Ошибки на испытанияx

Собаками я занимался с ранних лет

Умел их выращивать и воспитывать. Но в каждой из них, тем более в каждой породе, есть свои особенности и специфика. И иногда по нашей вине или в силу характера собаки сталкиваешься с ошибками, которых могло и не быть.

Таких ошибок у меня было несколько. Первую свою лайку я взял уже взрослую, около двух лет. Она все время просидела в вольере и не умела ничего. Но я усиленно с ней занимался, и через год она уже хорошо работала и по утке, и по пушнине. Каждый настоящий собаковод хочет, чтобы его собака не только хорошо работала, но и имела соответствующий диплом по этой работе. Мне к тому же хотелось получить диплом еще и потому, что я решил взять щенка от своей собаки, а без диплома разрешение на вязку не давали. И вот, договорившись с экспертами, назначили день испытаний по белке. Соискателей было всего два – я и мой приятель со своей сукой. Перед испытаниями я несколько раз сходил с собакой в лес, чтобы еще раз проверить ее работу. Все в порядке, Ара отлично искала белок, хорошая слежка, активное облаивание и так далее. В назначенный день мы вчетвером, два эксперта и мы с приятелем вошли в лес. Мне достался второй номер. Приятель с экспертами ушли искать белок, а я остался ждать.

Я слышал работу собаки и через какое-то время все вернулись, оценив работу на диплом III степени. Следом пошел я.

Приятель, не желая оставаться один, пошел вместе с нами, следуя чуть поодаль и ведя свою собаку на поводке. И тут с моей Арой что-то произошло: она совсем перестала работать. Был как раз гон у белок, они бегали друг за другом по веткам, а моя собака ноль внимания. Что произошло? Эксперты ничего не поняли и ничего не подсказали. В общем, я пролетел. Пришел к одному старому охотнику и рассказал о своей беде. Он меня выслушал и сразу определил причину неудачи. Есть такие собаки, которые в присутствии других собак отказываются работать. У него самого была гончая, которая гоняла целыми днями, он брал из-под нее по пять русаков за день, а в смычке или в стае совсем отказывалась работать.

Впоследствии я тоже узнал несколько подобных случаев, когда собаки отказывались работать в присутствии других собак. А тогда я, намотав на ус сказанное, на следующий год увел свою Ару подальше от других собак, и она спокойно отработала свои три белки.

Второй случай произошел несколько лет спустя. У меня уже был годовалый кобель из третьего помета. Помет был очень сильный – не зря я ездил за тысячу верст под Москву в Тараскино и вязал суку с Рендо Хасанова. И тут в секции решили везти лаек на испытания по вольерному кабану под Киев. Набралось человек семь. В основном с молодыми собаками, три из моего помета. В хозяйстве было две крупных свиньи, а секача, перед этим запоровшего трех собак, застрелили. В первый день решили сделать притравку, а на второй испытания. Пускали собак по одной, все работали неплохо, особенно мой Пират и его брат.

В конце притравки решили пустить сразу четырех молодых лаек. Все вместе они работали азартно, но чтобы их не «перегреть», минут через пятнадцать начали забирать, каждый свою. Все забрали, а я никак не могу. Свиньи стояли в кустах рылами наружу, кобель кидался то к одной, то к другой, и мне схватить его не удавалось, да и свиньи здоровенные и не робкие, так что приближаться к ним было опасно. Прошло уже полчаса, как все ушли и давно пили водку, а я никак не мог забрать кобеля. Наконец я изловчился и, закрывшись воротником бушлата, схватил кобеля и побежал. Пират рвался, рычал, но через какое-то время успокоился и дал надеть ошейник.

На следующий день пошли на испытания. Мне достался номер где-то в средине, за крепким, уже работающим кобелем.

Когда подошла моя очередь, я зашел в загон и начал ждать, когда отработает предыдущая собака. А этого кобеля никак не могли снять. Эксперты попросили помочь его отловить.

Я привязал своего Пирата к дереву, и мы пошли ловить кобеля. В этот момент Пират, слыша лай, рванулся, и вместе с поводком побежал на «помощь», и они в паре стали работать по кабанам. Минут двадцать мы ловили обоих и наконец поймали. А тут и мой выход. Я пустил кобеля, он тут же нашел свиней и начал работать. Но два дня такой тренировки не прошли даром – и минут через пятнадцать он вышел, глотая снег: запарился. А судьи не засчитали ему работу. Я доказывал, что кобель отработал и вчера, и сегодня две нормы, но судьи были неумолимы. Пират остался без диплома.

Правда, судьи были «свои», и тут не обошлось без внутренних нюансов: я был конкурентом одному из судей, а главный вообще стоял в середине вольера и даже не видел работы собаки. Но во всем был виноват я: нельзя собаку держать вблизи вольера, чтобы она не нервничала, чуя запах зверя, тем более не слышала работы другой собаки, да и перегрузил я Пирата перед выходом. Выводить собаку надо всегда свежей, полной сил.

Через пару лет мне снова не повезло. Я выставил двух своих лаек по утке. Но за пару дней до испытаний, тренируясь у пруда, собаки наткнулись на барсука. Старый барсук отметелил суку и распорол мочку носа кобеля пополам. Лада спокойно сработала на диплом, а Пират неохотно лез в камыши, так как рана не зажила – и опять пролетел. Но тут уже сыграли роль случайные обстоятельства. Зато на следующий год на республиканских состязаниях по белке он благодаря своему сумасшедшему чутью взял диплом первой степени по кунице и стал Чемпионом. Может быть, мои ошибки станут для молодых собаководов примером, как нужно учитывать все тонкости при подготовке собак к испытаниям.

Дориан Бешуля 3 июня 2008 в 15:05






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑