Долгожданный июль

«Собака составляет одно из самых замечательных, совершенных и полезных приобретений, сделанных когда-либо человеком»

«Рассказы охотника» И. Арамилев

Середина июля – макушка лета. Прокуковала и умолкла до следующей весны предсказательница долголетия – кукушка, а вот бой перепелов и скрип коростелей еще продолжает ласкать слух охотников. Особенно дорого это пение охотникам-легашатникам, ведь в конце месяца наступил долгожданный праздник – открытие сезона с подружейными собаками, где именно перепела и коростели главные объекты охоты.

Последняя суббота июля. Раннее утро. Машина останавливается возле березового колка на углу поля, с которого было запланировано начать охоту. Выпускаем из салона курцхаара, достаем рюкзаки и начинаем облачаться в охотничьи доспехи. Ромул, глядя на нас, носится вокруг машины, повизгивает от нетерпения поскорее предаться любимому занятию. Когда же мы начали собирать ружья, то повизгивание стало чередоваться с лаем. Успокаиваю, как могу, собаку. Предлагаю ей сушку, но она смотрит на меня с обидой и укором. «Какая сушка? Пошли быстрее в поле!» – говорил ее взгляд.

Смотрим на поросшее бурьяном и травой поле. Да, растительность высокая, тяжеловато работать собаке в таких условиях, да еще к этому следует прибавить полное отсутствие ветра. Решаем немного обождать, должно же, в конце концов, начаться движение воздушных потоков...

Над полем, высматривая добычу, парит ястреб. В стороне проносится пара вяхирей. «Подь-полоть!», «подь-полоть!» – доносится с противоположного края бой перепела. Переглядываемся с Иваном, и наши лица расплываются в улыбке. Проходит несколько минут, как со средины поля доносится «дерг, дерг», «дерг, дерг» – песня коростеля-дергача. Эта перепелино-коростелиная увертюра заряжает нас положительными эмоциями и оптимизмом. А вот наши щеки начали ощущать легкое дуновение ветерка. Ну что же, пора начинать!

Заряжаем «девятками» ружья и, с учетом ветерка, направляемся к тому месту, откуда собираемся пустить легавую в поиск.

Усаживаю Ромула на краю поля и, отойдя вглубь метров на десять, подаю команду «ищи!». Подобно стреле, выпущенной из лука, курцхаар уносится в поиск. Мы с Иваном тронулись следом за ним. Отойдя от начала поля метров на сто, легавая переходит на потяжку и... замирает на стойке! Быстро подходим к собаке с ружьями наизготовку, командую: «Пиль!». Прыжок, другой, и, впереди, из-под куста иван-чая, с характерным металлическим треском крыльев взлетает куропатка. «Сидеть!» – кричу Ромулу, опуская вскинутое ружье и провожая взглядом удаляющуюся птицу, которая вскоре скрывается за верхушками бурьяна. Курцхаар поворачивает голову и недоуменно смотрит на меня. Но как объяснить собаке, что не всякая отработанная ею птица, должна попадать под выстрел? Подхожу к Ромулу, даю ему кусочек сушки, глажу по голове, успокаиваю, после чего командой «ищи!» снова посылаю в поиск. В месте сидки куропатки он задерживается, начинает обнюхивать ее, но я снова командую «ищи!», и курцхаар продолжает энергичный поиск, двигаясь челноком вперед.

Возле острова разросшегося бурьяна он замедляет бег, приостанавливается, обнюхивает его, активно помахивая при этом из стороны в сторону купированным хвостом, после чего начинает обходить заросли справа, но, словно наткнувшись на невидимую преграду, замирает в стойке с согнутой передней лапой, нацелив взгляд в сторону зарослей. Мне ясно – это коростель, поэтому сразу же подаю команду «пиль!». Ромул прыгает в куст и растворяется в нем. Слышна возня, но взлета птицы нет. Помогаем с Иваном легавой поднять коростеля на крыло, но результат тот же. Высокая растительность позволяет «рыжей бестии» обмануть нас.

Пройдя через все поле, курцхаар еще пять раз становился в стойку по коростелям, но ни одна из них не заканчивалась тем, чем должна была закончиться – подъемом птицы. Складывалось впечатление, что старые птицы линяли, а молодые еще не обладали достаточными летными качествами, отчего и те, и другие больше полагались на быстроту своих ног, чем на собственные крылья.

Солнце поднималось все выше и выше, спала роса. Легкий ветерок сменило безветрие. Начинают беспокоить надоедливые оводы. Утреннее поле близилось к завершению.

Почти на самом выходе с поля курцхаар без потяжки с разворота стал на стойку возле разросшегося пятна клевера. Следует команда «пиль!», подводка, и курцхаар подает под выстрел кургузого перепела. Выстрел, и птица, отлетев метров на шестьдесят, припадает на хвост и почти вертикально опускается в траву рядом с приметным издали кустом пижмы. Все произошло так неожиданно и быстротечно, что я даже не сразу понял, что промахнулся, да и дать ответ на вопрос, почему не стрелял из второго ствола, тоже не мог.

Навожу Ромула на перемещенного перепела, и снова – стойка! После подводки все повторяется, только на этот раз дважды грохочет ружье Ивана, но перепел благополучно улетает на середину поля. Точного места приземления мы не заметили, мешал бурьян. Один шанс был отпущен нам в это утром, да и тем мы не смогли воспользоваться! Очевидно, богиня удачи обошла сегодня это поле стороной.

Раздосадованные промахами, направляемся к машине. Разряжаем ружья, переодеваемся в сухую одежду. Собака ложится на подстилку в тени берез. Достаю миску Ромула, готовлюсь покормить его, и в этот момент за спиной слышу «дерг, дерг», «дерг, дерг». «Коростель!» – обращаясь ко мне, восклицает Иван, направив вытянутую руку в сторону, откуда доносились своеобразные звуки. Спустя некоторое время до нас снова долетела знакомая песня.

Определив место, откуда доносилось коростелиное поскрипывание, мы с другом забрасываем ружья за спину и вместе с курцхааром направляемся к приметному кусту бурьяна.

Не доходя до куста метров десять, посылаю легавую в поиск, которая, достигнув его, сразу же замирает на стойке. Команда «пиль!», энергичная подводка в несколько прыжков, и из травы, свесив ноги, поднимается рыжий коростель. Отпускаю его в меру, сажаю на мушку и плавно нажимаю на спусковой крючок. Грохочет выстрел, и птица бесформенным камнем валится в траву, а спустя некоторое время, она занимает свое место в сетке ягдташа. Вот и с почином нас!

Разряжаем ружья и возвращаемся на бивак. Ромул уходит на подстилку в тенек березок, я же снова беру миску, чтобы наконец-то покормить собаку, как в это время за спиной раздается знакомое «дерг, дерг», «дерг, дерг»... Вот бестии, не дадут покормить собаку!

Мы молча переглядываемся с Иваном, берем ружья, курцхаара и направляемся почти в то же место, откуда только что вернулись. Все повторяется по уже известному сценарию, только на этот раз коростель занял свое место в сетке ягдташа Ивана. Так удачно закончилось для нас утреннее поле.

После позднего завтрака решаем узнать, как обстоят дела у знакомых легашатников. Звоню Олегу Батову, знающему курцхааристу и охотнику, который так же, как и мы, находился со своей Радой и друзьями-единомышленниками в охотничьих угодьях. Его ответ не порадовал нас, так как они тоже не были избалованы обилием дичи. Получалось, что добытая нами пара коростелей была не самым плохим результатом в это утро.

Незаметно пришло время вечернего поля, которое также не баловало нас. Его результатом стал единственный перепел, добытый мною.

Утром в воскресенье в нашем полку прибыло. Приехал друг Юрий со щенком русского охотничьего спаниеля пяти с половиной месяцев от роду по кличке Лад. Втроем, с собаками, мы обошли за утро два поля, но так и не удостоились радости встречи с птицей, получалось, что возвращались мы на наш стан, по меткому выражению Ю. Смельницкого, «в духовном звании попа».

Воскресным вечером повезло мне, я взял из-под стойки Ромула перепела. Возвращаясь в лагерь, на одном из полей услышали бой перепелов, но приближающиеся сумерки заставили отложить наш визит туда до утра.

Восход солнца следующего дня наша команда встречала на интересовавшем нас поле. И мы не ошиблись, что пришли сюда. Семь перепелов стали нашими трофеями в это утро, причем трех из них отстрелял хозяин Лада из-под своей собаки. Так удачно завершилась наша охотничья экспедиция.

Итогом выезда на открытие сезона этого года с подружейными собаками стали одиннадцать трофеев – два коростеля и девять перепелов. При незначительном количестве птиц в угодьях – это не самый худший результат, а вот время, проведенное на охоте в кругу друзей, встреча рассветов в росянистых полях со своими четвероногими питомцами, наслаждение их работой – поистине станут достойным украшением прожитых лет. В этом я уверен на сто процентов!

Виктор Лукашов 19 августа 2008 в 14:09






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑