Сразу после войны

Несмотря на то, что после окончания Великой Отечественной войны прошло уже несколько месяцев, служебные дела не всегда позволяли мне вырваться для удовлетворения своей охотничьей страсти

 Однако я все же старался использовать малейшую возможность, чтобы поохотиться. К этому времени я обладал прекрасным штучным садочным ружьем, специально изготовленным в довоенное время зауэровской фирмой для какого-то крупного государственного деятеля. Еще у меня было ружье 16 калибра, также штучной работы известного чешского мастера. Оно отличалось удлиненными стволами, красивой, изготовленной из рога скобой, спусковыми крючками и золотой инкрустацией.

При выездах по служебным делам оно всегда было при мне.

НА КУРОПАТОК

В начале октября я получил задание командования выехать в район Смоленска с группой командиров и обслуживающего персонала для расквартирования наших подразделений, которым предстояло восстанавливать пострадавшие военные предприятия. На трех грузовых машинах мы проехали значительную часть польской территории. Не доезжая Белостока, остановились в небольшой деревушке для ночлега и ремонта автомобиля. Поздно вечером после скромного ужина улеглись с намерением отоспаться за прошлую бессонную ночь.

Однако рано утром меня вдруг будит мой заместитель – инженер-майор Гурченко Леонид Осипович.

– Скорей одевайся. На окраине деревни я видел большую стаю куропаток! – шепчет он.

– У самой деревни куропатки? Нечего разыгрывать! – усомнился я, приподнимаясь. По тону Гурченко я понял, что это не розыгрыш. Быстро одевшись и захватив с собой ружье и сумку с патронами, отправились к месту, где замечены были куропатки. Не успели мы отойти от деревни и сотню шагов, как вдруг из придорожного бурьяна с характерным шумом стремительно поднялась стайка из семи птиц. Хотя это было крайне неожиданно, я все же успел сделать дуплет.

Подобрав сбитых куропаток, отправились по направлению, где приземлилась поднятая стая. Однако, не доходя до нее, опять удалось сделать дуплет по паре птиц из вновь поднявшейся стаи. Ходили мы вдоль оврагов, пересекающих поля, засеиваемые просом. Куропаток собралось на этих полях такое количество, что за пару часов я расстрелял более 50 патронов. Добытые 45 куропаток позволили приготовить шикарный праздничный завтрак, который совпал с четырехмесячным юбилеем победы над Германией.

ЗАЯЧИЙ РАЙ

Проезжая как-то осенью на машине вдоль убранных полей в районе Познани, я у самой дороги поднял зайца-русака.

Пробежав метров триста, заяц остановился. Я взял у бойца винтовку и решил пройтись. Идти пришлось по убранному полю, которое засевали овсом. Кое-где встречались неубранные колосья. Не прошел я и сотни шагов, как поднялся второй заяц. И опять, как и первый, пробежав метров двести – двести пятьдесят, остановился. Но стоило мне поднять винтовку, как заяц вскочил и продолжил бег. Стрелять было бесполезно. При дальнейшем моем продвижении зайцы поднимались один за другим. Всего мною было поднято в течение часа не менее двух десятков зверьков. При этом даже показалось, что некоторые из них, сделав круг, старались вернуться на прежние места. Такого обилия зверьков никогда не приходилось наблюдать. «Вот где можно было бы организовать охоту», – подумал я.

Однако служебные дела, к сожалению, не позволили это осуществить.

ОХОТА ОКОЛО ДАЧ

После окончания Великой Отечественной войны наш батальон еще несколько месяцев дислоцировался на окраине города Щецин, за взятие которого мы удостоились благодарности Верховного главнокомандующего И.В. Сталина. Занимали мы несколько дачных домов. Сразу же за домами начинались небольшие овраги, заросшие бурьяном, а за ними – поля.

В один из воскресных дней я решил прогуляться с ружьем по окрестным местам. Отойдя по проселочной дороге несколько километров, свернул в сторону, пересек поле и пошел в обратном направлении. Однако, пройдя в общей сложности с десяток километров, мне не удалось поднять ни одного зверя. Когда до поселка оставалось не более километра, вдруг из зарослей бурьяна поднимается заяц-русак. После бесполезной ходьбы по полю это было так неожиданно, что я опомнился только тогда, когда он уже скрылся в кустарнике и был вне выстрела. Мысленно ругнув себя за то, что упустил зверя, продолжил путь.

Но судьба все же предоставила мне шанс удачно завершить охоту. И произошло это там, где этого меньше всего можно было ожидать. Подойдя к небольшому оврагу, невдалеке от поселка, я поднимаю одного, а затем и второго зайца. Поднялись они в тридцати шагах от меня, и мой дуплет оказался удачным.

Так с двумя трофеями я закончил охоту невдалеке от места, с которого фактически ее начинал.

НА ЛЫСУХ С БАЙДАРКИ

Это произошло в районе города Щецин, расположенного на берегу довольно крупной реки Одер, недалеко от ее впадения в Балтийское море, в заросших заливах которого скапливается большое количество пернатой дичи.

Удалось установить, что на противоположном берегу Одера, напротив расположения нашей части, есть канал, по которому рыбаки попадают в залив Балтийского моря. Раздобыв у местного рыбака лодку, мы с сослуживцем переплыли Одер и по каналу попали в залив, рассчитывая поохотиться на уток. Однако уток в заливе оказалось мало. Когда мы выплывали из тростника на небольшие чистины, оттуда с шумом разлетались в разные стороны лысухи.

Поскольку лодка из-за больших размеров была тихоходной и неповоротливой, стрелять по вылетающим птицам приходилось на пределе. Поэтому с трудом добыв всего десять лысух, мы решили прекратить охоту, чтобы зря не пугать дичь, а потом приплыть на более быстроходных лодках. Вскоре такая возможность представилась. Удалось достать небольшую брезентовую байдарку.

И вот рано утром я с компаньоном на байдарке, а мой сослуживец с местным жителем на большой лодке отправились на охоту, предупредив повара, чтобы к обеду ожидал нас с дичью. Переплывая Одер, мы намного обогнали большую лодку. Когда до берега оставалось метров 20–25, я решил помочь спутнику и одновременно с ним с силой нажал на весло.

Байдарка сразу же резко наклонилась и перевернулась. Схватив ружье, я изо всех сил устремился к берегу. Когда уже окончательно начал терять силы, успел ухватиться за кромку прибрежного льда. К этому времени подоспела вторая лодка. Мой компаньон был без ружья и добрался до берега несколько раньше. Промокшие, что называется, до нитки, мы выгрузились на берег. К нашему счастью, в ста метрах оказалась брошенная хозяевами небольшая дача. Внутри дачи у печки стояла корзина с брикетами угля. Пока мы принимали по стопке согревающего напитка, наши спутники растопили печку. Брикеты разгорелись быстро, и скоро в комнате стало жарко. Раздеться пришлось догола, так как вся одежда оказалась мокрой. Накинув на себя телогрейки, которые мы, усаживаясь в байдарку, оставили в лодке, мы уселись у печки и прождали полдня, пока высохнет одежда и обувь. После мы опять отправились на охоту.

Байдарка себя оправдала. Мой спутник, приближаясь к плесам, разгонял ее, и мы на приличной скорости выплывали на чистину. За несколько часов удалось добыть около трех десятков лысух. В результате, с опозданием и приключениями, с приличной добычей мы закончили охоту.

НА КОПЫТНЫХ

Как я уже упоминал, наш батальон дислоцировался в пригороде Щецина. Занимались мы демонтажем немецких предприятий, отошедших к нам по соглашению с союзниками. Заинтересовавшись возможностями для охоты, я узнал, что примерно в 60 км от Щецина в лесных массивах водятся в большом количестве косули, олени и дикие кабаны.

Решено было сделать сюрприз к празднику членам коллектива автотранспортного батальона, в котором я в это время исполнял обязанности помощника командира по МТО. После предварительной разведки я отобрал четверых человек, занимавшихся в прошлом охотой, и в один из дней мы на автобусе отправились на заготовку мяса, в котором батальон испытывал недостаток. Вооружены мы были армейскими винтовками. К охоте подключили местного охотника. Три человека заходили вперед и располагались на поляне на 50–60 м друг от друга, перекрывая часть лесного массива, а два человека с шофером выполняли роль загонщиков. Охота оказалась удачной. В первый же загон удалось добыть двух крупных оленей. В последующие загоны добыли трех косуль. На следующий день удалось добыть двух кабанов.

Добытые звери оказались не только серьезным пополнением пищевых запасов батальона, но и позволили как следует отметить День Советской армии. Повара также потрудились на славу. Чего только не наготовили к празднику.

Константин Хлудеев 6 мая 2008 в 14:07






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑