Шекспировские страсти по закону

В 1995 г. был принят Закон «О животном мире»

Постперестроечное время ознаменовалось кризисом всего народного хозяйства, в том числе и охотничьего, которое до начала 90-х годов прошлого столетия давало годовой продукции на сумму около 500 млн. руб. (в рублях того периода), что составляло более 1% всего ВВП. Ученые, биологи-охотоведы, специалисты охотничьего хозяйства и рядовые охотники забили тревогу о грядущей катастрофе и предлагали различные пути как правового, управленческого, так и хозяйственного оздоровления отрасли.

Но, к сожалению, власти оставались, и по сей день остаются, глухими к разумным предложениям. Это привело к тому, что из отрасли стали уходить специалисты, благодаря которым удавалось осуществлять профессиональное руководство охотничьим хозяйством страны, сохранять славные охотоведческие традиции и поддерживать численность животных на уровне, позволяющем вести любительскую и трофейную охоту.

В 1995 г. был принят Закон «О животном мире». Этим законом, как гласит ст.2, регулируются отношения в области охраны и использования животного мира, а также в сфере сохранения и восстановления среды его обитания и обеспечения биологического разнообразия, устойчивого использования всех его компонентов, создания условий для устойчивого существования животного мира, сохранения генетического фонда диких животных и иной защиты животного мира как неотъемлемого элемента природной среды.

В преамбуле закона прямо указывается: «Животный мир является достоянием народов Российской Федерации, неотъемлемым элементом природной среды и биологического разнообразия Земли, возобновляющимся природным ресурсом, важным регулирующим и стабилизирующим компонентом биосферы, всемерно охраняемым и рационально используемым для удовлетворения духовных и материальных потребностей граждан Российской Федерации».

Это утверждение полностью соответствует ст.9, п.1 Конституции РФ, которая провозгласила: «Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории». На первый взгляд, законодатель, принимая Закон «О животном мире», действительно думал о народе. Однако этот закон не регулирует правовые отношения в области охоты и охотничьего хозяйства. И в некоторых важных вопросах он оказался сырым и непродуманным. В Законе «О животном мире» законодатель только один (!) раз обмолвился понятием «охотничье хозяйство», и то мимоходом. Судить об этом можно, читая ст.41 «Охота», где говорится, что отношения в области охоты и охотничьего хозяйства регулируются на основе настоящего Федерального закона специальным законом и принимаемыми в соответствии с ним и другими федеральными законами нормативными правовыми актами РФ, а также законами и иными нормативными актами субъектов РФ.

Депутаты Госдумы сказали «А», приняв Закон «О животном мире», дальше с алфавитом у них случилась напряженка. Видать подзабыли. Ст.41 прямо предписывает, что «Отношения в области охоты и охотничьего хозяйства» должны регулироваться «специальным федеральным законом». Правильно вы, уважаемые читатели, догадались – Федеральным законом «Об охоте и охотничьем хозяйстве».

Тринадцать (!) лет прошло со дня принятия закона «О животном мире», а закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве» все нет и нет. Такое поразительное «тугодумство» думцев достойно занесения в книгу рекордов Гиннесса. В последнее время все чаще раздаются голоса: а нужен ли нам такой закон? Некоторые региональные чиновники от охоты очень рады, что Федеральный центр отдал им часть своих полномочий в области охоты и охотничьего хозяйства. Я в этом вопросе поддерживаю мнение М. Перовского, высказанное им в статье «Обсуждение несуществующего закона» («РОГ» № 43, 2007 г.): «На мой взгляд, особую опасность представляет идея передачи основных функций охотничьего хозяйства в регионы. При этом забывают, что в России среди начальства очень много самодуров». И это только первые ласточки.
Нет сомнений. Закон, конечно, нужен. Давайте представим себе такую картину: каждый регион разработал закон «под себя» и рулит автомобилями по своим правилам. И кто бы из нас рискнул поехать хотя бы в соседнюю область?

Вынужден будешь перед поездкой изучить правила соседей. Представляю, как бы себя чувствовал московский охотник, собравшийся поехать в Калмыкию на гусей! Мне могут возразить: а вот в США каждый штат имеет свое законодательство. Так это в США. Россия – другая страна, и мы совсем другой народ. Может быть, и у нас так будет. Я не знаю, сколько потребуется десятилетий, чтобы мы перевоспитались в законопослушных, непьющих, не ворующих  и не любящих дикую вольницу граждан новой России.

Справедливости ради следует отметить, что на федеральном уровне велась работа над законопроектом «Об охоте и охотничьем хозяйстве». Я не раз подчеркивал, что в ней принимали участие такие уважаемые люди, как Н. Астафьев, председатель Комитета по природным ресурсам и природопользованию Госдумы РФ 1-го созыва, заслуженный юрист, В. Дежкин, ученый, биолог-охотовед. Всего за тот период было разработано более 20 вариантов многострадального закона. В статье «Размежевание угодий, людей и идей» («РОГ» № 10, 2008 г.) биолог-охотовед С. Матвейчук признался, что он с коллегой Н. Краевым в 2005 г. также разработал проект закона «Об охоте» по заказу Минсельхоза РФ. Минсельхоз работу оплатил, принял без замечаний и – упрятал проект  под сукно.

Росохотрыболовсоюз, взяв на себя инициативу, разработал еще один вариант проекта закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве», редакция «Охотничьи издания» его опубликовала, а мы, как люди заинтересованные, высказали по предложенному проекту свои замечания и предложения. Правда, не обошлось и без курьезов. Я понимаю, нам хотелось, чтобы закон избавил нас от боли и тех унижений, которые мы испытали за перестроечное время. Но таким предложениям, как  законодательно расписать, с каким оружием идти на охоту и чтобы в ружье охотник заложил не более трех патронов, – на мой взгляд, место в региональных правилах охоты. Почему я против детализации всех норм охоты в законе? Да будет такой толстенный фолиант, что на его чтение хватит терпения только у адвоката при защите чьих-то прав. Но пока из всех предложенных вариантов закона, еще ни один не дошел до трибуны Госдумы.

Складывается впечатление, что в разработке и принятии закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве» Правительство РФ и депутаты Госдумы – первопроходцы, и пишут его с чистого листа. Им недосуг заглянуть в закон «Об охоте» 1892 г. или в охотничье законодательство советского периода, там, кстати, много поучительного. Или хотя бы оглянуться вокруг. Ведь есть государства на постсоветском пространстве, в которых вопросы охоты и охотничьего хозяйства успешно решены. И не надо ехать за опытом в США или Канаду. Достаточно заглянуть в законодательство Белоруссии, Казахстана, Украины и прибалтийских республик.

Возьмем для примера законодательство Латвии. Закон «Об охоте» уместился на семи страницах, а латвийские правила охоты, принятые Правительством Латвии напечатаны на десяти страничках! Все работает и все исполняется. Правда, сказать, что у латвийских охотников нет проблем – покривить душой. У них самая большая проблема – как защитить сельхозугодья от набегов диких животных. Эх, нам бы их заботы! Господа  латвийские охотники! Пригласите нас, российских охотников, и мы в течение одного сезона легко решим эту проблему. В Латвии добывается три тысячи лосей, в соседней Эстонии – пять тысяч, а в России – немногим больше 13 тыс. лосей в год. Впечатляет? Мне могут возразить: там совсем другие климатические условия. Согласен. Тогда поинтересуйтесь, уважаемые читатели, а сколько лосей добывается в нашей Калининградской области? Это та же самая Прибалтика. Мне как-то даже неудобно называть такую скромную цифру – 10–11голов в год. Вот так ведут охотничье хозяйство и охотятся наши ближайшие соседи.

Я не задавался целью сравнивать законодательство в области охоты и охотничьего хозяйства России, Белоруссии, Казахстана, Украины и Латвии. Да нам для сравнения и предложить-то нечего. Если мы до сих пор не определились, кто же ответственен за подготовку долгожданного закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве» и «Типовых правил охоты на территории РФ». Можно смело утверждать – время упущено.

Я не побоюсь еще раз повторить, что разработка таких важных законов, как о животном мире, земле, лесе, воде, охоте и охотничьем хозяйстве, должна была вестись в одном русле, и приниматься эти законы должны были в одном пакете. Тогда охота и охотничье хозяйство России не потерялись бы в бюрократических дебрях и не были бы размазаны по другим законодательным актам.

Жизнь показала, что наспех сляпанные кодексы о земле, лесе, воде и Закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» больше принесли народному хозяйству вреда, чем пользы. Недавний пример. Администрация Балашихи без зазрения совести рубанула около 500 деревьев в парке «Лосиный остров», и ничего!

Весьма сожалею, что не удалось ознакомиться с проектом закона «Об охоте», разработанным С. Матвейчуком и Н. Краевым. Но все статьи С. Матвейчука в «РОГ» внимательно изучаю. Вот и в последней «Размежевание угодий, людей и идей» он пишет: «...Э.В. Бендерский полагает, что средством предотвращения дискриминации рядовых, местных и небогатых охотников является нормативная обязательность закрепления угодий за общественными объединениями. К сожалению, опыт последней, полувековой давности, компании убеждает в несостоятельности таких надежд». Он приводит примеры, достоверность которых я под сомнение не ставлю. Хотя в своей практике с подобным, слава богу, не сталкивался. Но это наименьшее зло, в сравнении с тем, что сейчас творится: чиновничий беспредел в дележке охотугодий и разгул браконьерства. Государство не в состоянии или не желает охранять принадлежащий ему животный мир, но всячески стремится не допустить к этому важному мероприятию рядовых охотников. Мне вспоминаются слова М. Флинта, ученого, заведующего отделом охраны животного мира ВНИИ природы: «Я не вижу другой реальной силы для охраны животного мира, кроме охотников и охотничьих организаций».

Как я понял С. Матвейчука, он предлагал в проекте закона лицензии разыгрывать по лотерее и привел высказывание председателя правления Кировского областного общества охотников Е. Братухина: «Тут у вас лицензии по лотерее распределяются. Мне эта система не нравится – ведь эдак даже я могу без лицензии остаться». Могу только одно сказать: в хозяйствах обществ охотников еще можно  поохотиться на пернатых, зайца и лису.

К коммерсантам и на такую охоту не суйся.

По поводу закрепления охотничьих угодий. Мое личное мнение – угодья должны закрепляться. Обезличенных угодий быть не должно, по крайней мере, в Европейской части России. И в первую очередь закреплять их за общественными охотничьими организациями.

И в заключение. Меня удивляет позиция Минсельхоза РФ и в частности руководителя Охотдепартамента. Они-то где? Ведь разработка проекта закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве» – их святая обязанность. А они, как тот китайский мандарин, на кипящие страсти по поводу закона «Об охоте» молча поглядывают с высоты своего положения: «Пишите, братцы, пишите. Бумага все стерпит».

Виктор Гуров 13 мая 2008 в 15:04






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑