Не всякое лыко в строку

...«люди злословят обычно не столько из желания навредить, сколько из тщеславия»...

Всякий панегирик скучен,
а сатира занимательна;
следовательно, чтобы не быть
скучным, невежда вынужден
злословить.

К. Гельвеций.

Ознакомившись со статьями «Особенности национальной экспертизы» за подписью Валентина Бодункова («РОГ» №18 (718) и №19 (719), я не смог припомнить, чтобы борзятник и юрист Валентин Бодунков проявлял интерес к гончим и писал о них.

Автор честно признается, что он «не специалист, не эксперт, а просто любитель. По этой причине никогда не навязываю читающей публике свое мнение, считаю это неэтичным, всегда помня, что мнение – плод воображения».
 
Лучше и не скажешь!

Но что удивительно: буквально через 3–4 строчки ниже по тексту его первой статьи перед нами предстает совсем другой Бодунков!

Юрист-правовед В.Бодунков признает, что эксперт – специалист, дающий заключение при рассмотрении, оценке кого- или чего-нибудь. Но поскольку среди специалистов-гончатников по одним и тем же вопросам нет единого мнения, любитель-борзятник Бодунков и поспешил разобраться в ситуации.

Но вместо «разбора ситуации» автор решил сначала откровенно изобразить из себя этакого новичка-несмышленыша, не ведающего различия между квалифицированным экспертом и только-только получившим начальную третью категорию. Откровенно сочувствую В.Бодункову.

В своей статье «А судьи кто?» («РОГ» № 9) я подробно остановился на особенностях технического и зоотехнического стандартов. Вынужден еще раз отослать Валентина Бодункова к этому материалу.

В животноводстве, а собаки как биологический вид являются составляющей частицей этого многотысячного «водства», процесс планового создания новых пород занимает продолжительный период. И конкретный пример тому – создание уже в советское время новой отечественной породы: русская пегая гончая. В настоящее время мы руководствуемся стандартами на породы гончих, которые были приняты Всесоюзным кинологическим советом МСХ СССР 23 декабря 1980 г. и утверждены Приказом Главного управления по охране природы, заповедникам, лесному и охотничьему хозяйству МСХ СССР №19 от 13 мая 1981 г.

И не правда, Валентин Бодунков, что зоотехнические стандарты на охотничьих собак не предусматривают ни возрастных, ни «эксплуатационных» изменений. Начиная с общего вида, типа конституции и поведения, роста, окраса, в описании каждой стати экстерьера четко обозначены недостатки или пороки, а они-то, как правило, и бывают возрастными или «эксплуатационными».

В.Бодункову, так же как и А.К.Дорофееву, не нравится принятая в отечественном охотничьем собаководстве сравнительно-глазомерная оценка экстерьера. А мне нравится. Казанский, А.П.Марин, Е.К.Чекулаев – это были выдающиеся эксперты Всесоюзной категории, и ни один из них не ставил под сомнение эту методологию экспертизы. Напротив, подчеркивали, что это наше достояние, это пласт национальной охотничьей культуры.

Не для красного словца я писал о ней, что это «своего рода школа, курсы повышения квалификации не только ассистентов и стажеров, но и для всех зрителей ринга». Пример с Сашей Которевым очень показателен.

Дерзайте, господин Бодунков, вносите в комиссии РФОС по экстерьеру и по правилам проведения экспертизы гончих свои соображения по их усовершенствованию. А пока искренне советую внимательно читать ныне действующие стандарты на гончих и правила их испытаний. Обратите особое внимание на примечания по каждой стати: недостатки и пороки. Я ниже укажу, почему воздерживаюсь поправить вас в оценке «отлично» за экстерьер Заливаю 1169/02 и кое в чем еще.

По тексту статьи В.Бодунков далее «разносит» бесчестных московских экспертов-борзятников, которые «на Всероссийской...» (не указывает, где и какой по счету) «высокопрофессионально!!!» снизили оценки за экстерьер его, Бодункова, борзым, и далее: «С уверенностью можно предположить, что аналогичным образом устранялись конкуренты и на тверской выставке».

Простите, юрист В.Бодунков, а как же нам, грешным, далеким от юриспруденции, быть с понятием презумпции невиновности?

И что удивительно, В.Бодунков не назвал поименно ни одного «бесчестного», в его представлении, эксперта-специалиста по борзым. Это что, неуверенность в правоте или трусость? В.Бодунков обрушился с критикой на эксперта-кинолога Всесоюзной категории по гончим Руслана Ивановича Шияна. Выросло новое поколение гончатников, и для них оскорбительный выпад В.Бодункова в адрес Р.И.Шияна может быть и не понятен. Нас, гончатников той поры, в МООиР осталось совсем немного, и поскольку моя оценка «величия» Кенарки А.П.Кобрина, как и у Р.И.Шияна, расходится с фантазией Л.А.Титова, на которую ссылается В.Бодунков, расскажу, как было дело.

В начале апреля 1977 г. на совместном заседании бюро секций русских и русских пегих гончих МООиР рассматривались кандидатуры гончих в команду на матчевую встречу Москва – Калинин.

Русскую гончую Кенарку 2612, р. 11.5.69 от Буяна 1707 Евграфова и Кенарки 1483 ВВОО, владелец Кобрин А.П., в основной состав не включили, а утвердили запасной. К тому времени было хорошо известно, что Кенарка на гону стала изрядно привирать. Особенно резко выступил против включения Кенарки 2612 в основу эксперт I категории по гончим Шиганов Л.И. и «посеял бурю гнева». Не учел Леонид Иванович, что Кобрин А.П. является начальником Озерецкого охотхозяйства, а кое-кто из экспертов постоянно «пасется» у него в хозяйстве. Именно они и отличались в хамстве и выпадах против летчика-истребителя, участника Великой Отечественной войны Л.И.Шиганова.

На упомянутой матчевой встрече Москва–Калинин команда МООиР заняла первое место. Уже выступая вне зачета, Кенарка сработала на диплом I степени.

Сам я имел хороших гончих, но чтобы гончая, в данном случае речь о Кенарке, «...работала так, что не заяц ее водил по лесу, а она его, как на руках, перед собой носила», ни самому не посчастливилось видеть и слышать, ни классиков в оценке работы гончей читать не довелось.

Другой непосредственный участник и свидетель работы Кенарки, опытнейший гончатник и эксперт Всероссийской категории по породам и испытаниям гончих К.А.Климачев в оценке работы Кенарки был более скромен: «Вполне заслуженно работу Кенарки расценили на диплом I степени».

В октябре 1978 г. в угодьях Озерецкого охотхозяйства, то есть того самого, где директором был А.П.Кобрин, проводились московские областные состязания гончих. За команду русских гончих были заявлены Фагот 3937 Л.И.Шиганова и Кенарка 2612 А.П.Кобрина. За команду русских пегих гончих была заявлена Волжанка 2049 А.Н.Кузяева.

Рано утром 30 сентября на базу прибыл А.П.Кобрин и, мотивируя тем, что лично сам при испытании своей Кенарки присутствовать не может, выставлять ее ведущему Б.П.Громову не разрешил. Помнится мне, Фагот Л.И.Шиганова сработал на диплом III степени. Моя Волжанка не сработала. Огорченный, я стал собираться домой, но Л.И.Шиганов попросил остаться:

– Алексей Николаевич, это из-за меня Кобрин запретил выставлять Кенарку. Он же прекрасно знает, что она давно не молчит ни на сколах, ни на проносах. Нет, я все-таки дождусь, когда Громов получит от Кобрина разрешение выставить Кенарку.

Жил Л.И.Шиганов на базе почти неделю, но, знать, не судьба ему была послушать гончую, которая «...зайца, как на руках, перед собой носит». Если судить по Расценочной таблице результатов московских областных состязаний гончих 1978 г., Кенарку 2612 через 2–3 дня после отъезда Л.И.Шиганова все-таки выставляли, она при очень высоких баллах сработала на диплом I степени и стала чемпионом этих состязаний.

В журнале «Охота и охотничье хозяйство» (1979, №10), в статье, посвященной итогам московских областных состязаний гончих 1978г., главный судья этих состязаний П.А. Яровицкий писал: «С каждым годом росло ее мастерство. Сейчас она может гонять зайца без перемолчек и сколов до двух часов, отдавая при этом голос без умолка».

В ту пору гончатников в Москве и области было значительно больше, чем сейчас, и очень нередко по средам собирались они в МООиР. И, конечно же, не осталась без внимания и восторженная хвала П.А. Яровицкого Кенарке.

Хорошо помню реакцию Бориса Васильевича Дмитриева: «Сукин сын, надо же так опозорить собаку...» И нет ничего удивительного, что Р.И. Шиян в своей книге «Русская гончая» (М., 1995) назвал такой восторг работой гончей-пустобреха мошенничеством.

Если вы, господин Бодунков, дорожите своей репутацией, я бы очень советовал Вам извиниться перед Русланом Ивановичем Шияном за совершенно незаслуженный упрек, плохо характеризующий вас перед лицом гончатников России и ближнего зарубежья.

А если и дальше поимеете желание писать о собаках охотничьих пород, то прежде всего четко уясните себе различие между племенным животным и пользовательным. А то, оказывается, вы и этого не знаете, а «взяв в руки перо» и, добавлю, заправив его желчью, поучаете многоопытных экспертов Всероссийской категории.

Поначалу я никак не мог догадаться, что движет юристом-правоведом по образованию и борзятником по увлечению (если так!) в страстном порыве подвергать сомнению правомерность возврата национальной породе ее достойного названия: русская пегая гончая, упрекать меня в отрицании «загривины» у русской гончей, в «незаконности» проведения экспертизы гончих. А я, между прочим, до болезни провел экспертизу русских и русских пегих гончих на 22 областных выставках. Подобных упреков не слышал. И книга моя «Отечественные гончие и охота с ними» ему не по нраву. А она на прилавках в магазинах не залежалась. На Всероссийкой выставке в Твери ко мне подходили гончатники, благодарили за книгу. Интересовались, буду ли я выпускать ее второе издание, иногда давали и добрые советы, как ее сделать и полезнее, и интереснее. Некоторые пожелания я обязательно учту.

Я раньше не говорил об этом, сейчас скажу. Мне было очень больно и стыдно за ту «экспертизу», что выдал В.Н.Тарасенко.

Казнил себя, что уступил в свое время его настоятельной просьбе и дал ему рекомендацию на присвоение звания эксперта Всероссийской категории по породам гончие.

Да меня бы потом совесть грызла, я бы перестал уважать себя как эксперт и не позволил бы себе что-то писать о гончих, которыми я «болен» почти 60 лет, если бы не провел вне ринга гласную экспертизу Айды 4465/02 и не объявил свою оценку «отлично». Между прочим, под аплодисменты и возгласы одобрения многих свидетелей этой «вольности».

Вот как отозвался о моей «вольности» в своем письме ко мне заводчик русских пегих гончих и владелец Айды 4465/02 Ю.А.Родюшкин: «Уважаемый Алексей Николаевич, не будь вас, никто бы, я повторюсь, не рискнул заступиться за незаслуженно обиженную Айду».

Обязательно еще раз прочитайте статью Антона Леонидова «Кому нужна такая экспертиза?» («РОГ» 25–31 июля, 2007 г.). Может, «вольность» эксперта В.Ф.Юдаева и ее последствия помогут вам одуматься и вы не будете впредь охаивать отечественную методологию проведения экспертизы собак охотничьих пород на наших российских выставках. Как говорил Ларошфуко, «люди злословят обычно не столько из желания навредить, сколько из тщеславия».


А.Н. Кузяев, эксперт Всероссийской категории по породам гончие 17 июня 2008 в 15:39






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑