Особенности национальной экспертизы

Часть 1

Тема охотничьего собаководства давным-давно волнует мою душу, но принять участие в ее обсуждении все как-то не решался. Стеснялся. Я не специалист, не эксперт, а просто любитель. По этой причине никогда не навязываю читающей публике свое мнение, считаю это неэтичным, всегда помня, что мнение – есть плод воображения. Беседовать или спорить с друзьями и выступать в средствах массовой информации – это далеко не одно и то же.

Совсем другое дело, когда мнение излагает специалист. Но, как показывает практика публикаций, и среди специалистов по одним и тем же вопросам нет единого мнения. Вот и приходится нам, любителям, брать в руки перо и разбираться в ситуации, а чтобы кого-то ненароком не обидеть, фамилии и звания авторов не упоминаю.

Эксперт – это специалист, дающий заключение при рассмотрении, оценке кого- или чего-нибудь. Оказывается, в охотничьем собаководстве все гораздо сложнее и серьезнее: «Только опытный (а не опытный, но эксперт?), квалифицированный эксперт (как можно получить звание «эксперт», не имея квалификации?), знающий стандарт и соблюдающий его требования (как эксперт может не знать и не соблюдать стандарт?), живущий с породой (а не живущий и содержащий собак другой породы во избежание обвинений в предвзятости?) и только в ринге (а вне ринга на ровной площадке или по фотографии без расстановки собак?) при сравнительно-глазомерной экспертизе подметит все нюансы и в объяснении результатов экспертизы укажет на них».

Стандарт – это образец, которому должно соответствовать, удовлетворять что-нибудь по своим признакам, свойствам, качествам, а также документ, содержащий в себе соответствующие сведения. Оказывается, и здесь собаководство стоит особняком: если «сковороду с тефлоновым покрытием бережно хранить, то это будет стандарт технический, а вот собака – живой организм с присущими ему изменениями по возрасту, из-за условий содержания, кормления, эксплуатации, должна оцениваться по стандарту зоотехническому». А если собаку и сковороду поменять местами: собаку беречь, а сковороду эксплуатировать, то по каким стандартам их следует расценивать? К какому определению следует отнести стандарты на охотничьих собак, если они не предусматривают возрастных или «эксплуатационных» изменений?

Если бы в отечественном охотничьем собаководстве с его сравнительно-глазомерной экспертизой и бонитировкой все было так хорошо и гладко, то мы давно захлебнулись бы в море элитных гончих собак, радующих нас и мастерством, и вязкостью, и голосом. Глаза б разбегались у охотников, от кого выбрать потомство! А по факту глаза округляются от цены на щенков и результатов выставок, испытаний и состязаний. Когда экстерьерный уровень собак меняется в зависимости от ранга выставки. Когда как минимум половина «отличников» в ринге, в результате «фамильной» субъективной экспертизы, превращают в «хорошистов», а дипломированные на испытаниях собаки, попав на состязания, вдруг «забывают», для чего их набросили в угодья. Что-то тут не так, уважаемые господа, друзья-товарищи!

Автор публикации решил «дать достойный отпор» своему оппоненту, посмевшему раскритиковать выставку в Твери. При этом сам же автор заявляет, что «...во многом с ним согласен... действительно, многое из ожидаемого не удалось... имели место быть и тенденциозность, и откровенная безграмотность некоторых экспертов... экспертизы как таковой фактически не было... и неспроста такая «экспертиза» вызвала справедливые нарекания...», многозначительно озаглавив свое согласие риторической фразой: «А судьи кто?». Да такие же люди и специалисты, как и автор, – коллеги, эксперты всероссийской категории.

Мне же представляется необходимым, прежде чем давать оценку Х Всероссийской выставке, снять шляпу, преклонить колено и выразить слова искренней благодарности организаторам, спонсорам, работникам, взвалившим на свои плечи всю тяжесть по организации и проведению выставки. Дай бог вам всем доброго здоровья на долгие годы! Выставка – это не только экспертиза, а оппонент честно признался, что «...хотел остановиться на тех проблемах и недостатках, которые повторяются из года в год, вызывая недовольство и возмущение многих любителей охотничьих собак». Оказывается, не только любителей.

Как должен был поступить эксперт, если «...для экспертизы русских гончих выжлецов была выделена совершенно непригодная для этой цели площадка»? Правильно, не проводить экспертизу и не «искать выход из положения». Это не его, эксперта, дело. А вот за то, что экспертиза была проведена с нарушением нормативных документов, отвечает эксперт. Ни один из 35 отмеченных недостатков старших выжлецов не соответствует стандарту, из них 16 приблизительно подходят под стандарт, 19 (54%) представляют собой «отсебятину» эксперта. Может ли гончатник сказать «изогнут гон»? Знакомый мальчик Саша вряд ли бы так выразился. В каком стандарте указаны как недостатки «некрупная лапа», «подбрудочек», «уши великоваты, длинноваты, подвижные (???)» или «чуть худоват»? А эксперт об этом пишет. Более того, будет доказывать свою правоту, потому что годами устоялась практика подмены требований стандарта своими домыслами.

Стоит ли удивляться потерянной «загривне», если эксперт имеет «возлюбленный тип своих гончих»? Я не поленился и сравнил описание Заливая 1169/02 с теми недостатками, которые указаны в стандарте: подходит только один – «спина чуть мягчит», и выжлец по описанию вполне заслуживает оценку «отлично». «Высокопередость не выражена.., уши несколько великоваты.., присутствует лишний премоляр.., лапы с неплотно сжатыми пальцами.., гон излишне опушен», – таких недостатков в стандарте нет. Это отсебятина или изогнутая экспертиза! Для гончей характерен густой мягкий подшерсток – нижний мягкий слой шерсти под остью. Гон может быть излишне одетый с подвесом, повихнутый или сваленный, но никак не изогнут или опушен, лапа распущенная и т.д. Называйте вещи своими именами, господа: Виктор Петрович никак не может быть Алексеем Николаевичем! Также и англо-русскую гончую надо называть своим именем, а не как корову – пегой. За всю историю существования русская гончая никогда не была пегой!

Волею судьбы на предыдущей всероссийской выставке в г. Тамбове мне довелось выступать за команду частного клуба, что послужило поводом для московских экспертов, как бы выразиться помягче, занизить оценку моих собак, ведь на кону стояло командное первенство, и МООиР претендовало стать победителем.

РПБ Дуэль 2403/96 получила «оч.хор.», хотя в приведенном описании (Вестник Национального клуба породы «Русская псовая борзая», г. Москва, 2005 г., стр.73) указан только один недостаток: «поясница коротковата», все остальное – личное мнение эксперта, не имеющее к стандарту никакого отношения. Описывая общий вид собаки, эксперт указала: «Крупная, породная сука... сухого крепкого типа сложения», а в конце вдруг – «сука толстая». Толстая, значит сырая, рыхлая или жирная. Как собака сухого сложения одновременно может быть толстой? «Одета очень хорошо». Так подойди и потрогай, что у нее под «одеждой»... «Движения вялые». Как может двигаться собака в ринге, взятая на короткий поводок, спереди и сзади подпираемая другими собаками? Сомневаешься в правильности ее движений? Выведи собаку в центр ринга, попроси ведущего туда-сюда пробежаться, и все сомнения сразу развеются! Привыкшая передвигаться легкой рысью, естественно, в толпе ринга собака будет не идти, а тащиться.

Еще хуже поступили с грейхаундом Ч. Линдой 1015/96, претендовавшей на звание «Чемпион Всероссийской выставки». Семь раз сука выставлялась на разных выставках под разных экспертов и получила шесть «отлично» и раз «очень хорошо». На Всероссийской судивший эксперт в ринге, по просьбе московских коллег поставил ей «оч. хор.», мотивируя свой поступок тем, что в движениях собаки заметны последствия полученной травмы. Этот же эксперт закрыл глаза на более серьезные последствия полученной травмы откровенно хромавшего в ринге сына Линды, выступавшего за команду МООиР, и Ч. ПинкФлойд 1026/98 стал Чемпионом Всероссийской выставки, чему мы были безмерно рады! Высокопрофессионально снизив оценки моим собакам, московские эксперты лишили конкурентов элитных собак и баллов в командном зачете. С уверенностью можно предположить, что аналогичным образом устранялись конкуренты и на тверской выставке.

Собачий век короток, и, как правило, наши питомцы только раз могут принять участие во всероссийской выставке. Я никогда не прощу екатеринбургского эксперта, лишившего Линду чемпионского титула – итога всей жизни, хотя в ее девятилетнем возрасте он же на Всероссийских состязаниях поставил ей за резвость, сделавшей первой угонку русаку, 25 баллов, не заметив в движениях «последствий полученной травмы». Необъективное, предвзятое судейство заставило меня принять решение больше не участвовать в выставках. И я не одинок, подавляющее большинство владельцев собак могут привести свои примеры, как и многоуважаемый автор, когда «стонать хочется от несправедливости». Кому и для чего нужны такие выставки?

Целью моей статьи является не предъявление кому-либо каких-то претензий, тем более кого-то в чем-то обвинять. Я излагаю конкретные факты предвзятого, необъективного судейства, которое повторяется из года в год. На наших выставках стало обыденным явлением, когда, устранив конкурентов, чемпионом могут назначить собаку без хвоста...

Еще хуже, когда эксперт, собака и ее владелец уже не могут постоять за свою честь, а их успехи ставят под сомнение. Как это делает эксперт Всесоюзной категории в своей книге «Русская гончая» по прочтении отчета эксперта П.А. Яровицкого назвав его «украшателем жизни» по поводу присуждения звания полевого чемпиона Кенарке 2612/рг А.П.Кобрина. Никогда не видевший данную выжловку в работе, он пишет: «...только невежда или мошенник может принять за идеал беспрерывный яркий гон по зайцу, т.к. не родилась еще гончая, да и не может такой быть, чтобы она не теряла временами его след, а, следовательно, не смолкала».

Слава богу, есть очевидцы работы Кенарки Кобрина и ее судейства. Вот что рассказывает, по словам автора, гончатник Божией милостью Титов Леонид Александрович: «Это было на калининских состязаниях. Нас было несколько десятков человек, желающих послушать Кенарку. По разговорам, выжловка работала здорово. Набрасывали ее во второй половине дня, в основной состав команды она не попала. Стояла жара. Ведущим Кенарки был Б.П. Громов, он ее готовил к состязаниям, вволю давая собаке быть в лесу утром и вечером. Тогда мы с Костей Климачевым были помоложе, и понятие «отслушать собаку» для нас не существовало, успевали везде. Кенарка работала так, что не заяц ее водил по лесу, а она его, как на руках, перед собой носила. Кенарка честно заработала диплом первой степени по беляку, и у всех присутствующих, включая экспертную комиссию, не было никаких сомнений. За мою жизнь подобное единогласие бывало крайне редким.

Если бы Георгий Васильевич смог прочитать о себе в этой книге... Ведь именно Г.В. Богуш в отчете о 5-й Всероссийской выставке охотничьих собак написал: «Р.И. Шиян, с моей точки зрения, уже перерос рамки республиканской категории и по своим способностям, опыту и знаниям вполне достоин звания эксперта Всесоюзной категории по породам гончие. С большим удовольствием дам ему свою рекомендацию». Об ушедших плохо не говорят, им отдают дань уважения: хвалят либо молчат. Критиковать надо было при жизни. Трудно не сбиться с пути, когда окружающие убеждают в правильности выбранного направления...

Произошедшие в стране перемены неизбежно коснулись и охотничьего собаководства. Куда идти дальше? Первым шагом всегда выбирают направление движения. Мне предоставляется необходимым первым шагом документально установить, является ли собака племенным животным?

Валентин Бодунков 29 апреля 2008 в 15:01






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑