КОНКУРЕНТЫ

Ростки соцсоревнования, заложенные в нас на генетическом уровне, дали совершенно неожиданный прирост в виде острейшей конкуренции, в которую превратились все наши совместные рыбалки.

В пересчете на тонно-километры Петр опережал меня как минимум на порядок, обладая значительно большим стажем и опытом. При этом он, даже в принципе, не мог дать плохого совета по поводу изготовления снастей, и если бы ее носил, обязательно снял перед ним за это шляпу. А вот с насадками уши надо было держать «топориком», так как здесь его рекомендации могли быть весьма своеобразными.

Хорошо помню, чем закончился его совет чуть присолить горох, для большей вкусовой привлекательности. Крючки, опущенные в колодец, принесли бы больший результат, чем обремененные этим замечательным горохом! А уж додуматься держать червей в опилках жмыха, окуная перед наживкой в керосин – нервных просят выйти!

При этом разница в уловах была столь очевидной, что ни в каком взвешивании не нуждалась. Уму непостижимо, что мог придумать Петька, чтобы меня обловить.

В день, когда никто из сидевших на берегу не видел и поклевки, мой славный товарищ изловил карпа, у которого хвост рос почти из головы, левого глаза не было, а правый светил тусклым укором.

– Почему он не занесен в книгу рекордов? И не жаль тебе губить такую красотищу?

– Что б ты понимал! – ответил Петр и пошел сматывать снасти.

Теперь я знаю, что если рыбалка началась с поимки подобного уродца – сматывайся, так как два дня на этом водоеме делать нечего…

Общение с таким напарником не могло быть бесполезным и со временем я перестал быть простым как репа, становясь все более конкурентоспособным, даже для Петра.

Находясь в непрерывном творческом поиске, Петюня «раскопал» новый пруд. По его рассказам я понял, что карп там некрупный, но его очень много. Туда мы и устремились в один из выходных. Традиционно остановившись для ознакомления с местными достопримечательностями, чуть не упал, споткнувшись о мешок с какими-то гранулами.

Уразумев, что это комбикорм, забросил его в коляску мотоцикла. Петька сего момента не видел, любуясь соседними окрестностями. Остановились на дамбе круглого пруда диаметром метров шестьсот, по рельефу берега, видимо, не очень глубокого.

– Здорово, Валера! – поприветствовал Петр полураздетую личность, описание татуировок которого заняло бы несколько страниц печатного текста. Как рассказал потом Петька, нижняя часть, скрытая джинсами, была еще интересней, но и верхняя впечатляла.

– Сыпал! – спросил Петр.

– Полмешка, – ответил Валера и пошел сматываться.

– Где сядешь?

Метрах в двухстах от дамбы росло хилое деревце, дававшее хоть какую-то тень.

– Там попробую.

– Нормальная «сижа», – одобрил Петр, и я, выгрузив вещи, уже начал накачивать лодку, когда подошел Валера.

– Ну и мелочный же народ эти бабы! – обратился он к Петру. – Был на прошлой неделе в Покровах. Поймал пять карпов и все какие-то нестандартные: 4,8; 6,3; 5,7. А когда цепляю рыбу безменом за губу – рот открывается. Влил кружку воды. Вместо 5,7 стало 6. Перевернул. Не выливается. Полный порядок! Ну и «впарил» их всех соседке. Очень жадна до крупной рыбы, а тут еще в выходные сын у нее женится. Так не поленилась ведь, зараза, разбудила в пять утра! Орет на всю улицу:

– Что ж ты, стервец, водой-то торгуешь!

Я ей:

– Тетка Пелагея, карп-то не по воздуху порхает – наглотался!

А она орет:

– Ты мне полтора литра воды «втюрил»!

Вернул трояк, еле угомонилась.

– Ну, Валера, ты в своем репертуаре.., – хмыкнул Петр и пошел ставить донки.

Попрощавшись с новым знакомым, погрузил свой скарб в лодку и поплыл к намеченному месту. Довольно быстро «завез» – так мы называем способ, при котором груз не забрасывается с берега, а завозится на лодке с прикармливанием в месте его опускания. Уловистый способ. Проверено многократно.

Оборудовал место для отдыха. Навел порядок и засел в приятном ожидании. Прошло часа три. Поймал двух карпов, из которых самый крупный не дотягивал и до двух килограммов. К тому времени ловля такой рыбы большого интереса для меня уже не представляла. Никакой борьбы, азарта и трясущихся рук. Промысел… Мне уже надоело сидеть одному и, собрав в пакет все для чая, потопал на дамбу к Петьке.

– Изловил кого?

– Двух карпов. Самый крупный – килограмма на два…

– А крупней здесь и не поймаешь.

– Не слишком интересно…

– Зато в кармане очень тесно! – скаламбурил Петька, разжигая «Шмеля».

Я не торговал рыбой, раздавая ее соседям, друзьям и знакомым. Петька же какую-то часть пойманной рыбы сбагривал, щедро делясь оставшимся со своими родителями.

– Ночью я сплю! Вся ловля утром и днем, – рассказывал Петр, прихлебывая чай.

Ближняя к нам катушка чуть «трыкнула». Петр на это никак не прореагировал, продолжая пить чай. Основательно поужинав, мы поиграли в картишки, обсудили планы на будущие выходные и, попрощавшись, пошли к своим снастям.

Неожиданно споткнулся о старенькую Петькину катушку, почти незаметную. Поправляя сторожок, обнаружил, что леса на катушке 0,2, что было удивительно. В начале сезона мы ставим лесу гораздо большего диаметра, так как 0,2 для хорошего карпа – волосинка! Мудрит чего-то Петр, подумал я, осмысливая открытие.

Прибыв на свое место, обнаружил две сработавших катушки. На одной был карп, размером не отличавшийся от предыдущих, а на второй зацеп, причем серьезный. Рвать снасть не хотелось и пришлось плыть на лодке, чтобы разобраться на месте. Коряга оказалась здоровенной, но груз удалось отцепить.

Ветерок стих и пруд превратился в зеркало. Развернувшись, чтобы плыть к берегу, увидел Петьку совсем рядом, опускавшего грузы донок, а чуть левее – маленький пенопластовый буй. И сразу все понял. В невскую катушку лесы 0,5 входит сто метров, а 0,2 можно аккуратно намотать и все триста. Эти умельцы в 250 метрах от берега поставили буй и высыпали под него мешок гороха. Туда же и завозили на лодке свои снасти. Весь карп крутился возле их прикормки, а всем прочим рыбакам доставались остатки от их пиршества.

– Ну уж нет, ребята! Такой хоккей мне не нужен!

Быстро вымотав донки, сел в лодку и в десяти метрах от берега просыпал «дорожку» из комбикорма шириною два метра. Туда и забросил все донки. Не успело стемнеть, как начался жор. Чтобы не возиться с выпутыванием груза из сетки подхвата, я им не пользовался, вываживая «дуром» тех, что удавалось. Наверное, упустил больше, чем поймал, но и того, что поймал, было достаточно. Ловил, пока не надоело! Потом смотал снасти, надул матрац и с чувством глубокого удовлетворения лег спать. Благо поднялся ветерок и комары поубавили прыть.

– Ты долго будешь дрыхнуть!

– А времени сколько?

– Два часа! Я суп сварил… Поешь да сматывайся! – изрек Петька, оставив кастрюлю с супом.

Быстро перекусив, уложил вещи и рыбу в лодку и поплыл к дамбе. Для ускорения сборов Петр подтянул мою лодку к берегу, помогая выгружать вещи. Но увидев рыбу, чуть не схватил «кондратия».

– Это чем же ты меня обул?

– Комбикормом.

– Что-то я не видел, чтобы ты гарцевал…

– Да я ночью, в десяти метрах от берега ловил!

– Под наш буй карбида не сыпанул?

– Ума не хватило, а стоило…

– И на том спасибо. Странно, что мы не догадались на ночь карпа к берегу подтянуть…

– Знаешь, Петюня, с головой, хоть изредка, но дружить все-таки надо…

Игорь БУРОВ

24 июня 2008 в 15:07






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑