ЛЕСОВИЧОК

Напарник посигналил и я, побрякивая рыболовной амуницией, выбежал из подъезда.

– Котелок под уху взял? – вместо приветствия слышу в свой адрес.

– Как всегда, – отвечаю.

– Смотри мне! – строжится он.

А у самого улыбка с лица не сходит.

– Ты что счастливый такой? – садясь в машину, спрашиваю его. – Погода нравится?

– Да-а! – с довольным видом отвечает он.

По возрасту мой товарищ почти вдвое старше. Но это не мешает нам общаться на равных. А общее увлечение окончательно стирает все грани.

– Сегодня чебак пойдет на «бекараса», эти насекомые из-под камней на перекатах – лучшая наживка, – делает прогноз Володя.

Наша «семерка», проколесив тридцать с небольшим километров, въехала в деревню. Метров через двести, повернув налево, остановились у кирпичного дома. Здесь живет наш приятель Александр. Он работает шофером на маленьком автобусе, возит ребятишек в школу. По-деревенски открытый и добродушный, а главное, тоже страстный рыболов. Он всегда радушно встретит и проводит нас. Но сегодня, пока мы вытаскивали удочки, он так и не вышел.

– Работает, наверное, – прочитав мои мысли, сказал Володя. – У деревенских забот знаешь сколько, не то что у нас с тобой. Ну да ничего, увидит машину, обязательно найдет нас на реке.

Речка, на которой нам предстояло рыбачить, шириной от пяти до семи метров. Правый берег со стороны огородов крутой и обрывистый. Левый берег, как это зачастую бывает на лесных речках, настоящие таежные дебри. Спускаемся по знакомой тропинке к воде. Какое-то время копошимся на перекате, ворочая небольшие камни. Наконец, набрав наживку, расходимся по разным сторонам.

Пробираясь по береговой кромке, поросшей молодым тальником, время от времени делаю пробные забросы. Метров через пятьдесят путь становится непроходимым из-за кустов. Зайдя в воду, осторожно крадусь к соседнему берегу.

Уровень осенней реки намного меньше летнего, что помогает переходить от берега к берегу по мелководью.

Делаю осторожные шаги по направлению к правому берегу. Там торчит коряга, удобный «крюк» для ведерка под рыбу.

Подвесив ведро, делаю пробный заброс. Поплавок сплавляется по течению без приключений. Повторный заброс ситуацию не меняет. Вдруг за спиной раздается всплеск. Смотрю через правое плечо и вижу, как в том месте, где я зашел в воду, расходятся круги. Делаю плавный заброс. Мормышка с насекомым приземляется мягко и естественно, как будто жучок нечаянно свалился с ветки куста. Поплавок, упав следом за мормышкой, ни секунды не задерживаясь на поверхности, тут же уходит под воду. Подсечка! И несколько секунд удочка гнется, слушаясь того, кто под водой. Еще миг и рыба сдается. Подхватив чебака, не суетясь опускаю его в ведерко. Очень крупный, граммов двести пятьдесят – точно. Ведро на коряге заходило ходуном.

Опомнился!? Ну, хорошо, что только сейчас...

Жаль, Володя уже пропал из виду, а то бы я ему крикнул: «Мол, за уху не беспокойся! Она сегодня непременно будет!»

Как мне потом рассказал мой товарищ, он после безуспешных попыток увидеть хотя бы поклевку, потихоньку спустился вниз по реке. Дошел до так называемого «коридора». «Коридором» мы когда-то назвали тридцатиметровый участок реки с медленным течением. Берега здесь около метра высотой, как близнецы похожи друг на друга, поросшие одинаково мелким кустарником. А изюминкой этого места является поваленная береза, находящаяся в конце «коридора». Ствол березы, вероятно, после того как берег был подмыт, стал параллельно течению. Ветки, направленные вниз, частично находились под водой. И без того медленное течение коридора, из-за березы вдоль левого берега делалось даже обратным. Не трудно догадаться, что чебак облюбует такое место. Береза и падающие с нее насекомые – отличная «столовая» для рыб.

Подойдя по берегу к этому месту на расстояние заброса удочки, Володя, немного выждав, сделал заброс. Поплавок, проплыв с метр, заплясал и ушел под воду. Подсечка! И вот наконец первая рыбка на крючке. Я же в свою очередь, поймав еще с десяток мелко– средних чебачков, постепенно меняя места, тоже дошел до «коридора». Тихонько, чтобы не шуметь, пробрался своим берегом и встал напротив Володи.

– Ну как? – почти шепотом спрашиваю его.

– Тсс, – поднося палец к губам, говорит он и тут же указывает на воду. Поначалу я ничего не заметил, но, приглядевшись, чуть не ахнул. На глубине полуметра возле самого дна плавала стайка мерных чебаков. Я посмотрел на друга широко раскрытыми глазами. А он, не дожидаясь вопроса, развел руками и сказал:

– Не клюет! С утра немного побрал и все.

Сделав несколько безуспешных забросов, обратился к Володе:

– Может, пойдем уху варить?

– Да, я тоже подумал про это, – вытаскивая удочку, ответил он. – А ближе к вечеру еще раз сюда вернемся, может, у рыбки настроение сменится.

Так как мы с товарищем были на разных берегах, условились встретиться ниже по течению, на отмели. Там открытое место, много сушняка, подходящего для костра, а самое главное, мы почти всегда там готовим уху. Пробираясь по кустам, я решил срезать путь. Обходя непролазный коряжник, полез в гору.

– Если выйду наверх, – думал я, – то попаду на поляну. По ней верхом пройду вдоль реки, а потом спущусь в условленном месте.

Все шло хорошо, пока не поднялся от реки до выхода на поляну. Здесь глинистый берег осыпался и стал отвесным. Поляна вроде бы рядом, вот она – на уровне шеи, но как туда забраться? Сверху-то некому руку подать:

– Разве что медведь из лесу выйдет, – подумал я.

А искать новое место для выхода упрямство не позволяло. Сначала освободил правую руку, поставив ведерко как можно дальше от края, настолько, насколько это было возможно. Затем забросил на поляну удочки. Потом, снял рюкзак и, раскачав его, закинул туда же. Теперь надо было забираться самому. Достав нож, вырезал в отвесной глиняной стене углубление – ступеньку. Затем, вставив в нее левую ногу, левой же рукой уцепившись за траву, сделал рывок наверх.

При этом со всего маху, держа нож в правой руке, вонзил его в землю по самую рукоятку. Такое надежное крепление позволило забраться на крутой берег.

– Жалко, альпинисты не видят! – подшучивая над собой, подумал я.

Встав на ноги, подобрал рюкзак, удочки и повернулся, чтобы взять ведерко. Но то, что увидел в следующую секунду, заставило вздрогнуть. Прямо передо мною стоял очень маленький дедушка, можно сказать, даже гном. В руке он держал мое ведерко с рыбой. В голове у меня почему-то закрутилось: Старичок – лесовичок.

– Ый-ый, – подал он голос, так, как обычно разговаривают глухонемые, – ый-ый, – улыбался он, при этом указывая на ведерко.

– Да, хороший улов! – постепенно приходя в себя и догадываясь, что он имеет в виду, ответил я.

И тут же подумал: появись он на минуту раньше, когда я вылезал из-под берега, точно бы кубарем укатился назад к реке.

Дед, продолжая любезно улыбаться, протянул мне ведерко и, повернувшись, ушел в лес. Еще минуту я стоял неподвижно, а затем, опомнившись, продолжил путь в условленное место.

К тому моменту, когда я пришел, Володя уже принес дров и разжег костер.

– Ты где был? – удивленно спросил он.

– Я тут, какого-то старичка маленького повстречал, – снимая рюкзак, ответил я. – Он еще непонятно так разговаривает.
Набирая в котелок воды, Володя переспросил:

– Очень маленького?

– Да! – оживился я.

– Это местный дедушка, – с голосом знатока продолжил он. – Всю жизнь прожил в этой деревне. Рыбак тоже заядлый и охотник, говорят, классный. Особенно петли на зайцев очень умело ставит.

– Надо же, – сказал я. – Как в жизни бывает.

– Что бывает? – спросил Володя.

– Знаешь, а ведь я в какой-то момент уж было в сказку поверил про Старичка-Лесовичка, например.

– А что! – сказал Володя. – Может быть, так сказки и рождаются!

Владимир ШУМАКОВ, г. Гурьевск 7 октября 2008 в 14:31






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑