ВОЛОГОДСКИЕ ТОКА

В Калмыкии на гусей отохотились, в Подмосковье открытие прошло неплохо, и теперь перед нашей компанией задача: догнать гуся, уходящего на север.

То, что поедем в Вологодскую область, было решено давно, но вот вопрос, куда конкретно, вызвал серьезные споры.

Точных координат охоты не знал никто, и каждый отстаивал варианты, основанные на рассказах друзей. Остановились на предложенном Евгением городе Череповце, в районе которого он был прошлой весной проездом и видел несметные стаи гусей. Выезжаем поздним вечером и уже в 7 утра с нетерпением смотрим на замок, висящий на двери Череповецкого охотничьего общества, где рассчитываем выписать путевки. Однако настроение отнюдь не радужное.

Дело в том, что в районах, где останавливается на отдых пролетный гусь, он практически всегда виден в воздухе даже днем. Мы же во время пути ранним утром не встретили ни одной стаи, и это настораживает. Наконец, замечаем мужчину, выгуливающего русскую гончую. Ясно, наш брат-охотник. То, что он рассказывает, подтверждает худшие предположения – гусь уже ушел. Решаем попробовать догнать его, проехав на север еще километров двести. В поисках хороших угодий проезжаем все триста, пока не оказываемся в самой настоящей тайге, где и полей-то приличных нет, и упираемся в реку. Все, дальше пути нет.

Да, совсем забыл, в охотобществе (мы все-таки дождались его открытия) нам сказали, что в Вологодской области охота на водоплавающую дичь бесплатная, по предъявлении охотничьего билета, значит, путевки не нужны.

Открытие завтра, кататься надоело, решаем разбить лагерь, а дальше видно будет. Перед нами неплохой заливчик с залитыми кустами, и, возможно, хоть утка будет. Мы же подготовлены основательно, даже подсадные есть. Главное, место тихое и совершенно безлюдное. Но, как оказалось, это только на первый взгляд. Только начали расставлять палатки, как затарахтел первый мотоцикл, за ним другой, и пошло-поехало. Создавалось впечатление, что приглянувшийся нам заливчик собрал все мужское население ближайших деревень. На поверку так и оказалось, но это были не охотники, а, если можно так выразиться, рыбаки. Дело в том, что на нерест как раз пошла щука.

Было ясно, что и уток, нашу последнюю надежду, они распугают. Два охотника из команды сразу же откололись и поехали искать гуся дальше, а мы, оставшиеся пятеро, сели на бережку и пригорюнились. Стали возвращаться рыбаки, и Валера, самый коммуникабельный, пошел к ним, чтобы купить рыбки и узнать обстановку. Вот тут-то на нас посыпались сюрпризы, и, что самое главное, в большинстве своем приятные.

Перво-наперво выяснилось, что в ближайшей деревне находится собственная охотничья власть, и нам необходимо выписать там путевки. Во-вторых, гусей здесь никогда не было, зато глухариные и тетеревиные тока богатейшие, а желающих отвести нас туда за умеренную плату найдется предостаточно.

Вечером распределились по проводникам (ими стали отец и три сына), договорились о цене и отправились на подслух.
Каждый выбрал ток по степени доступности. Кто-то предпочел доехать на джипе, старший проводник повез на моторке по реке, а я прельстился дальним током на болоте, за пять км, но, по рассказам, исключительно богатым.

Надо сказать, что я был совершенно уверен в успехе, поскольку охотился раньше на токах в Карелии и в республике Коми. Главное, чтобы глухарь запел, а я уж как-нибудь к нему подскочу. Примерно так я самоуверенно и заявил своему проводнику. Как выяснилось позже, глубоко заблуждался. Во-первых, я не услышал прилета птиц и посетовал на это Володе. В ответ он удивленно посмотрел на меня и, ткнув пальцем вперед, буркнул, что только рядом с нами сели четыре, а всего на току поют более 20 петухов, и кроме него сюда никто не ходит. Посрамленный, решил в дальнейшем держать свое мнение при себе.

Ночь, как водится, провели у костра. Я выпытывал тонкости местной охоты на глухаря и вообще охоты, Володя же, совершенно в стиле русского человека, сетовал на местную власть. Но больше всего меня поразил план завтрашней охоты. Звучало это примерно так: «Сначала возьмем ту пару, что с краю, а потом доберем ближних (надо понимать тех четырех, что он слышал). Как вам планчик на одно утро? Прекрасно понимаю, что никакие воспитательные речи с моей стороны успеха не возымеют. Когда же я сказал, что мне нужен всего один, он обиделся и заявил, что за одним нечего было переться в такую даль.

Ночь пролетела незаметно, и вот мы уже стоим, напряженно вслушиваясь в ночную тишину. Сразу же скажу, что попытки услышать токующего глухаря раньше аборигена обречены на провал. Позже я ходил на разные тока с разными проводниками, и всегда они половину пути вели меня к глухарю под песню, слышимую только ими. Точно так же дело обстояло и у моих друзей.

Так и в этот раз я сначала около ста метров прыгал за проводником, и только услышав песню, пошел один. Подскочил довольно быстро и остановился в недоумении. Вот три чахлые сосенки, явно из которых раздается отчетливое щелканье, а птицы не видно. Под песню смещаюсь в сторону – нет глухаря. Ко мне подходит удивленный Володя и знаками спрашивает, почему не стреляю. Показываю, что не вижу. Он тычит пальцем в сосенку, которую я, как мне кажется, оглядел всю. Вот тонкий ствол, а вот шапка из иголок, а глухаря нет. В этот момент шар, который я принял за крону сосны, срывается и улетает. Глухарю, очевидно, надоело смотреть на придурка, стоящего в 20 шагах, и случилось то, что и должно было случиться.

Володя улыбнулся и повел к другому петуху, поющему в стороне. Я пылал не просто желанием реабилитироваться, а прямо-таки жаждой мести, торопился и, как следовало ожидать, спорол и следующего петуха. Нужно было успокоиться и перекурить. Пока перекуривал, рассвело, и стало понятно, что ловить больше нечего. Дело в том, что болото, на котором расположен ток, по сути, совсем голое. Одни чахлые сосенки, маскироваться за которыми при подходе бесполезно. Пришлось отправляться домой.

На базе конечно же сюрприз: трое охотников (все, кто ходил), из которых двое впервые на току – с добычей. Один я пустой, но приобретший достаточный опыт для завтрашней охоты.

Днем походил по лесу, нашел пару характерных мест для тяги, но это для ребят уже отстрелявшихся, мне же вечером путь на другой ток, с другим проводником.

Переплываем реку на лодке и по приличной лесной дороге хорошим шагом бодренько идем к току. На этот раз мой проводник молодой парень Сергей и, что не очень радостно, еще один приезжий охотник из Вологды.

Утром Сергей выделил вологжанину левую сторону тока, а мы двинулись направо. Еще в полной темноте у нас запел глухарь. Приноровившись за прошлую охоту скакать по болоту, я довольно быстро подошел к петуху. Стою, смотрю, жду, когда рассветет. Торопиться некуда, слушаю песню и жду до верного выстрела. Все больше и больше сереет, и вот он, сидит на макушке сосны во всей красе. Распустил хвост и крутится из стороны в сторону. Под песню поднимаю ружье, и в этот момент за спиной гремит выстрел. Петух подранком планирует в болото. Первая мысль, что это мой проводник не выдержал и выстрелил, не понимая, почему я молчу. Вдруг вижу навязанного напарника, бегущего к месту падения глухаря. Вот паразит, мало того, что забрался на нашу половину, но еще и не мог не видеть меня, стоящего почти под петухом. Жадность. Примериваюсь дать ему в глаз, но как-то неудобно, я все-таки гость. Сергей же молодец, не вступая в пререкания, тащит меня к следующему поющему глухарю, благо их на току, как дроздов. Но охота мне определенно не задалась. На половине пути петух слетел на землю к сопернику, и они затеяли громкую драку с хлопаньем крыльев и треском сучьев.

Ребята опять с добычей и вечером собираются на тягу, а утром – на селезня. Я же упорно буду ходить за глухарем, до результата.

Следующий мой проводник 20-летний Денис, сорванец, уверенный, что на его току я «торкну» не менее пяти глухарей. У Дениса своя система подскока к глухарю. Разочаровавшись в своих силах, я полностью полагаюсь на него.

И вот я снова стою в темноте, пытаясь первым услышать глухаря. «Давай за мной» – шепчет Денис и гигантскими прыжками устремляется вперед. Кидаюсь за ним, стараясь попадать в его след и не отстать. Начинаю различать песню, но мне не до нее, главное, не отстать от Дениса. Мне не 20 лет, но пока держусь. Буквально через полминуты он останавливается и шепчет: «Вали». Поднимаю голову, вижу силуэт глухаря на фоне едва сереющего неба и, не раздумывая, бью. Не обращая внимания на упавшую птицу, Денис дергает меня за рукав и показывает, что надо бежать к другому глухарю. Но такая охота не для меня. Оставляю его курить на бревне, а сам с чувством, с толком, с расстановкой подхожу к глухарю и беру его. Все, мне хватит.

Однако Денис приготовил мне еще не один сюрприз. Он знает два тетеревиных тока, где поют до нескольких сотен петухов. Конечно же я согласен идти на такие тока хоть на край земли. Договариваемся идти с вечера, построить «шалашку» и ночевать в лесу. Но погода внесла свои коррективы. Сначала пошел дождь, потом снег и, главное, задул сильнейший ветер. Идти в такую непогодь смысла не было и мы «сбегали» на ближний точек, где пели с десяток тетеревов, и я взял на нем пару.

Поскольку непогода зарядила надолго, единогласно решили ехать в Москву, оставив тока, на которых еще не были до следующего года.

В августе же наши новые друзья ждут нас на медведя, обещав договориться о лицензиях и разведать выходы на овсы.

Сергей ЛОСЕВ 3 июня 2008 в 13:41






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑