А нужен ли медведь?

Как-то группа военных охотников, приехавшая к егерю на весеннюю охоту, была отправлена им в полном составе на тягу

Среди них были несколько знающих эти места ребят, поэтому егерь с ними не пошел, просто оговорили, куда пойдут.

Он дал ориентиры, посоветовал куда кому вставать да и спровадил бедолаг на встречу с быком – так иногда называют матерых медведей.

Охотиться они пошли в окрестности небольшой деревни Жальцы, что в нескольких километрах от егерской. Деревня эта, как и все в этих местах, стоит на высоком бугре, окруженном лесами и болотами. Вокруг нее зарастающие по краям осинником и березняком поля – отличные места для тяги и тетеревиных токов.

Компания, поднявшись по проселку на бугор, ушла вправо занимать позиции. Одного охотника поставили на отшибе, отправив вниз на стык бугра с болотистым лесом. В таких складках местности и по стыкам массивов обычно лучше всего и тянут вальдшнепы. Не успели, разойдясь, простоять минут десять, как снизу послышался истошный человеческий крик, сопровождаемый звериным рыком. Вся компания сразу смекнула, что там что-то произошло, но что именно никто не понял. Снявшись с мест, все двинулись на крик вдоль кустов и ольховой опушки.

В этот момент на них снизу выбежал человек – без шапки, в одном сапоге, размахивающий ружьем, которое держал за ствол. С трудом растерявшаяся компания сумела остановить потерявшего рассудок, совершенно белого от ужаса компаньона. На попытки выяснить, в чем дело, тот нечленораздельно промямлил, что на него в упор вышел огромный медведь. От греха подальше ребята, дружно посалютовав из всех стволов в его направлении, с оружием наизготовку сходили за сапогом и шапкой да ретировались. По дороге, мало-помалу пришедший в себя пострадавший рассказал, как было дело, но так и не смог объяснить, как оказался в одном сапоге.

Спустившись с холма, он встал на облюбованное место в прогале на краю уходящей в лес низины. Стоит тихо, слушает радостное тиньканье птичьей братии, ждет далекое вальдшнепиное «хор, хор, х-рр» и смотрит по сторонам. Солнце только-только свалилось за лес. Краски становятся серыми, но еще светло.

И тут его внимание привлекает какое-то движение за растущим метрах в пятнадцати кустом. Из-за плотности куста очертаний предмета не видно, но движется явно что-то живое, большое и бесшумное. Затаив тревогу, мужик стал напряженно всматриваться в плавно покачивающуюся из стороны в сторону массу. Он уже не сомневался, что это зверь, но что прямо на него выходит огромный медведь, сообразил только когда миша стал выходить из-за куста, показав свою громадную лобастую башку. От страха и неожиданности мужик оцепенел и вылезающими из орбит глазами уставился на выходящего зверя размером с быка.

Парализованный его размерами, широченной башкой, опущенной к земле, и могучими передними лапами он хотел крикнуть, но не смог, а лишь замычал. Медведь остановился и поднял голову. Обезумевшие глаза дядьки встретились с маленькими, ничего не выражающими глазками огромного зверя. Миша, видимо, идущий по лосиному следу и всецело поглощенный им, встречи этой тоже не ожидал. Не выдержав взгляда, мужик заорал. Медведь, от неожиданности рыкнув, встал на задние лапы, а передние развел в стороны, как для объятия. При этом его почти полутонная туша сразу же выросла над мужиком метра на полтора. Что было дальше, он помнил плохо. Пытаясь что-то орать, кинул в него шапкой, в аффекте, видимо, умудрился снять и кинуть сапог, потом, забыв, что ружье стреляет, схватил его как палку и, размахивая им, побежал, слава богу, вверх, к товарищам, а не в болотистый лес. Что делал медведь, он не помнил.

Мужик, переживший тяжелый психологический шок, выпив на базе водки, очухался и, конечно, сразу же стал объектом всеобщих насмешек. Несмотря на благополучный исход, посмотреть в глаза такому исполину метров с пяти и не в зоопарке, – я бы не посоветовал никому!

Другой случай произошел в тех же краях и имел несколько более печальные последствия. Два человека охотились на овсах. Ранили некрупного мишку, центнера на полтора, который ушел в лес. Утром пошли добирать его вдвоем, пустив по следу лайку. Про второго ничего не знаю, но первым шел бывалый и опытный охотник. Собака шла впереди молча, за ней гуськом пробирались двое. Атака медведя из-за выворотня была мгновенной. Первый из идущих был сбит с ног и уже лежащим на животе подмят зверем, а второй от неожиданности замер и растерялся. На великое счастье первого относительно небольшой зверь для этой атаки, видимо, собрал последние силы, так как умер прямо на нем, успев только рвануть зубами плечо. Но и этот единственный рваный укус задел сухожилия и на полгода вывел из строя здорового и крепкого мужика.

А вот последний случай был не у нас под боком, а на Камчатке, и рассказан мне одной знакомой. Ее небедный друг решил добыть большого медведя. Процедура эта поставлена на конвеер и является своего рода индустрией. Все очень просто. Находится посредник, как правило, охотоператор, с лицензией на туристическую деятельность. Правда, причем здесь туризм мне совершенно непонятно. С ним заключается формальный договор, и «смельчак», захватив с собой около десяти тысяч долларов, вылетает в Петропавловск, зачастую даже не взяв с собой оружия. Оружие ему дают на месте и даже предоставляют возможность выстрелить из него несколько раз для обретения уверенности. Правда, то, что он вообще стреляет неуверенно или вовсе стрелять не умеет, там никого особенно не волнует – все под контролем.

Учитывая бюджет таких поездок, зачастую привлекается вертолетная техника, а у менее богатых хозяев – снегоходы.

Задача боевой техники обеспечить товаром эту ярмарку тщеславия. А товар тут простой – крупный, отъевшийся на богатой кормовой базе камчатский медведь, главным врагом которого и является его размер. За ним следят, его ищут с одной целью – убить! Для чего? Все ясно. Одним, чтобы запечатлеть себя, встав ногой на поверженного исполина, дабы все знали, как он крут и смел, а потом, содрав с него трехметровую шкуру с лобастой башкой и оскаленной пастью, положить ее где-нибудь в спальне для тех же целей. Для других – это прибыльный бизнес.

Учитывая цинизм всего происходящего, охотой я бы это назвал с большой натяжкой, особенно учитывая ее методы. А они просты. На Камчатских просторах, покрытых кое-где лишь невысокой порослью, с вертолета найти медведя, особенно на фоне снега, большого труда не составляет. Правда, с одной оговоркой: медведя обычного, то есть небольшого.

А вот с большими придется помучиться: их осталось очень мало, бизнес-то не стоит на месте. Вот и рыскают вертолеты с великими охотниками и снегоходы с менее великими в поисках достойного трофея. Но вот, наконец, вдали замечен крупный объект. Тут главное не подшуметь. Происходит военный совет. На нем учитывается ветер, направление движения и предполагаемые действия зверя. Дальше все довольно просто. Нужно выйти ему на-перерез так, чтобы ветер был от него. Охотников, как правило, трое. Важная персона и двое страхующих от неудачи. Дальше – опять на технику и в обходной маневр. Потом пешком, используя местность, нужно подобраться метров на двести. Ближе не надо. Мощные дальнобойные и хорошо пристрелянные карабины, если не убьют сразу, то нанесут тяжелые раны, с которыми далеко не уйдешь. А учитывая открытую местность и опыт проводников, добить зверя – дело времени. Это правила, но случаются исключения. И вот одно из них...

На базе, откуда должна была начаться охота, клиенту сообщили, что она не состоится в связи со случившейся на днях неприятностью. «Неприятность» эта лежала неподалеку, накрытая брезентом. Демонстрация того, что было под брезентом, произвело на этого человека неизгладимое впечатление, заставив задать себе вопрос, стоит ли вообще дальше заниматься охотой. Там лежал человек, вернее то, что от него осталось. Он был без головы. Все ребра и брюшина его были выбиты всего одним ударом медвежьей лапы. Человек этот при жизни был охотником и погиб по вине горе-охотников, тяжело ранивших и не сумевших, а то и не пытавшихся добрать мощного зверя.

Как показали следы, умирающий матерый медведь пересек путь снегохода совершенно постороннего охотника за пушниной. Нанес ему только два удара и умер неподалеку, забрав с собой человеческую жизнь. Этот случай ненадолго прервал индустрию тщеславия. Правда, в этом году весеннее истребление медведей на Камчатке приостановлено. Такая охота имела бы право на жизнь, если бы желающий проверить себя человек шел на медведя один на один и с нормальной дистанции наверняка брал бы зверя одним-двумя точными выстрелами, а проводники, находящиеся поодаль, страховали бы его при доборе подранка. Учитывая же вышеописанные события, прежде чем идти на медведя, я задался бы простым вопросом: а нужен ли медведь?

Анатолий Бонч-Бруевич 22 июля 2008 в 13:43






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑