А ЧТО ЗА РОДИНА БЕЗ ОХОТЫ?!

Наконец-то наша газета опубликовала хоть что-то  о промысле. «РОГ» №21,  2008 года. О промысле бобра. М.Д. Перовский. Спасибо вам, уважаемый профессор!

Конечно, это пока только мысли вслух, но как нам хочется, чтоб они были услышаны. И чтоб все стало так, как пишет профессор. Сейчас ясно видно, что промысловая охота убита наповал. Но кем и зачем? Ладно, пустим этот вопрос в небытие. Однако за этим стоят люди. Мы – промысловые охотники. Как нас ни ругай, что мы такие-сякие. Простите, мы в том не повинны. Мы – дети Господа Бога. Нам это дано свыше. Как музыкант не может без музыки, так и мы – без промысла. А сказать проще – эта наша жизнь. И, как я писал раньше, закрыть охоту – значит убить человека. Ох, как много мы потеряли! Бывшие герои-промысловики. Может, вспомнят о нас только тогда, когда тучи над родиной встанут? Не дай, Господи! И закричит государство: «Давай пушнину!» Мы ее и сейчас понемногу даем, но частному лицу. И Родина слышит, и Родина видит. Видит, но сквозь пальцы. Мы тоже видим, тоже понимаем, что Родина нас просто бросила. А что за Родина без охоты? Так надо делать, чтобы народ верил своему государству. Зачем нам какой-то частник, которому нужна только личная выгода. Который никогда вам не даст за шкуру бобра 3000 рублей, как раньше давало государство. Вернее не три тысячи, а лишь сто рублей.

Многие не читали, конечно, статью профессора М.Д. Перовского «О промысле бобров». Так вот, я ввожу вас в курс дела.
Речь идет о современной высокой численности бобров в Московской области и, как результат, затоплении земель и лесов, с последующим их заболачиванием и усыханием.

И автор предлагает свои методы борьбы с этим злом. Например, установить закупочную цену за одну шкурку бобра, независимо от размера, – 3000 рублей. Что равняется старой сотне, которую нам выплачивали в восьмидесятые годы. Это просто замечательно и утопично. Сейчас частник дает около тысячи рублей за одну большую шкурку. И нам не верится, что кто-то даст 3000 рублей. Но ведь выплачивают некоторые охотхозяйства 500 рублей только за один хвост бобра. Значит, и 3000 рублей не утопия. Еще Перовский предлагает начинать бобровый промысел с первого сентября.

Можно, конечно, если бобр там враг номер один. А вот где он промысловый вид, такое действие недопустимо. В это время молодняк – чуть больше меховой рукавицы. И многим промысловикам известно, что промысел бобра начинается не с ноября, а с первого октября. И даже тогда молодняк еще очень мал. Речь у профессора идет о Московской области.

Мол, надо перечислить три миллиона рублей для расчета с промысловиками. Да, такое бы и по всей России. Так как не только Московскую область они запрудили, они повсюду. И так ли это плохо на самом деле? Конечно, нет! Возьмем, к слову, мою Пермскую область, мой район, мой охотучасток. После пагубной деятельности мелиораторов, после исчезновения колхозных плотин реки так обмелели, что утка там почти не держится. Высохли примыкающие к ним озерки и старицы, не осталось ни одного болотца. Голая сушь. И даже простой куличек на моей реке – редкость. А с падением колхозов посевные площади заросли бурьяном, кормовая база сошла на нет. Не стало того обилия птицы и зверя. И вот тут появились бобры. А на голом месте это значит много. Ты видишь их работу: плотины, сваленные деревья. И знаешь, что место тут хоть кем-то, а занято. Что тут есть промысловый зверь. Что ты можешь взять лицензию и заняться любимым делом. Хотя промысел этот труден и порой даже опасен. Иной раз, а это бывает, ты можешь уйти под лед...

Трудности бобрового промысла профессор уже описал в своей статье, и многие это знают. Значит, описывать его подробно я тоже не буду. Но точку на этом пока не ставлю...

В заключение своей заметки М.Д. Перовский пишет: «Главное, не обманывайте охотников, незамедлительно платите им, что положено и оговорено без всяких затяжек и проволочек. И тогда все будет в порядке».

Что за детская наивность!? Лично я «умываю» руки. Уважаемый профессор! Как вы могли забыть, что среди нас есть люди, которые дышат в спину. Которые вновь вскрыли старую «рану» и начали войну против капканов. Забыли про экран телевизора, где сам Жириновский размахивал капканом и говорил, какой он хороший. Послать бы его в тайгу на промысел с этим «гуманным» орудием лова. После промысла он бы сказал: кто решил издеваться над охотником! Кто это придумал!?

Смешно? Были они у меня, я их выбросил. Они, эти капканы, несовершенны и выматывают охотника. Но Кировский ВНИИОЗ давно решил задачу с отловом полуводных животных. Значит, если бобров будут ловить гуманными капканами, все будет в порядке? С одной стороны да, а с другой... Забить весь холодильник бобрами? Аж мороз по коже... Если вспомнить Серую Сову, рассказ Михаила Пришвина. И орудия лова диких канадцев. Капкан под названием спрингупуль, который выхватывал бобра из воды, и животное умирало мучительной смертью. Мы окажемся в этом случае теми же североамериканскими дикарями. Почему в данный момент у нас появилось столько бобров? Да потому, что мы уже, слава богу, не дикари. Что мы не бросаемся уничтожать этого симпатичного зверька ради пушистой шкурки, не рвем зубами его вкусное мясо. Ну что тут скажешь? Наш народ гуманен сам по себе, и это уже большой плюс для России. И огромный минус той структуре, которая отдала охотничьи проблемы в руки лесников и ветеринаров. Они развели, пусть и отлавливают. А мы что, живодеры за 3000 рублей изводить бобров под корень.

Виктор ПРОЯВИН, охотник-промысловик. Пермский край

15 июля 2008 в 14:38






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑