ГУСИ И ПОДСНЕЖНИКИ КУЛУНДЫ

Бескрайние Кулундинские степи. Прошло менее года, и я опять здесь в очередной экспедиции. Наш «уазик» мчится по степи, преодолевая то снежный вихрь, бросающий нам навстречу белые «снаряды», разбивающиеся о лобовое стекло, то залитые ослепительным солнечным светом бескрайние «золотые» покосы пшеницы, примыкающие к заросшим камышом мелководным пресным озерам...

Озера буквально забиты водоплавающей птицей. То тут, то там из высоченных пожухлых камышей поднимаются стайки уток и серых гусей. Отдельные табунки сидят на жнивье, с удивлением глядя на проносящуюся мимо них машину. Но они нас не интересуют. Наша цель – белолобый гусь, и его нам сегодня обязательно нужно найти на полосе, чтобы завтра утром организовать результативный отстрел.

Впереди очередное заросшее камышом озеро – «ляга» на местном наречии. Рядом с ним скошенная полоса длиной в километр, а все остальное – сплошные некоси да березовые колки. Если на озере есть гусь, то он обязательно должен прийти на эту полосу, поскольку больше идти практически некуда. Семь часов вечера. Заезжаем в березовый колок примерно в километре от полосы, достаем бинокли и начинаем наблюдать. Наши расчеты точны – первый табунок белолобиков поднимается с озера и, преодолевая сильный встречный ветер, идет низко над землей и практически без облета садится на полосу. Минут через десять за ним идет следующий, потом еще один, и так до тех пор, пока все гуси не рассаживаются по полосе и спокойно начинают плотный «ужин». К ним со временем присоединяются несколько небольших стаек серых гусей, но они садятся чуть обособленно, подчеркивая свою независимость.

В принципе, нам можно и уехать, соблюдая осторожность, но мы решаем проследить за птицей до самого отлета на воду, чтобы убедиться, что она уйдет никем не побеспокоенная. Рытье и обустройство скрадков мы оставляем на предрассветный час, так как уверены, что сможем подготовить их быстро и аккуратно. Но пока мы наблюдаем за гусями, степь продолжает жить своей жизнью. Из соседнего колка, находящегося в полукилометре, на открытую некось выходит табунок из пяти косуль. Переключаем на них все свое внимание. Козы величаво «плывут» по ковру из колючих трав в соседний колок. Осторожно, прикрываясь деревьями, выезжаем из своего укрытия и пытаемся подъехать к козам поближе, чтобы полюбоваться ими. Нам удается и гусей не потревожить, и подъехать к косулям метров на 200.

Ближе козы нас не подпускают и поспешно скрываются под сенью густых ракит. Но сюрпризы на этом не заканчиваются. Из этого же островка леса навстречу нам выходит матерый козел-рогач. Великолепный трофейный экземпляр сибирской косули. Высоко подняв свою гордую голову, увенчанную великолепной парой полуметровых рогов, он, казалось бы, не обращает на наш «уазик» никакого внимания и только после нашего настойчивого приближения начинает движение и на махах, сверкая белым подхвостьем, скрывается за березками, из-за которых вышли первые козы. Постепенно надвигаются сумерки, и нам нужно возвращаться к нашим гусям, чтобы проверить, на месте они или нет. Однако неожиданные встречи продолжают сопровождать нас. Из-под колес поднимается стайка тетеревов и, перелетев некось шириной метров 300, рассаживается на березах, одиноко стоящих в ее дальнем конце.

Останавливаемся и рассматриваем их в бинокли, а тем временем через некось, пересекая ее слева направо, бежит барсук! Видно, где-то здесь у него нора и он стремится поскорее уйти от опасности, которую, по его мнению, представляет собой наша машина. Барсук бежит на удивление быстро, опровергая представление о нем как о неуклюжем звере, и за считанные секунды достигает высокого бурьяна и скрывается в нем, по-видимому, отыскав там свою нору.

Мы незаметно въезжаем в колок, из которого первоначально наблюдали за гусями. Все на месте, и мы прикидываем, где будем копать скрадки. Так как мы используем принцип коллективной охоты как самый эффективный и надежный, то копать их нужно будет близко друг от друга, чтобы обеспечить максимальную плотность огня в момент подлета гусиной стаи. Благодаря такому способу и совершенной организации охоты, мы, несомненно, сможем отстрелять гусей столько, сколько будет нужно. Здесь хотелось бы сделать небольшое отступление.

Недавно, в одном из номеров «РОГ» на первой полосе, посвященной охоте на гусей в Калмыкии, я прочел, что способ коллективной охоты на гусей, когда стрельба ведется синхронно, по команде старшего – способ американский.

Поскольку «нет пророка в своем отечестве», ошибка непрофессионала заслуживает снисходительного отношения. Но для молодых охотников, уважающих труд многих поколений охотников России и стремящихся бережно относиться к традициям русской национальной охоты, еще раз подчеркну: способ коллективной охоты на гусей был разработан и доведен до совершенства российскими охотниками, и прежде всего охотниками Западной Сибири.

Он начал развиваться с момента появления в России ружейной охоты на гусей, то есть несколько столетий назад, как способ защиты посевов русских переселенцев от многочисленных стай серых гусей, наносящих им весьма серьезный урон. Я знаком со способами охоты на гусей в США и Канаде. Там действительно применяется способ коллективной охоты, но этим государствам чуть более двухсот лет, а история коллективной охоты на гусей в России насчитывает, как минимум, три столетия, почему и является истинно национальной охотой.

Над степью сгустились сумерки, и мы покидаем свою позицию. Немного отъехав, сидящий за рулем Володя неожиданно останавливает машину и просит меня выйти. Выйдя, я обнаруживаю почти у самых колес ковер из великолепных весенних цветов. Настоящие сибирские подснежники. Внешне они напоминают тюльпаны в миниатюре, самых разных оттенков, от ослепительно белых, как ландыши, до чуть желтоватых, как слоновая кость, и отливающих нежным цветом сирени.

Сегодня 9 мая. День Победы. И последний день нашей работы по добыче водоплавающей птицы для проведения комплексных научных исследований. Программа отстрела практически выполнена, и нам осталось отстрелять двух серых гусей. Но поскольку серый гусь, как и глухарь, национальное достояние России, мы, чтобы избежать перестрела, отступаем от принципа коллективной охоты. Наша четверка разделяется на две пары: Юра с Володей садятся на полосу примерно в километре от нас с Витей. Мы же занимаем полосу, на которой накануне стреляли белолобых гусей.

Сегодня они сюда уже не придут, а для того чтобы сюда пришли серые гуси, помимо профилей, мы высаживаем манного гусака.

Другого гусака забирают с собой Юра и Володя. В случае отстрела будем держать связь по мобильным телефонам.

Высаженный гусак сразу же начинает подавать голос: видимо, набирающий силу рассвет придает ему вдохновения и желания поскорее увидеть своих вольных собратьев. Гогочет он не переставая. Вскоре над редкой посадкой на краю полосы появляются три пепельно-серых силуэта. На большой высоте они облетают нашу засаду и, несмотря на то что мы с Витей буквально вжимаемся в землю своих окопов, при заходе на второй круг по-прежнему не снижаются. Но скучать нам долго не пришлось. Со стороны засады Юры и Володи раздалась частая беглая стрельба. А так как зря стрелять они не будут, мне стало ясно, что наша программа выполнена. Ну что же, возможность выстрелить по белолобым гусям у нас еще осталась, и поэтому мы терпеливо ждем своего счастливого мгновения, затаившись в скрадках. Но вдруг я замечаю, что наш гусак исчез! Вылезаю из окопа и направляюсь искать его. Как сквозь землю провалился. Неужели сумел сорваться с ногавки? Ухожу в поиск метров на 200, но тщетно. Принимаю решение еще раз осмотреть то место, где сидел манный гусь, и чуть было не наступаю на него, затаившегося в неглубокой ямке среди стерни.

Здорово же серые гуси умеют маскироваться! Имея серо-коричневое оперение верхней части тела, они способны замереть, прижавшись к земле, и буквально слиться с местностью, став практически невидимыми. И в этом я еще раз убедился. Но заставил его встать, а сам поспешил в скрадок. И едва я успел спрятаться, как увидел пару серых гусей, летящих над стерней на высоте метров 5. Они четко шли прямо на гусака, а тот, вытянув шею, с любопытством смотрел на них. Вот они уже в 30 метрах от нас, но мы... провожаем взглядом их резкую свечу прямо над нашим гусаком, любуясь величественным полетом этих красивых птиц. Гусак же после такой «обиды» вновь затаивается, исчезая в стерне. Нет, не будет сегодня белолобиков.

Вместо них на полосу приезжают Юра с Володей. Все, как и должно быть, – у них пара серых гусей. Собираем профили, фотографируемся на память, убираем гусака в садок и едем в посадку, чтобы сегодня, 9 мая, выпить за Победу! У посадки, в том месте, где мы в темноте прятали машину, большая поляна, усыпанная подснежниками.

Наскоро приготовив импровизированную «поляну», мы поднимаем чарки: «За Победу!» Ласковый теплый ветер колышет головки обступивших нас подснежников, сделавших этот весенний праздник для нас незабываемым.

Алексей СТЕФАНОВИЧ 17 июня 2008 в 15:37






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑