ОХОТОВЕД ОХОТОВЕДУ

(о статье Е. Козлова «Стереотипы в охотничьем хозяйстве» в «РОГ» № 27–28)

Так же, как и автор, я не согласен с тем, что только браконьерство влияет на численность охотничьих животных. Но браконьерство влияет и очень существенно. Можно привести классические примеры истребления бизонов на диком Западе или истребление лосей в конце XIX века в России. Но обратимся к нынешним временам.

Автор пишет: «Всего в год выявляется 40–60 тысяч нарушений правил охоты. А отдельные «мастера своего дела» составляют по 70–80 протоколов в год. Много это или мало?»

Я считаю мало. Возьмем, к примеру, автобраконьерство. Много ли выявляется таких дел? Единицы, а тем временем очень многие охотники, заезжая в охотугодья на транспорте, отстреливают зверей и птиц с применением транспортных средств. Но доказать и тем более поймать таких нарушителей с поличным очень трудно. Один инспектор в районе не способен проконтролировать всех охотников, которые одновременно находятся в охотугодьях. Одни едут на моторных лодках и стреляют утку, другие едут на машинах и стреляют по дорогам глухарей и зайцев. Кто-то едет специально, выбрав такой способ охоты, кто-то попутно, пока доеду, глядишь, чего на супчик и добуду. Были времена, когда наши «охотники» хвастались, что за одну ночь они по дорогам стреляли до 20 зайцев, по 10 глухарей. Теперь такого нет, как и дичи. И что, браконьерство тут не причем?

Снова цитата: «Охота в значительной мере саморегулируется. Так, при росте популяции лося его добыча планировалась в размере 10–15%. Теперь же, при снижении поголовья, она сокращена до 2,5–4%.

Наивный подход. Планирование и реальная добыча – это разные вещи. В эпоху, когда были заготовительные лицензии на лося, и мясо обязательно сдавалось государству, был такой лозунг: «На каждую лицензию одного себе, другого – государству». Сейчас же человек, купивший за баснословные деньги лицензию, даже не задумываясь, на одну лицензию стреляет столько, сколько сможет, и лицензию закрывает только тогда, когда есть вероятность попасть на проверку при вывозе мяса. А сколько охотников, не имея возможности купить лицензию, стреляет лосей просто так? А сколько добывается лосей летом на солонцах, а сколько пропадает в поставленных и брошенных петлях?

Поэтому оперировать официальными цифрами количества составленных протоколов просто смешно. Выявленные нарушения – это мизерный процент от того, что на самом деле творится в охотугодьях. Снова цитата: «В общем списке охотнадзора фигурируют далеко не равнозначные виды нарушений правил охоты. Прогулка с собакой и охота без путевки отнесены в разряд браконьерства, как и отстрел диких копытных, охота в заказниках, заповедниках и ООПТ, стрельба с вертолетов и автомототехники, и пр.» Так ведь и наказание разное. За одни нарушения штраф, за другие – уголовная ответственность. Никого же не удивляет, что, например, в правилах дорожного движения есть как статья за непристегнутый ремень безопасности или за оторванный брызговик, так и за вождение в нетрезвом виде.

Идет не снижение степени освоения охотничьих ресурсов по крайней мере не в Европейской части России, а снижение, как правильно заметил автор, профессионализма и культуры у охотников. Автор, наверное, не знает, а может, забыл, что охотничье законодательство у нас практически не меняется с конца прошлого века и принято еще в советские времена, но правовой нигилизм в охотничьей среде сейчас не сравнить с тем, что был раньше.

Андрей САКУЛИН, биолог-охотовед, Пермский край

15 июля 2008 в 13:50






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑