ВЗЯТЬ... ЖИВЫМ!

Наша охота на серых гусей с целью взятия проб для изучения структуры ДНК этих птиц продолжалась. После проведения серии отстрелов вблизи границы с Казахстаном мы решили провести такой же отстрел в районе Малого Чана недалеко от поселка Майское утро. И в пятницу, 21 сентября, во второй половине дня мы в сопровождении районного охотоведа Володи Башкова и его сына Кости, районного инспектора рыбоохраны, на трех уазиках выехали к месту предстоящей работы.

Изрядно помесив колесами верхний слой чернозема, раскисшей после двухдневного дождя степи, мы, наконец, подъехали к обширной скошенной полосе, примыкающей к большой, сильно заросшей камышом курье. И вот здесь нам, казалось бы, повезло. В дальнем конце полосы, примерно в километре от нас, поднялась стая гусей и, покружив в воздухе, убедившись, что опасности нет, вновь опустилась на жнивье. Уходим в степь, объезжаем полосу, прикрываясь березовыми и ракитовыми колками, и въезжаем в лесополосу, примыкающую к полю с противоположной стороны. Отличное место для наблюдения и для лагеря. Время уже пятый час после полудня, а птица уже пришла на жировку. Ведем наблюдение. От нашего колка полоса идет на подъем, образуя своеобразный бугор, а за ним идет спуск до самой курьи длиной метров в 500. Гуси сидят за бугром, поэтому мы их не видим, но это и не так уж плохо, поскольку они заведомо не могут видеть нас. Вскоре с курьи один за другим потянули новые табуны гусей. Покружившись над бугром, они все «падают» на его противоположный склон.

Отлично, все идет как надо, и мы уже предвкушаем хорошую охоту. Но что это? Прямо по полю мимо нашей засады едут старенькие «Жигули»! Их надо срочно останавливать, ведь они сорвут нам всю охоту. Пришлось Володе Башкову выйти из посадки и остановить эту машину. Выяснилось, что это рыбаки, приехавшие из соседнего района и, по их словам, заблудившиеся в степи!? Проверка показала, что у них в багажнике рыба, причем ловили они ее несколькими огромными подъемниками, снастями запрещенными. Пришлось Косте составить на них протокол за браконьерство. Отправили мы их восвояси, когда уже начало темнеть.

Однако, на первый взгляд, вроде бы ничего плохого не случилось. Примерно в 9 вечера, как и положено, гусь снялся с полосы и ушел на воду. Подождав еще с полчаса, мы, вооружившись лопатами, отправились копать скрадки. Скрадки мы выкопали и оформили самым тщательным образом. А утром случилось в общем-то неожиданное. Гусь просто исчез, то есть по всей линии горизонта мы не заметили ни одного табунка, то есть, очевидно, ночью он покинул Малый Чан!

Значит, все-таки вольно или невольно, но мы его потревожили. Но мои товарищи Юра, Володя и Боря и не думали сдаваться. Раз «гора» не идет к нам, едем на наше место к российско-казахстанской границе. Наверняка, что-нибудь да найдем!

Примерно в час дня наши уазики останавливаются километрах в двух от большого степного озера, раскинувшегося в степи вблизи самой границы. Озеро на нашей территории, но буквально за ним уже через несколько сотен метров – Казахстан. С нашей стороны к озеру примыкают обширные скошенные полосы пшеницы, с казахской – сплошные некоси и березовые колки. Выходим из машин и... с полосы, примыкающей к озеру справа от нас, поднимается стая гусей!

Получается, что они и днем на полосе и на воду не уходят или же периодически перелетают с полосы на воду. Поели, теперь надо попить водички, а потом можно и продолжать трапезу. Впереди небольшое высохшее озерко. Съезжаем в него, исчезая с лица земли. Теперь можно незаметно перекусить и передохнуть и одновременно вести наблюдение за птицей. Но гуси сами пришли к нам. Несколько небольших табунков и одиночек облетели наш «схрон» на безопасной для себя высоте, посмотрели на нас, недовольно погалдели и удалились на озеро. Теперь очевидно, что на полосы вблизи озера они не пойдут и нам нужно будет их вечером заново выслеживать, если мы хотим утром пострелять. «Выныриваем» из пересохшего озерка, едем в ближайший колок, из которого озеро хорошо просматривается, и прячем там одну машину. На второй Володя и Боря уезжают на соседнее озеро стрелять уток на котел. А нам с Юрой выпадает самая ответственная задача – проследить за гусями и точно определить полосу, на которую они пойдут на жировку. Примерно в половине шестого вечера с озера поднимается первый табун и идет мимо нашей засады слева направо (озеро у нас слева) и, не долетев до соседнего колка, находящегося от нас справа примерно километрах в трех, опускается на полосу примерно в километре от нас. Продолжаем наблюдать, сидя в высокой траве. В течение полутора часов с интервалами минут в 15–20 на эту же полосу проходят еще несколько табунков, численностью в несколько десятков птиц и, покружившись над полосой, смело «падают» на нее. Часам к восьми стало темнеть, и Юра решил попробовать подобраться к гусям поближе, чтобы точно определить место будущей засады. Оставив меня охранять машину, он осторожно, пригибаясь, стал пробираться по траве к скирде соломы, находящейся от нас метрах в трехстах-четырехстах. Из-за нее полоса была видна как на ладони. Маневр Юре удался, и он вернулся очень довольный. А тут подъехали Володя с Борисом. Уток они настреляли, и теперь нам нужно было спокойно пить чай и ждать темноты.

На полосу мы приехали уже почти в полной темноте, чтобы исключить прошлую ошибку. К полосе со стороны предполагаемого подлета гусей примыкала большая пашня, и мы вырыли скрадки от нее метрах в двухстах в линию «боком» перпендикулярно направлению подлета, так что сама линия скрадков составила метров 20–25. Профили мы выставили между скрадками и пашней, а манного гуся (Юра взял в этот раз только одного) предполагалось высадить с другой стороны засады. Закончив работу, мы отогнали машины к ближайшей скирде соломы и устроились там на ночевку.

На полосе мы были уже с первыми проблесками рассвета. Ребята угоняют машины в наш вчерашний колок, а мы с Юрой проверяем установку профилей, высаживаем манного гуся и аккуратно подправляем скрадки, стараясь сделать их максимально незаметными. Половина седьмого утра – мы уже в скрадках.

Рассвет набрал силу. Впереди по направлению на озеро километрах в двух еще один березовый колок и именно над ним должны появиться поднявшиеся с воды птицы. Поднявшийся ветер разогнал предрассветное марево, накрыв степь нежно-голубым сводом. Юра замечает первый табун. Он «переваливает» через колок, снижается над пашней, уходит чуть влево, разворачивается и идет низко над землей прямо на наши профили слева направо вдоль линии скрадков. Я крайний слева и, затаившись в скрадке, вижу, как гуси над самой землей, с шелестом проносятся мимо нас метрах в 15! Но команда Юры так и не прозвучала. Позже он признался, что хотел посадить их между скрадками и профилями. Но опять из этого ничего не вышло. И это, на мой взгляд, была ошибка. Гусей было около десятка, и мы могли в такой ситуации их всех положить на землю, тем более что это были разведчики, которых по нынешним временам отпускать без выстрела было никак нельзя. И дальнейшие события это подтвердили. Вскоре над нами появился небольшой табунок белолобиков. Наша гусыня начала активно работать.

Интересно было наблюдать, как они кружат над нами на высоте метров 100, сверкая своими белыми подхвостьями в лучах восходящего солнца, активно откликаются на голос нашей гусыни. Но они так и не снизились. Пришли они с севера и, возможно, были уже настеганные. А после этого с озера повалили табунки серых гусей. И стали исправно облетать нашу засаду то слева, то справа, уходя по направлению полета за дальний колок. Видимо, разведка не зря поработала. Гусь сменил полосу! Таким образом, наша охота из классической охоты на сжатой полосе, превратилась в не менее «классическую» охоту на трассе пролета к месту жировки – примитивную, неэффективную и потому нами нелюбимую. Но делать было нечего, оставалось только ждать и надеяться на удачу.

Вскоре, благодаря стараниям нашей гусыни, один из табунков, летевший справа, несколько снизился и завернул-таки на нашу засаду. Гуси пошли вдоль скрадков справа налево метрах в 60–70. И Юра вынужден был отдать команду стрелять. Выбора нет, надо стрелять. Выцеливаю одного гусака. Выстрел! Гусь резко тормозит, а затем валится на стерню. Второй выстрел, увы, пропадает зря. Но начало все-таки положено. Со следующим табунком произошло то же самое. Такой же облет под непрерывную канонаду и я вновь исправно выполняю роль «либеро», укладывая еще одного гусака на стерню. Наступило затишье. Юра велит мне подобрать птиц. Бегу что есть мочи, поскольку заря только набирает силу и у нас, возможно, есть еще шансы. Буквально минут через 10 Юра замечает еще один табун. Идет прямо на нас, почти над самыми верхушками березок, которые вдали между нами и озером. Значит, как раз, так и будет метров 40–50. Напряженно ждем. Гуси идут на скорости, не обращая никакого внимания на нашу засаду, и с шумом проносятся над нами. Команда «Бьем!» Вскакиваем во весь рост. Беглый огонь моих друзей, поскольку они вскочили чуть раньше. Один гусь вылетает из табуна, за ним второй, третий планирует вправо и вниз, касается земли и начинает, периодически взлетая, уходить в сторону ближайшей скирды. Вся эта картина запечатлелась у меня в глазах в течение каких-либо долей секунды.

Ловлю на мушку одного уходящего гуся. Выстрел, второй – вроде бы ничего не произошло, и табун, потеряв трех птиц, уходит в сторону дальнего колка. Но Володя и Юра внимательно следят за ним. Я же переключил внимание на третьего гусака, который, тяжело вспархивая, достигает, наконец, скирды соломы, садится возле нее, идет пешком и скрывается за ней. А тем временем Володя с Юрой кричат, что еще один гусь выпал из табуна! Быстро распределяем роли. Володя остается дежурить у скрадков, Боря идет подбирать двух первых гусей, меня Юра отправляет искать последнего гусака, указав мне направление поиска, а сам идет искать третьего. Ушел я от скрадков метров на 300. Ничего нет. Стерня отлично просматривается метров на 200 во все стороны. Подходит Юра. У него тоже ничего нет, хотя он уже прошел скирду, за которую убежал третий гусь. Лучше всех дела идут у Бориса. Одного гуся он подобрал и отнес его к скирде. Теперь идет за вторым. Далеко же они разлетелись. Мы с Юрой ходим кругами вокруг того места, куда приземлился последний гусак. Наконец полоса кончилась.

Впереди некось шириной метров 300, а за ней начинается еще одна полоса, уставленная небольшими стогами соломы. Тем временем мы видим, как Борис подбирает второго гуся, несет его к скирде, но вдруг бросает его, хватается за ружье и стреляет в сторону скирды. Его первый гусь внезапно ожил и приходится его добивать! А что нам делать? Юра берет бинокль и смотрит в него через некось на следующую полосу. И видит на ней сидящего гуся. Теперь быстрей к нему.

Метров через сто уже и я его вижу невооруженным глазом. Еще сотня метров – и гусак срывается с места и бежит к ближайшей копне соломы. «Я его возьму», – говорит Юра и отдает мне... свое ружье. И Юра побежал за гусаком. Гусак от него, Юра за ним. Силы оказались неравны. Любопытно было наблюдать, как Юра настиг гуся и когда до него оставался буквально метр, гусак неожиданно распластался на стерне и затаился, вытянув шею! Юра аккуратно взял его за плечи и осторожно понес ко мне. Только теперь мне стало понятно, что Юре он нужен был живым. Ведь серый гусь, взятый легко раненным, хорошо выживает в неволе, легко приручается и из него может получиться манный гусь. А гусак видно сразу сообразил, что его ждет совсем не плохая жизнь в плену, и потому так легко сдался на милость победителя. Забрав свое ружье, Юра передает мне гусака: на, мол, неси свой трофей, только нежно, не повреди. Так мы и дошли до скирды.

Обходим ее, я с одной стороны, Юра с другой. И вот сюрприз. Юра натыкается на затаившегося гуся и также берет его живым. Это уже успех. Своеобразный подарок нам за неудачную, в общем-то, охоту при такой ее хорошей подготовке. Будет что вспомнить. Ну теперь можно спокойно сворачиваться и ехать готовить завтрак из жирных уток. А потом снова за работу.

Охота эта еще раз показала, сколь велика роль, казалось бы, малейшей неточности при охоте на серого гуся. Но практика показывает, что в современных условиях избежать здесь ошибок крайне сложно, так как приходится в самые ответственные моменты руководствоваться интуицией, а она не всегда подсказывает верное решение. И можно смело сказать, что если раньше охота на серых гусей была самой сложной охотой по перу, то сегодня по уровню сложности она стала сравнима с охотой на самого строгого зверя. Успеха в ней можно достигнуть только благодаря тщательной организации и исключительной слаженности в действиях коллектива. И если раньше мы прекрасно обходились только хорошими профилями, то в настоящее время эта охота без манных гусей просто немыслима.

Алексей СТЕФАНОВИЧ 22 апреля 2008 в 14:55






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑