно. Кто его прочитал? В каких СМИ он был опубликован?

Поэтому я и не отказываюсь от своего утверждения, «...руководство Ассоциации и ее председатель, проявив гражданское мужество, взяли на себя смелость разработать данный проект закона...» А вот такого мужества не нашлось у министра А. Гордеева с его научным и другими департаментами. Хотя Минсельхоз курирует охотничье хозяйство России и обладает правом законодательной инициативы.

Меня, как и Вас, коробит, что между Ассоциацией и думскими благодетелями заключено соглашение. Я усмотрел в нем желание думцев заручиться голосами охотников и об этом написал в одной из статей. Так оно и вышло. Е. Кандауров напоминает, что «...проект закона об охоте и охотничьем хозяйстве уже 15 лет волокитится в Госдуме и вряд ли будет принят в ближайшем будущем». Обратите внимание, это говорит ученый, охотовед, а вы его упрекаете в том, что он и его коллеги требуют полномочий и привилегий. Несправедливо. На мой взгляд, это благодаря энтузиастам-охотоведам всех уровней мы еще можем удовлетворять свою охотничью страсть. В. Львович огульно утверждает, что «...доходы охотоведов – это расходы охотников. Деньги, которые охотники сдают для ведения охотничьего хозяйства, оседают в карманах штатных  работников». Можно подумать, что гонорары, которые нам платит редакция, мы великодушно жалуем на развитие СМИ, а не кладем себе в карманы.

В. Львович спрашивает: «Зачем охотоведы рвутся к правовому обустройству государства, указывая, КТО должен заниматься ведением охотничьего хозяйства – субъекты федерации, охотобщества или коммерческие структуры?» Что-то мы не видим ни одного охотоведа, прорвавшегося в Госдуму, Совет Федерации или в министры, который мог бы повлиять на обустройство государства. А по поводу упреков автора, что некоторые «...охотоведы ратуют за передачу субъектам федерации определенных полномочий и сумели внести поправки в ФЗ № 258-ФЗ», то он ошибся адресом.

Как мне помнится, эту идею впервые озвучил спикер Госдумы Б. Грызлов: «Чтобы сохранить инспекции по охране природных ресурсов, были придуманы 2 списка животных. Вот суслик относится к федеральным, а тушканчик – к региональным; карась – к региональным, а щука – к федеральным». Чувствуете, откуда ветер дул? А вы говорите охотоведы.

Мне импонирует заявление В. Львовича «...развитое во мне чувство справедливости делает меня неугодным человеком. Там где большинство занимает позицию лучше промолчать, я не молчу, а высказываю свои мысли, претендуя быть истиной в последней инстанции. Тот, кто живет впереди своего времени, всегда становится изгоем, чтобы потом оказаться живее всех живых. Царство моих идей впереди». Напрасно Вы так убиваетесь. Я что-то не припомню, чтобы на Вас кто-то нападал и считал изгоем. А вот возможности высказать мнение, отличное от Вашего, Вы уж, пожалуйста, нас не лишайте.

Я римское право не изучал, поэтому не могу согласиться, что в теории государства и права нет места мнениям.  Мнения должны быть исключены, ибо мнение есть субъективное представление или плод воображения. Нас учили в школах, институтах и академиях – истина рождается в спорах. Может быть, я не совсем правильно понял В. Львовича? Тогда приношу свои извинения.

Не могу согласиться и с таким утверждением: «Законы должны писать правоведы, а не охотоведы или охотники, в том числе об охоте и охотничьем хозяйстве». Хорошо. Допустим такую ситуацию. По предложению В. Львовича лишим охотоведов возможности принимать участие в разработке проекта закона об охоте... и отдадим его написание, например, такому правоведу и юристу как В. Жириновский. Можно надеяться, что он непременно пропишет нам право охотиться из окна VIP-вагона – стрелять по коровам, собакам и воронам. Человеку, который в интервью К. Савельевой утверждал: «Будущее русской охоты прекрасно» (журнал «Охота и охотничье хозяйство» № 10, 2004 г.). Доверим человеку, который бросил в лицо тогдашнему Президенту В. Путину, что «...от рабочих и крестьян появляются только дети Шариковых». Или такому правоведу и государственнику как Горбачев, который, не спрашивая мнения граждан СССР, подарил США морскую акваторию с рыбными и другими запасами такой площади, что в голове не укладывается.
А может быть, доверим правоведам, юристам и экономистам, заседавшим в Беловежской пуще и передавшим Крым, Севастополь – город морской славы России, вместе с русскими жителями другому государству. Или таким правоведам и юристам, решившим отдать японцам острова, пропитанные кровью наших воинов? Слава Богу! В стране есть еще «дети Шариковых», у которых нашлось субъективное представление и их плод воображения поднялся над доказательством и логической очевидностью выдвинутых положений. Не знаю, как остальных читателей, но меня В. Львович, живущий впереди своего времени, не убедил.

У автора появилось желание послушать «законотворца» с его любимым МЦ 21-12, как это: «Собственники земельных участков, землевладельцы, землепользователи обязаны допускать ведение охотничьего хозяйства беспрепятственно и безвозмездно...» Вижу, что г-н Львович не совсем внимательно прочитал мою статью. Коротко напомню. В Земельном кодексе есть ст.23 «Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут)», а в ней п.3 «Могут устанавливаться публичные сервитуты для»: «использования земельного участка в целях охоты, ловли рыбы в расположенном на земельном участке водном объекте в установленные сроки и в установленном порядке». А то, что придется вносить в закон поправки к поправкам нашим депутатам не впервой. Заглянем в приложение к Земельному кодексу. Дума приняла 21 (!) Федеральный закон о внесении изменений в кодекс за период с 2001 по 2006 гг. Во, поработали! А результат – 70% импортного продовольствия. По признанию П. Крашенинникова, «...многие законы очень эффектны с популистской точки зрения, но конкретные правила игры в них отсутствуют, ответственность эфемерна. Такие нормативные акты не только бесполезны, но и вредны. Они создают поле для коррупции».
В. Львович задал столько вопросов, что в одной статье на них и не ответишь. Надеюсь, что безразличных к его выступлению не будет, и многие охотоведы попытаются отмести надуманные обвинения. Мне бы хотелось обратиться к понятию «охотничьи угодья», на котором автор заострил наше внимание. Да, его в законе «О животном мире» нет. Законодатель посчитал, что он нашел более точное определение – «среда обитания животного мира». В. Львович критикует разработчиков закона и авторов, предложивших внести в него поправки за то, что они «используют абстрактное понятие «охотничьи угодья», вступая в противоречие с ФЗ «О животном мире».

На мой взгляд, каждый из этих терминов характеризует определенное понятие, и усматривать в них противопоставление одного другому нелогично. В русском языке и русскоязычной науке термин «охотничьи угодья» устоялся, нам он привычен и исключать его из нашего обихода не вижу смысла. Я не филолог, но убежден, что термин «среда обитания животного мира» шире и  включает в себя понятие «охотничьи угодья». Могу навскидку предложить В. Львовичу для выяснения сущности такие термины как «охотничья отрасль» и «охотничье хозяйство» страны. По мнению некоторых ученых, они оказываются не равнозначными понятиями. Если бы от истинности применяемых терминов и понятий зависело увеличение численности охотничьих животных, тогда имел бы смысл будировать их обсуждение.

Угол падения страны в бездну нищеты оказался столь крутым и болезненным, что мы до сего дня все ищем ответ на извечный российский вопрос «кто виноват?», и «что делать?». Если на первую часть вопроса В.Новодворская ответила – «коммуняки», а «До грани развала охотничьего хозяйства страны довело, по мнению биолога-охотоведа Л. Леонидова (из бывшего Охотдепартамента), – руководство Росохотрыболовсоюза и МОИРа» («РОГ» № 23, 1999 г.),
то труднее с ответом на вторую часть – «что делать?». В. Львович, спустя 9 лет, выдвигает те же обвинения, что и Л. Леонидов: «Противостояние реформам охотоведов и общественных объединений охотников, тянущих назад, в прошлое, не позволило стране вступить в новый век в ногу со временем». Но ответа на вопрос «что делать?» так и не дал. На чем основываются столь серьезные обвинения, названные господа так и не обосновали. Где факты, где доказательства?

Автор констатирует, что «...в России новое гражданское общество создало новое государство – Российскую Федерацию и реализовало в новых законах свое самое главное требование: человек, его права и свободы должны стать высшей ценностью». В. Львович сам себе противоречит. «Реализовало» и «должны стать» – два разных понятия. Даже экс-президент В.Путин говорил, что мы провозгласили строительство демократического общества. Стро-и-и-м. А до реализации дистанция огромного размера.

В. Костиков, один из ведущих журналистов, в статье «Демократия под хреновуху» («АИФ» № 32, 2006 г.) писал, что «...одна из главных причин демократического паралича, думается, не в «плохом народе», а в том, что значительная часть (примерно 40%) российской экономики остается в тени. По теневым каналам ходят бешеные, чаще всего криминальные миллиарды. Они разлагают государственный аппарат, депутатов, плодят коррупцию, искажают законы, развращают суды». Коррупционные скандалы последних двух лет тому яркое подтверждение. В. Львович справедливо замечает: «Если госчиновники не хотят соблюдать конституционные права граждан, то, что делать нам, охотникам?» А вы говорите «новое гражданское общество» и во всех бедах охотничьего хозяйства России обвиняете охотоведов и общественные объединения охотников. Еще Цицерон говорил: «Чтобы стать свободными, мы должны стать рабами законов». А такого стремления у нового гражданского общества пока не просматривается.

Виктор Гуров, охотовед 7 октября 2008 в 14:09






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑