Испытания легавой собаки по подсадной птице

К этой теме я обращался в статье «Работа легавой собаки по подсадной птице», опубликованной в «РОГ» № 6 за текущий год

Суть данной публикации сводилась к тому, что на основе наблюдений за работой собаки и поведением выпущенной птицы не исключалась возможность проведения испытаний по подсадной птице (куропатке).

В ответ на эту публикацию в «РОГ» появилась статья С. Королева под названием «Нужна ли искусственная птица?».

Я с большим удовольствием прочел эту статью и особенно ту ее часть, которая касалась вреда, наносимого кабаном пернатой охотничьей фауне. Здесь приятно отметить полное совпадение наших взглядов.

Кроме того, наши личные воззрения полностью совпадают по поводу стрельбы по подсадной птице. Подобно С. Королеву я сам по такой птице не стреляю: очень уж это напоминает охоту в курятнике. Тем не менее, свою собаку веду в поле, наблюдаю ее работу, а вот стрельбу ведет посторонний стрелок. Однако еще раз подчеркиваю, что это лично мое мнение, и я не вижу ничего зазорного в действиях тех охотников, которые думают и поступают иначе.

В развитие темы мне все-таки хотелось бы ответить на замечания, которые высказаны С. Королевым в связи с моей публикацией. Автор в качестве отрицательного примера приводит случай, произошедший с дратхааром, принадлежащим А. Романько, на состязаниях по подсадному фазану. Собака поймала птицу...

Уважаемый Сергей Сергеевич, лично я большую часть своей охотничьей жизни периодически стрелял фазанов из-под легавой. Не прекращаю этого занятия и по сей день.

Причем эта охота частенько происходит в таких местах, где и людей-то нечасто встретишь. Соответственно, о степени дикости фазанов и говорить не приходится. И что же? Было в моей практике несколько случаев, когда собака, посланная вперед со стойки, ловила вполне полноценных фазанов. Не берусь называть причины этого: то ли птица забилась в крепь, спасаясь от жары, то ли решила пересидеть опасность, но факт остается фактом – живого и абсолютно здорового фазана я получал из пасти собаки. Мало того, чтобы подтвердить мои умозаключения, я пару раз выпускал птиц из рук и они преспокойно улетали. Моя собака подавала не раз и не два пойманных из-под стойки перепелов и коростелей...

Полагаю, что такие случаи не говорят о невозможности проводить испытания по этим птицам.

И, наконец, в объединении ОО «Дичеферма» до сего времени велся регулярный коммерческий отстрел фазанов из-под собаки. На мои вопросы о том, были ли проблемы с работой легавой или подъемом птиц, я получил один ответ: «Иногда бегут, да, а в основном как обычно – стойка, подъем, выстрел. А что бегут – так это фазан, он и есть фазан...»

Ну да бог с ним, с фазаном. Выпуская фазана на испытания без отстрела, мы в конце концов обрекаем его на мучительную гибель в зимний период. Наших холодов без подкормки ему не пережить. Поэтому в моей статье речь идет только о куропатках, которые, оставшись на свободе, могут адаптироваться к вольной жизни.

Далее привожу дословно выдержку из статьи С. Королева: «Идея использовать для испытаний подсадную птицу исподволь продвигается уже много лет. Результат проведения их мы видим на испытаниях по вольному зверю. Все дратхаары имеют дипломы по вольерному кабану, а охотятся по кабану со своей собакой единицы.» Вот тут-то, на мой взгляд, уважаемый Сергей Сергеевич допускает некоторую некорректность в постановке проблемы.

Мысленно представим себе такую картину. Сидит городской охотник (а их среди легашатников большинство) в теплой квартире, а его любимец курцхаар или дратхаар лежит на диване и сладко посапывает. Снится собачке, как ловко она недавно облаяла в вольере обожравшуюся хозяйскими хлебами полудомашнюю свинью.

И тут хозяин вдруг говорит, что настала пора отрабатывать диплом в поле, ибо открылась охота на копытных. И вот сидит трясущийся на холоде ваш питомец и думает с ужасом, что вот сейчас ему предстоит ринуться в даль неведомую, в чащу непроходимую, а, возможно, и по брюхо в снегу, за злющим и отнюдь не вольерным кабаном. Ну хорошо, если эту свинью хозяин хорошо зацепил, а то ведь бежать за ней по чужому лесу и бежать. Конкретный результат такой охоты в большинстве случаев очевиден...

Вот и ответ на поставленный С. Королевым вопрос – почему дипломов много, а настоящих охотников по копытным среди владельцев немецких легавых мало. Видно, чтобы результат был положительным, нужно собак, предназначенных для охоты по копытным, содержать и воспитывать по-другому. Впрочем, это уже не моя тема. Оставим лирику в стороне и вернемся к первоначальному обсуждению. Так в чем же некорректность сравнения работы собак по вольерному кабану и подсадной птице?

А некорректность такого сравнения состоит в том, что в первом случае кабан находится в загоне, и собаке его даже искать не надо. Погавкал себе и отлично. А ну-ка отворите ворота, дайте хорошего пенделя зверю, а спустя некоторое время пустите собаку. Пусть она сначала найдет кабана, потом остановит и достаточно долго «подержит», одним словом – отработает по полной охотничьей программе; ну тогда и давайте ей диплом...

А вот с легавой и подсадной птицей все выглядит совсем по-другому. Вы выпускаете эту птицу фактически на волю, и, в отличие от вольерного кабана, она вправе делать самостоятельно все то, что подсказывает врожденный инстинкт самосохранения. В этом случае ваша легавая собака, в отличие от лающего в вольере «кабанятника», должна сперва найти свободную птицу, а уж потом по ней отработать. Причем отработать точно так же, как и ее дикого собрата. Соответственно, как я уже писал в предыдущей статье, разницы в такой работе по дикой и подсадной куропатке мной не наблюдалось.

Далее С. Королев подвергает сомнению предложенный мной тезис, что при проведении испытаний по подсадной дичи возникает возможность выбрать место, наиболее благоприятное для этого мероприятия. По его мнению, такой выбор лишает нас возможности определить пригодность собаки для работы в реальных условиях. И далее он пишет, что если мы пойдет таким путем, то «...окажется, что лет через двадцать лишимся пойнтера, не как породы, а как великолепного полевика с выдающимся чутьем».

По поводу этого утверждения возникают некоторые сомнения... В моем, да, вероятно, не только моем представлении, чтобы выявить истинные рабочие качества легавой, нужны некоторые оптимальные условия.

Например, общеизвестно, что достаточно грамотные судьи стараются начать испытывать собак после подъема ветра, окончания проливного дождя, падения изнуряющего зноя и прочее... При этом, не стесняясь переносить начало этого мероприятия до наступления более благоприятного момента... Здравомыслящие судьи не загонят вашу собаку в двухметровую траву или непроходимое болото, вашу собаку не заставят работать на дупелином току, пока он не разогнан и т.д.

Приведу конкретный пример необходимости создания неких оптимальных условий для работы собаки. Лет шесть назад ваш покорный слуга выступал со своим пойнтером по дупелю. Жара стояла несусветная; вышли в поле в 4 часа утра; движение воздуха определяли по пламени зажигалки. Я со своей собакой выступал первым... Дважды по указанию судей мне пришлось возвращаться, так как пламя зажигалки начало отклоняться в противоположную сторону. Наконец главный судья (это был уважаемый С.С. Королев) указал на соседнюю карту и сказал, что туда перелетел дупель.

Действительно, дупель там был и ходил он по совершенно бритому лугу... «Наводите собачку», – последовала судейская команда. Дупеля вижу я, видит и моя собака, а он в свою очередь видит нас обоих. Думаю, что далее добавлять ничего не нужно. Состязания отменили, но условия были действительно реальные, дальше уж и «ехать некуда»... Ну а в заключение этой истории хотелось бы мне спросить: и какого ума набрался здесь мой пойнтер!?

Или вот еще по поводу дичи. В прошлом году проводились традиционные рязанские состязания по перепелу. Я опять был первым. В положенное время моя собака птицу не нашла, и мне судьями было сказано, что пойнтер очень резвый и перепела он проскакивает. После меня на этом же лугу было отсужено 8 собак и все без птицы... Ну ладно бы собака «спорола», ладно бы «погнала» – вини сам себя, посыпай голову пеплом за собственные промахи. А так – моральные потери, потери времени, да и материальные тоже. А пустили бы на этот луг хотя бы пяток куропаток и, полагаю, эффект во всех отношениях был бы иной... Кстати, о резвости моей собаки. На следующий день рано утром в Каданке я прошел всего одну карту, и собака отработала шесть перепелов и четырех коростелей – все с подъемом(!)...

В заключение этой публикации опять хочу сослаться на слова уважаемого С. Королева, с которым я полностью согласен: «Через двадцать лет либо вообще не будет дикой дичи и охотиться и испытываться будем по подсадной, либо мы восстановим охотничью фауну». Вот над этой-то проблемой следует задуматься уже сейчас и нам, охотникам, и судьям, да и всем тем, кто любит нашу природу.

И, наконец, уважаемый Сергей Сергеевич! До встречи в поле. А поле, как известно, в конце концов всех нас рассудит и все поставит на свои места. Еще раз до встречи.

Виталий Шварц 2 сентября 2008 в 15:05






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑