НА КАБАНА В ПЛАВНЯХ

Решили охотиться на острове, который расположен между двумя солеными озерами Скелеватое и Комковатое. Длина острова около четырех километров, ширина – с километр, внутри него много открытых участков, заросших травой, и плесов, между которыми расположены заросшие камышом и рогозом сухие гряды с переходами-перетяжками, на которых охотники и стараются перехватить гонного зверя. В этих местах очень просто и легко заблудиться.

Вот я и на номере, долгие минуты ожидания гона – самые приятые и томительные в жизни. На кого выйдет зверь, кому сегодня повезет? Каждый из стрелков мечтает – только бы на него вышел кабан. Тут всех: и Бога, и госпожу Удачу – умоляешь предоставить зверя на выстрел. Не промазать, не подвести загонщиков, которые по колено в ледяной воде продираются через камыш по кабаньим тропам, ранят руки, лицо, направляя на след гончих. И все это ради того, чтобы на кого-нибудь из нас выставить зверя. Большое им человеческое спасибо. А тебя в это время то ли от холода, то ли от длительного ожидания начинает сильно трясти, выбиваешь дробь зубами почище того дятла. Но надо взять себя в руки, стиснуть зубы и произвести прицельный выстрел.

Вдалеке от меня подала голос русская выжловка Тайга, начинает добирать зверя, затем – русский выжлец Дик, и спустя несколько секунд к ним присоединилась вся стая. Это ни с чем не сравнимая песня, когда одновременно во всю мощь ревут пять-шесть собачьих глоток, каждая своим, неповторимым и неподражаемым голосом. Когда эта лавина голосов и собачьей страсти, отклоняясь и удаляясь в стороны, все-таки приближается к тебе, и ты готов ко встрече со зверем: не промазал, не подвел, добыл – вот апофеоз всей охоты, вот ради чего стоит жить.

Охота на кабана с гончими в плавнях очень тяжела и высокоспортивна. Требует больших затрат сил и энергии как у охотников, так и у собак. Наши питомцы стирают о камыши кожу до крови, особенно вокруг глаз, уши и даже лопатки, порой по грудь в ледяной воде, по льду, но все же выставляют на нас зверя. Их тела покрыты многочисленными шрамами – следами кабаньих клыков.

Гон собак все ближе, с перетяжки на въезде в остров почти одновременно доносятся два выстрела, затем еще один, собаки орут как резаные, наверное, на хвосте у зверя, но через полминуты гон затих.

Ко мне кто-то приближается, хлюпая по воде. Успеваю вскинуть МРку; через плес, на всех махах, перебегает подсвинок. Ловлю его на мушку, выстрел – промах, второй – полетел через голову. Слава богу, попал, есть шулюм на вечер. «Дошел!» – кричу во весь голос.

Через несколько минут подошли загонщики. Есин Геннадий, подойдя к трофею, похвалил: «Молодец, Семен, пулей прямо в глаз, как снайпер». Степанов Виктор грузит поросенка в лодку, и мы едем к своим. На перетяжке уже все собрались, идет оживленная беседа. Как оказалось, Сергей Старунов и Язвинский Юрий скрестили свои выстрелы на выбежавшую свинью, она – в камыш. Сергей еще раз добавил картечи вдогонку. Собаки по крови метров через сто ее нашли. Отлично, охота удалась! Поздравляем друг друга с удачей.

На базе не торопясь разделываем сначала подсвинка, затем свинью. В обязательном порядке провожу трихинеллоскопию, все хорошо. Сергей, наш самый главный шеф-повар, заправляет в казан килограммов десять мяса, специй, лука, картошки и еще чего-то, колдует над ним и никого к себе не подпускает, в общем, объеденье.

В шесть утра подъем, употребляем по тарелке горячего шулюма, кружке чая – и в путь. Еще вчера решили охотиться на кабана «На кобыле». В прошлом году там нашли павшую лошадь, как она туда забрела и погибла, одному богу известно. Шакалам повезло, пиршествовали очень долго. Поэтому и назвали это место так. Грузим на машины две лодки и выезжаем. Мне опять везет, со своими охотничками я должен заплыть в застрел вокруг по лиману за три-четыре километра на канал, отделяющий эти угодья от острова, где охотились вчера.

Вот и устье канала, внимательно осматриваем берега, чтобы не пропустить выходные тропы. Метров через двести обнаруживаем звериные переходы. Высаживаю на вал своих пассажиров, они осмотрятся на месте и встанут в застрел, где тропы посвежее.

Я налегке двигаюсь по каналу дальше. Впереди показался довольно-таки широкий плес, на котором охотники на утку уже собирали чучела. Прошел по каналу еще метров четыреста, троп и переходов нет, уже виднеется соседний лиман. Вот и кабанья тропа, но она замерзшая, метров через тридцать еще одна, уже с поломанным льдом, значит, зверь ходил по ней.

Вот здесь, между тропами, я и встану. Загоняю лодку в камыши, заламываюсь и делаю засидку. Время уже половина десятого утра. Сидеть придется очень долго и очень тихо, поэтому, пошатывая лодку, обламываю все скрипучие камыши, окончательно маскируюсь. Прошло полчаса, пока тихо. Недалеко, метрах в двадцати от меня, сел селезень кряквы, но я на номере, стрелять нельзя. Селезень с минуту поглядел на меня и уплыл в камыши. Прямо возле лодки проплыла ондатра, жалко не успел снять на видеокамеру, нырнула. Уже обед, в том месте, где я высадил Подакина и Веденского едва слышен гон собак.

Приходят сомнения в правильности выбранного мною места. Однако несмотря на холод, продолжаю сидеть дальше.
Прошел еще час ожидания. Где-то в километре от себя я услышал долгожданный гон собак на своей стороне плавней и два далеких выстрела. От волнения, от холода и от поступившего в кровь адреналина начинает трясти, ружье прямо выпрыгивает из рук. Хоть и ожидал, но как-то внезапно слышу, как крупный зверь прет на меня по камышу слева, ломая лед. Слабый ветерок тянет по каналу, хотя бы не подветрил, хотя бы зверь не учуял. Перед самым каналом зверь остановился, шумно втягивает воздух, секунд десять стоит и, слава богу, пошел.

Вот он, миг удачи, вот оно, охотничье счастье, когда зверя держишь на мушке и от твоего выстрела зависит результат всей охоты, всех материальных затрат и многочисленных трудов. Это крупный кабан, секач, или вепрь, как его называют охотники. В канале видна лишь его голова с ухом, торчащим над водой, метров пятнадцать от меня. Бью первым, кабан после выстрела полез на купань камыша, открывая затылок – самое убойное место, стреляю вторым – все, готов, забился в воде, доставая клыками со дна корни камыша и пучки куширя. Через минуту зверь затих, холмик щетины видно из воды. Все. Дело сделано! От холода, волнения и азарта, как в известной басне, «в зобу дыханье сперло», не могу толком крикнуть, прохрипел: «Готов!!!», после чего мой организм уже расслабился, меня затрясло, и начал я выбивать трель соловья губами.

Время половина четвертого. Через четверть часа подошел со своим племянником Андреем и с собаками Степанов Виктор: «Ну что?» – спрашивает. – «Нормально, там, в воде плавает», – рукой показывая на кабана, с трудом ответил я. Вытаскиваем из воды и грузим в лодку, садимся сами, берем собак и потихоньку, как Виктор сказал, «с Богом», поплыли на берег.

На берегу встретили нас с поздравлениями, но отличился и Сазонов Борис. Добыл кабана чуть поменьше моего, килограммов на сто восемьдесят, а мой – на двести. Те два далеких выстрела, которые я слышал, были его. Борис прослушал идущего по тропе первого кабана, вышедшего, как оказалось, на меня, а спустя некоторое время к нему прибежал другой кабан. Тут же на берегу Бугрик Сергей закрывает лицензии. Теперь можно грузиться и ехать на базу.

Гончие, как это часто бывает, поймали еще и енотовидную собаку, или, как мы ее называем, енота. В общем, за два коротких зимних дня охоты было добыто: один енот, один подсвинок, одна свинья и два приличных трофейных кабана.

Отличный результат, я, конечно в шутку, посоветовал ребятам и впредь на охоту приглашать нас. Есть добыча и видеоматериал для фильма.

На охотбазе все, как обычно: сначала разделать добычу, провести трихинеллоскопию мяса. Все нормально, трихинелл не обнаружено, теперь и перекусить не грех, чайку попить.

Приступаем к самому ответственному этапу – разделке мяса по пайкам. У нас в этом деле свои мастера. Мясо от свиньи и кабанов раскладывается отдельно по одинаковым пакетам и пайкам, кто-нибудь из нас отворачивается, называет имя, тот подходит и забирает пакет. Мясо кабанов-секачей чуть припахивает, поэтому его в отдельный пакет. Перед приготовлением его необходимо вымачивать в воде с содой, на ведро воды ложка соды.

Не забываем никого, и никто ни на кого не обижается. Застрельщики, в том числе и я, дополнительно забирают ливер и шкуру с головой для изготовления трофея. Благодарим за славную охоту, за гостеприимство председателя охотобщества Владимира Прокопца, егеря Сан Саныча, охотоведа Сергея Бугрика и конечно же бригадира охотников Евгения Ковалева с его дружным коллективом. Огромное спасибо им за все.

Удачи на охотничьей тропе!

Юрий СЕМЕНОВ

24 июня 2008 в 15:13






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑