ВСЁ О ТОМ ЖЕ

Отклик на статью Сергея Матвеева

Как-то грустно становится оттого, что эксперт, «воспитанный системой советского охотничьего собаководства» и чуть ли не с молоком матери «впитавший ее Положения и Правила», так долго «не замечал всего несовершенства, всех недостатков Правил испытаний борзых собак по вольному зверю».

А когда, наконец, стал замечать, то написал статью, которую можно назвать лишь перепевом одного из мотивов моей собственной статьи, опубликованной еще в ноябре 2006 года. (Владимир Самошин. О «новых» Правилах испытаний борзых.//Охота и Рыбалка XXI век, № 11/2006). Замечу попутно, что напрасно Сергей Матвеев полагает, что он может «выглядеть ниспровергателем авторитетов», поскольку это именно я в упомянутой выше статье, что называется, «камня на камне не оставил» от лежащей в основе современных Правил испытаний балловой системы оценки охотничьих качеств борзых собак.

Собственно говоря, можно было бы оставить статью Сергея Матвеева «К вопросу оценки резвости борзых» («РОГ», № 21/2008) без внимания, поскольку, как я уже сказал, в ней нет ничего принципиально нового, однако некоторые ее положения все же вызывают недоумение и, следовательно, требуют комментариев. И в первую очередь, вызывает недоумение убежденность Сергея Матвеева в том, что «принятие резвости зверя (зайца-русака, в идеале) за эталон, абсолютизация ее, не позволило объективно оценивать резвость борзых и обусловило значительный  субъективизм в оценках экспертов, дало простор их фантазиям». Но это совершенно ошибочное убеждение! Причиной, которая не позволила «объективно оценивать резвость борзых» и обусловила «значительный субъективизм в оценках экспертов» и проч., является вовсе не то, что при разработке Правил «за эталон» была принята резвость зайца. Поскольку иного объекта, подходящего на эту роль, просто не существует!

Причиной, которая не позволила «объективно оценивать резвость борзых» и проч. является исключительно (не устаю повторять это!) искусственная и надуманная балловая система оценки, в том числе, и резвости борзой. И именно «благодаря» этой системе «с проблемами при оценке резвости эксперты сталкиваются постоянно». Доказательства? Они изложены в моей статье «О «новых» Правилах испытаний борзых», которую, льщу себя надеждой, Сергей Матвеев читал. (Все-таки эксперт, как говорится, положение обязывает). Что же касается бесконечных ссылок на то, что «скорость бега зайца-русака может существенно меняться в зависимости от обстоятельств», то и этот «аргумент» я уже опроверг в своей статье «Странная логика» (Охота и Рыбалка XXI век, № 2/2008): каждая борзая за свою охотничью карьеру участвует, по крайней мере, в нескольких полевых испытаниях (а некоторые еще и в охоте), и само это многократное участие если и не сводит на нет, то уж во всяком случае нивелирует значение обстоятельств вроде возраста и состояния русака, условий скачки и прочего. Нивелирует! Надо просто предоставлять своей борзой больше возможностей для проявления ее охотничьих качеств, и резвости в том числе.

Далее. Вызывает недоумение, что Сергей Матвеев, ограничившись замечанием о том, что «эксперты, которые разрабатывали в конце 1940-х годов балловую систему испытаний борзых, несомненно, знали свое дело», говорит в своей статье, что «попытается доказать», что «ориентировочная шкала расценки резвости построена совершенно неправильно». Но зачем же пытаться доказать частное, если еще в 2006 году мною доказано общее?! А именно то, что применяемая поныне балловая система в принципе не позволяет объективно и точно оценить ни одной характеристики полевого досуга борзой, в том числе, разумеется, и резвости.

Что же касается определения «дистанции подъема» зверя, то и оно, вопреки убеждению Сергея Матвеева, дано в Правилах совершенно недвусмысленное: это дистанция, которая разделяет борзую и зайца в момент его подъема. (Замечу в скобках, что точное определение дистанции подъема представляется абсолютно невозможным делом.) Достаточно недвусмысленно существующие Правила говорят и о том, что «количество (правильнее, все же, число – В.С.) дистанций», которые эксперты учитывают при присвоении борзой того или иного балла  за резвость, следует определять только и исключительно как частное от деления общей проскачки борзой до первой угонки на первоначальную дистанцию подъема зверя.

Странно, что «многие опытные эксперты» подсчитывают это «количество дистанций» по тому, «сколько дистанций  пробежит русак (который, вообще-то говоря, не бежит, а скачет. – В.С.) от указанного места (подъема. – В.С.) до первой угонки или поимки его борзой». Похоже, что и Сергей Матвеев до сих пор не разобрался в этой неразберихе. Иначе трудно объяснить его слова о том, что если «за две дистанции борзая может получить 30 баллов за резвость, а за три на целых 6 баллов меньше», то при этом получается «приличный разброс при расценке одной и той же (?! – В.С.) работы разными экспертами».

Простите, но, как явствует из приведенной цитаты, речь в ней идет не об одной и той же работе борзой, а о двух разных работах. Ведь совершенно очевидно, что если борзая в данной скачке сделала первую угонку русаку на «двух дистанциях», то в этой же скачке она не может одновременно сделать ту же первую угонку на трех. Поэтому ни о каком «разбросе» при оценке резвости в данном случае не идет и речи, была ли такая оценка произведена одним экспертом или разными.

Далее. Вдаваясь в лингвистический анализ формулировки Правил, касающийся определения числа дистанций, которых «не должен превышать первый подход борзой к зверю, заканчивающийся его поимкой или угонкой», Сергей Матвеев, уж простите меня, наводит тень на ясный день. В Правилах (1980 г.) достаточно ясно сказано, что этот подход (иными словами, расстояние от места пуска борзой до русака в момент угонки) не должен превышать двух дистанций от места подъема зверя, вскочившего на нормальном расстоянии.

Поскольку дистанцией подъема является расстояние (дистанция) от места пуска борзой до точки, где в этот момент находится заяц, то и для получения высшего балла за резвость первый подход борзой к зверю не должен превышать двух вот этих самых дистанций! Ни о каких иных дистанциях в Правилах не говорится! К тому же, не следует забывать и о том, что точное определение и этой-то дистанции (расстояния между борзой и зайцем в момент его подъема) в условиях полевых испытаний практически невозможно. Что уж тогда говорить о точности определения относительного числа этих дистанций, которые заяц успеет проскакать до того, как его настигнет борзая. (И, кстати, борзая за ним скачет, как правило, не одна, а  парой, а чаще и  сворой).

Может быть, большая четкость формулировки данного пункта Правил и пошла бы на пользу делу, но это не изменило бы сути. А суть заключается в том, что по какому бы способу (будь то «по борзой», будь то «по русаку») эксперты ни определяли число дистанций до первой угонки, это не позволит (и не позволяет) им объективно и точно оценить при этом резвость борзой. И «виной» тому, как я уже писал в статье «О «новых» Правилах испытаний борзых» (2006 г.), балловая система оценки. Поэтому совершенно незачем в обоснование своих фантазий «подтягивать» резвость борзой к пресловутым (иначе и не скажешь) 30 баллам. Да, такая резвость «не по ногам» и многим беговым грейхаундам (разумеется, при условии, что заяц скачет со скоростью хотя бы 10 м/с), но это отнюдь не означает, что проблема заключается в формулировке Правил. Проблема, повторяю, не в этом, а в самой системе оценки охотничьих качеств борзой, в основе которой лежит балловая система.

Далее. Недоумение вызывает и то, что Сергей Матвеев, заканчивая свои рассуждения о дистанциях, предлагает экспертам «взять на вооружение метод определения количества дистанций по расстоянию, пробегаемому русаком», не поясняя, однако, в чем состоит этот метод. Это к вопросу о том, насколько четко необходимо давать  определения. Но вот четкости в рассуждениях самого Сергея Матвеева как раз и не хватает. Дав совет «взять на вооружение метод определения количества дистанций по расстоянию, пробегаемому русаком», он чуть ниже пишет: «Для получения высшего балла за резвость борзая должна пробежать (борзая, вообще-то, как и русак, скачет, а не бежит. – В.С.) три дистанции (по Правилам 1980 и 2005 гг.) а русак только две». И далее свои расчеты строит, исходя из этого положения, не уточняя, каким образом определяются эти дистанции. То есть, каков же метод?

Дальнейшие же попытки Сергея Матвеева, исходя из скорости скачки борзой (грея), определить достоверную скорость скачки русака вызывают просто крайнее недоумение. Поскольку, если борзая, скачущая со скоростью 70 км/час, сделала первый подход к русаку, закончившийся угонкой, на расстоянии 2 дистанций подъема, (в данном случае неважно, каким методом они были определены), то это означает только то, что в данном случае русак скакал при этом вдвое медленнее борзой. И ничего более! Причин этого может быть сколько угодно, но это вовсе не означает, что скорость скачки русака всегда составляет 35 км/час, и факт такой быстрой угонки (на двух дистанциях) ни в коем случае не может служить «еще одним аргументом в пользу использования первого метода («по русаку» – В.С.) оценки количества дистанций». А вот чем в действительности может служить этот факт, так это опровержением утверждения Сергея Матвеева о том, что, по существующим Правилам борзая в принципе не может получить высший балл за резвость. Очень даже может, если русак ей попадется такой, что скачет со скоростью хотя бы 9 м/с.

И еще о четкости и тесно связанной с этим понятием точности. Сергей Матвеев пишет: «Наиболее достоверная (?! – В.С.) величина скорости русака 50 – 60 км/час. Большинство экспертов и охотников-борзятников согласятся с этим». Возможно, и согласятся, только вот каким образом можно удостовериться в достоверности этой величины? Ведь, как замечает и сам Сергей Матвеев, «никто ее не определял». Тогда каковы же основания говорить о 50–60 км/час как о наиболее достоверной скорости русака? (Я уже не говорю здесь о том, что скорость скачки русака в процессе травли – величина не постоянная, а переменная, и что она подвержена влиянию множества факторов.)

Заключительную часть статьи Сергея Матвеева я оставляю без комментариев, поскольку, откровенно говоря, мне непонятно то упорство, с которым автор стремится примирить очевидную непригодность балловой системы оценки резвости борзой с реалиями полевых испытаний. Разве оценка этого показателя полевого досуга борзой станет более объективной и эксперты перестанут “фантазировать”, если максимальная оценка за резвость будет составлять не 30 баллов (как сейчас), а 26, которой Сергей Матвеев рекомендовал бы (?! – В.С.) экспертам ограничиться? Вопрос, мне кажется, риторический. Повторю еще раз то, о чем  уже писал в 2006 году: не отказавшись от надуманной балловой системы оценки охотничьих качеств борзых и не приняв действительно новых Правил их полевых испытаний (свои предложения по этому вопросу я также изложил в названной выше статье), невозможно повысить объективность и точность оценки этих качеств. Я по-прежнему так считаю!

Владимир САМОШИН 9 сентября 2008 в 15:25






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑