Моя незабвенная главохота

Размышления старого охотоведа

Статья вторая

Худо-бедно продолжалось укрепление Главохоты. Последний шаг, знаменовавший ее дальнейшее усиление, приходится на 1968 год. В это время она получила свою науку.

Если усиление практических аспектов деятельности системы мы связывали в основном с начальником Главка, ветеринаром Николаем Васильевичем Елисеевым (он обычно выезжал на охоты с первыми руководителями страны), то заслуга создания Центральной научно-исследовательской лаборатории охотничьего хозяйства и заповедников Главохоты РСФСР (ЦНИЛ Главохоты) принадлежит, по-видимому, его заместителю, охотоведу Николаю Федоровичу Круторогову. Он обладал специальными знаниями, имел твердый характер и крепкие связи в ЦК КПСС, и в силу этого был «не по зубам» руководителю, хотя особой близости между ними не наблюдалось. Круторогов обеспечивал профессиональный уровень системы, Елисеев – представительский. Деятельность Круторогова продолжил энергичный охотовед Владимир Иванович Фертиков, будущий руководитель известного всем «Завидово».

Кого мы можем вспомнить сейчас, спустя много лет, работавших в центральном аппарате Главка? Имен много, однако я назову лишь некоторые, возможно, руководствуясь субъективными предпочтениями. Кроме уже упомянутых Н.Ф. Круторогова и В.И. Фертикова, это руководитель отдела охоты Дмитрий Ильич Плотников. Ветеран, побывавший в плену, что напрочь перекрыло ему административную карьеру. Его сменил Алексей Васильевич Сицко, также превосходный охотовед и натуралист. Украшением отдела была Лидия Степановна Кондратьева, охотовед, симпатичная и компетентная женщина, владевшая охотничьей статистикой и оформлявшая лицензии особо привилегированным охотникам.

Отделом охотничьего надзора долгое время руководил Александр Иванович Панкин. Мне кажется, он не был охотоведом, однако службу держал в руках крепко, на периферии его знали и опасались въедливости и требовательности. На смену Александру Ивановичу пришел охотовед, вскоре сделавшийся известным всей охотничьей России, – Александр Александрович Улитин.

Кого вспомнить еще? Управление госпромхозов со временем возглавил энергичный и знающий охотовед Станислав Михайлович Тарасов. Нельзя не упомянуть о Юрии Ивановиче Смирнякове, который к чисто охотоведческим знаниям добавил полезную в нашем деле информацию о всяких дикоросах и выступил соавтором соответствующих пособий.

Грамотные и энергичные охотоведы были во всех охотустроительных экспедициях. С появлением в системе ЦНИЛ Главохоты в нее влилась настоящая армада ведущих охотоведов и экологов страны. В.Ф. Гаврин, П.Б. Юргенсон, О.К. Гусев, А.А. Вершинин, Н.Ф. Реймерс, К.Д. Зыков, Е.Е. Сыроечковский, В.А. Кузякин, О.С. Габузов, Ю.П. Язан, К.П. Филонов, А.К. Федосенко, В.И. Кривенко, Ф.Р. Штильмарк. Корифеев хватило бы на целый институт, в который лаборатории, к сожалению, так и не пришлось превратиться...

А выдающиеся научные кадры почти 30 государственных заповедников Главохоты? Перечислить всех ученых невозможно, однако нельзя не вспомнить О.И. Семенова-Тян-Шанского, В.П. Теплова, Л.П. Бородина, М.Н. Бородину и многих других, своими трудами поддерживавших прогресс охотничьего хозяйства и заповедного дела России. А десятки, если не сотни, выдающихся специалистов Управлений охотничье-промыслового хозяйства, охотинспекций, госпромхозов! Навскидку сохранившиеся в памяти: Мурманская область – А. Павлов, Липецкая область – И. Шульгин, Таймыр – А. Саркин, Красноярский край – А. Линейцев, Камчатка – К. Кудзин. Искренне прошу извинения у многих и многих коллег, забытых ненадежной человеческой памятью.

Ну и наконец апофеоз – научный совет Главохоты РСФСР! Я помню его заседания в первой половине 60-х годов и позже. Красивый зал, чинная обстановка. Совет ведет неизменный Н.В. Елисеев (иногда его подменял Н.Ф.Круторогов). В зале (в алфавитном порядке): А.Г. Банников, В.Г. Гептнер, С. Кириков, А.М. Колосов Б.А. Кузнецов, А.П. Кузякин, А.А. Насимович, С.М. Успенский, А.Н. Формозов, П.Б. Юргенсон. Присутствуют ведущие сотрудники системы Главохоты. Наведываются кураторы из Правительства и Госплана РСФСР. Настроение у присутствующих самое деловое, они осознают важность обсуждаемых проблем. И принимают полезные решения. Господа-товарищи, где же все это человеческое, профессиональное, интеллектуальное изобилие – я имею в виду кадровый срез всей системы Главохоты – куда и зачем вы разогнали уникальную элиту российской охоты и охотничьего хозяйства?!

Приближался конец противоречивой Главохоты РСФСР, которую мы заслуженно критиковали и которой, теперь это очевидно, столь же обоснованно восхищались. Скончался Н.В. Елисеев. Началась странная, как и многое в нашей стране, смена руководства системой. Руль отдавали лесникам, кадровикам, градоначальникам, непрофессионалам, чуждым традициям охотничьего хозяйства страны, не болеющим за них. Как-то очень уж легко допустили серьезное понижение высокого статуса Главка, передачу его на правах второстепенного департамента в ведение Минсельхоза. Я плохо знаком с этой фазой деятельности штаба охотничьего хозяйства России. Он очень отдалился, что характерно, руководство оказалось вдруг недосягаемым для ученых и специалистов.

Запомнился один характерный эпизод. Правительство приняло важный документ, требовавший значительного улучшения деятельности науки, увеличения отдачи и т.д. Процедура предусматривала ознакомление с ним «широких масс» научных сотрудников. Руководитель главка (не буду всуе упоминать фамилию давно ушедшего из жизни человека) созвал в своем кабинете коллектив ЦНИЛ, что было большим событием, так как обычные для прежнего руководства контакты прекратились. Руководитель самолично (самоустно) зачитал постановление и что, познакомился с коллективом, в котором было много интересных и знающих людей, предложил им обменяться мнениями, посоветоваться? Ничего подобного. Ледяной холод, явное нежелание контактов, предложение покинуть кабинет. А посоветоваться было о чем, назревал распад охотничьего хозяйства страны. И он произошел.

Для описания последующей «эволюции» системы требуется другой автор, знакомый со всеми нововведениями, с новыми людьми и их деяниями. Старый профессиональный контингент постепенно исчезал. Новый – иногда огорашивал сенсационными предложениями. То волка включить в Красную книгу (это в России-то!). То ввести лицензии на добычу сусликов. Всего и не упомнишь. Повторяю, эта тема для нового автора. Коротко говоря о нынешних временах, скажу: воскрешение охотничьего департамента при Минсельхозе – несомненное благо для охотничьего хозяйства России. Но какие сложные задачи ему предстоит решать в изменившейся коренным образом организационно-экономической обстановке, в новой законодательной ситуации, при явном дефиците на всех уровнях профессиональных кадров охотоведов! Какие серьезные усилия необходимо предпринять для того, чтобы разобрать надуманные бюрократические барьеры, возведенные перед охотниками и охотпользователями в последние годы! Каким умным, профессиональным и тактичным инструментарием необходимо снабдить регионы, получившие преимущественные права в ведении охотничьего хозяйства! Достаточно ли для этого современного статуса и возможностей Департамента? Ах, если бы удалось добиться возвращения главохотовских позиций, учитывающих, конечно, произошедшие в нашем государстве перемены! Если бы в государстве пробудилось понимание роли и значения живой природы и охотничьего хозяйства и оно создало бы современный, модернизированный аналог Главохоты Российской Федерации.

По моему мнению, мнению старого охотоведа, в настоящее время целесообразно:

1. Повысить статус Департамента Минсельхоза по охоте до статуса полномочного органа по охотничьему хозяйству при Правительстве РФ. Поручить руководство им (по крайней мере, на период восстановления) сильному и влиятельному чиновнику высокого ранга. Я ничего не имею против нынешних руководителей Департамента, но по плечам ли им сопротивление ведомственной воле нынешних министров-природопользователей?

2. Разработать и утвердить в Правительстве РФ новое, очень лаконичное и конкретное, вполне современное Типовое положение об охоте и охотничьем хозяйстве России, объективно учитывающее совместные интересы Федерации и субъектов Федерации РФ.

3. Предоставить субъектам Федерации все права по ведению охоты и охотничьего хозяйства, со строгим разделением на местах функций контроля и хозяйственных функций, за исключением функций, перечисленных в пункте 4. В основу работы положить региональные Положения об охоте и охотничьем хозяйстве, в принципиальной части – базирующиеся на федеральном Положении. Регулярно обновлять региональные разделы Положений с учетом состояния ресурсной базы.

4. Возложить на Федерацию:

– разработку государственной политики в области охраны и рациональной эксплуатации ресурсов охотничьих животных и в сфере комплексной эксплуатации сопутствующих ресурсов охотничьего хозяйства;

– разработку и утверждение обязательного для субъектов Федерации порядка организации и ведения охоты на мигрирующие виды охотничьих животных (по прилагаемому перечню);

– разработку и утверждение обязательного для субъектов Федерации минимума методических документов по организации и ведению охоты на местные виды охотничьих животных, учитывающих природно-географические, зоологические, этнические особенности субъектов Федерации (по согласованию с Субъектами);

– методическое и оперативное руководство федеральными заказниками;

– ведение работ по рациональной акклиматизации и реакклиматизации охотничьих животных на основании рекомендаций научно-координационного совета; восстановление, с учетом произошедших изменений, структуры и деятельности «Зообъединения»;

– разработку и утверждение порядка организации и проведения трофейных охот для иностранных охотников, утверждение перечня охотничьих животных для таких охот;

– разработку регламента по осуществлению мероприятий по регулированию численности ценных и редких видов охотничьих животных по Конвенции СИТЕС, контроль за соблюдением положений национальной Красной книги (животный мир);

– проведение строго ограниченных плановых проверок на местах выполнения федеральных норм и предписаний; разрешение споров между субъектами Федерации;

– осуществление связей с международными охотничьими и природоохранными организациями, изучение и обобщение прогрессивного международного опыта охраны, восстановления и эксплуатации охотничьих животных;

– организацию и проведение федеральных и общерегиональных съездов, конференций, совещаний по проблемам охотничьего хозяйства и комплексного природопользования.

5. Создать научно-координационный Совет Федерального агентства по охотничьему хозяйству из ведущих охотоведов, экологов, зоологов и представителей смежных отраслей биологического природопользования. Обеспечить его регулярную работу и использование научных рекомендаций.

6. Создать и расширить сеть научно-исследовательских учреждений по изучению ресурсов охотничьих животных и методов их рационального использования, организации и экономике охотничьего хозяйства, проведению биотехнических мероприятий, товароведению пушнины и другой продукции охотничьего хозяйства и т.д. Укрепить связи с имеющимися институтами и природными заповедниками и национальными парками.

Хочу еще раз подчеркнуть: во всех случаях речь должна идти о минимальном вмешательстве Федерации в текущую деятельность регионов в сфере охотничьего хозяйства. Однако оно все-таки необходимо для осуществления единой государственной политики, реализации главных природоохранных, эксплуатационных и восстановительных мероприятий национального масштаба, использования отечественного и мирового опыта ведения охотничьего хозяйства.

В.В. Дежкин, профессор 13 мая 2008 в 14:15






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑