ГЛАШАТАИ ВЕСНЫ

«Когда плывет над городом весной
Косяк гусей, трубя под облаками,
Охотники следят за ним с тоской
Восторженными жадными глазами»
«Охотники», Георгий Успенский

Завтра открытие весенней охоты в Вологодской области, а сегодня наш эскорт из двух машин мчится в сторону славного града-Вологды. В машине, за рулем которой Александр Фоминых, два пассажира – я и мой курцхаар Ром, в следующей за нами машине – Коля.

За Вологдой наблюдаем проплывающие на выстреле от нас гусиные стаи, которые, перелетев шоссе и покружив над полем, спокойно приземляются на него. Вид гусей добавляет в кровь адреналина. Заблестели глаза, воображение начало рисовать одну привлекательнее другой охотничьи картины, на которых главными действующими лицами являемся мы и гуси.

С такими мыслями мы подъехали к бензоколонке, где нас встречал наш друг, охотник и старожил здешних мест Александр Боголюбский. Выходим из машин, здороваемся, после чего делимся с ним увиденным. От Александра узнаем, что в местах предполагаемых охот гуси тоже есть, и на этой оптимистичной ноте направляемся в деревню – конечному пункту нашего следования.

Первые дни традиционно решаем посвятить гусиной охоте, поэтому, наскоро перекусив и взяв с собой бинокли, выезжаем в поля; нам хочется воочию убедиться, что птица есть. Удостоверившись в наличии гусей, мы возвратились домой.

Во время ужина решаем, кто на каком поле будет встречать утреннюю зарю. Боголюбского с нами не будет, так как он завтра участвует в рейде по борьбе с браконьерством, отчего из дома уедет раньше нашего. Приготовив все необходимое для утренней охоты, мы ложимся немного вздремнуть. Не успели сомкнуть глаза, как зазвонил будильник. Наскоро умывшись, выпиваем по кружке крепкого горячего чая и, уложив в машину вещи и ружья, трогаемся в дорогу. Начинает светать.

Вот и первая остановка на краю поля, мне выходить. Забираю профиля, раскладной стульчик, «Кикимору», забрасываю за плечо МЦ-21 и, пожелав друзьям ни пуха, ни пера, направляюсь в низину, к месту предполагаемой засидки.

Подхожу к тюкам сена, расположенным кучкой, недалеко от края поля. Вчера, на расстоянии ружейного выстрела от них, кормились гуси, именно это и послужило убедительным доводом в пользу выбора места засидки. Оставляю маскхалат и стульчик, а сам занимаюсь расстановкой профилей. Высадив «стаю», возвращаюсь к тюкам, где облачаюсь в «Кикимору». Заряжаю «единицами» ружье, складываю стульчик и забираюсь с ним в сено. Я готов к встрече с гусями.

 

Сижу, жду, напевая про себя слова из детской игры: «Гуси, гуси! – Га-га-га! – Есть хотите? – Да-да-да! – Так летите...» Поворачиваю голову влево и замираю... Метрах в тридцати от меня, на краю поля, возле кустарника, стоит лиса. Ее взгляд устремлен на «фанерную стаю». Меня она не видит и не слышит, все ее внимание сосредоточено на птицах. Поразмыслив над планом поимки гуся, рыжая плутовка припадает на лапы и почти ползком начинает подбираться к кормящейся стае. Достигнув ложбинки, лиса немножко приподнимает голову, еще раз оценивает обстановку и, решив, что скорость движения можно увеличить, благо, этому способствует рельеф местности, она заметно быстрее начинает сокращать расстояние. Поскольку ложбинка проходила сзади «стаи», то любительница гусятины решила завершить маневр с той же стороны. Зайдя в торец к фанерным птицам, лиса снова приподнимает голову, оценивая обстановку и готовясь к решающему броску, но что-то ей показалось подозрительным. Гуси с торца смотрятся очень худыми, вернее, плоскими. Понимая, что здесь что-то не так, лиса садится, после чего, взвизгнув от досады, прыгает в сторону и на махах удаляется прочь.

Я же, посмеявшись над неудачной охотой «коллеги», прихожу к выводу, что стая на поле выглядит вполне правдоподобной и естественной, иначе на нее не позарилась бы рыжая бестия. Все это вселяло определенный оптимизм, только почему-то хотелось, чтобы моя охота получилась более удачной, чем та, очевидцем которой я был несколько минут назад.

Нарастающий гусиный гогот заставляет меня вздрогнуть. Стая, голов в восемьдесят, покружив над полем, опускается под другим его краем. Спустя некоторое время, там же, опускается еще несколько стай.

Замечаю стаю голов в двадцать, направляющихся к сидящим на поле собратьям. Расстояние до них метров восемьдесят. Использую манок. И, о, чудо! Четверка отделяется от стаи и направляется к профилям. Перестаю манить, пригибаюсь, руки крепче сжимают ружье, еще немного, и можно будет отличиться. Уже слышен скрип перьев, но три гуся, не долетев до верного выстрела, заходят на круг, а один удачно подворачивает прямо на меня. Вскидываю МЦ-21, выстрел – гусь дергается, роняя перья, второй выстрел – и, оборвав полет, он тряпкой валится на поле. Выбегаю из укрытия, подбираю белолобого гуся и быстро возвращаюсь на место. Взвешиваю трофей в руке. Хорош!

Взошло солнце. Слух ласкают трели кроншнепов, славящих зарождающийся весенний день. Гуси продолжали лететь, но все больше стороной, подлетов к профилям не было. Выхожу из укрытия, разминаю затекшие ноги и иду снимать профиля.

Подхожу к месту сбора с белолобым в руке, друзья уже там. Из их рассказов узнаю, что Николай просидел на поле всю зарю без выстрела, а Александр взял одного, тоже белолобого. С тем и направляемся к дому.

... На вечернюю зарю поехали в моховое болото. В прошлом году оно благосклонно отнеслось к нам, а вот каким оно будет сегодня – посмотрим. При подходе к болоту вспугнули лирохвостого красавца-тетерева, а уже зайдя в само болото, – пару белых куропаток. А вот и место прошлогодней охоты! Становимся подковой под сосенками, метрах в ста друг от друга. Пух и перья на лужах говорят, что гуси посещают болото.

В вышине пролетели несколько гусиных стай, держа курс на север, но это не «наши» гуси. Наступили густые сумерки, когда над болотом послышалась гусиная перекличка. Замечаю движущееся продолговатое темное пятно, которое заходит на круг, направляясь в сторону Николая. Ну, сейчас грянет! Бах! Бах! Бах! Бах! Четырежды грохочет его полуавтомат – и три птицы отвесно летят вниз. Потревоженная стайка с гоготом взмывает вверх, несколько гусей уходят в сторону Александра. Грохочет его дуплет, и было слышно, как трофей гулко шлепнулся о мох, пропитанный водой. Как выяснилось позже, налетевшая стайка представляла собой табун гуменников, голов в двенадцать, четыре из которых и стали трофеями друзей.

Спустя некоторое время снова слышен гусиный гогот, приближающийся к Александру. Дуплет, и опять слышен удар о мох упавшей птицы. На этот раз трофеем стал белолобый гусь.

Опустившаяся на землю ночь подсказала нам, что пора ставить точку в сегодняшней охоте. Ну что же, все имеет свойство заканчиваться, закончен и этот спектакль! Главными героями вечернего театрального действа стали Николай и Александр. Мне же пришлось выступить в качестве зрителя, но я не в обиде.

Удовольствие, полученное мною от увиденного зрелища, тоже является своеобразной наградой. А главные роли еще будут, они впереди, ведь сегодня закончился только первый день весеннего сезона.

Виктор ЛУКАШОВ 22 апреля 2008 в 14:59






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑