ЩУКА УДАЧИ

Весна – какое же это замечательное время! Под яркими лучами солнца на глазах осаживаются сугробы. На взгорках и продуваемых полянах вытаивают проплешины, а ровная цепочка следов прошедшего «в целик» рыбака или охотника чернеет скопившейся под снежной шубой талой водой, которую земля, пока что мерзлая, хранящая дыхание зимы, не пускает вглубь.

А какая рыбалка весной! На эту самую талую, богатую кислородом воду, стекающую в реки весело журчащими ручьями, идет, повинуясь инстинкту, рыба.

Весеннюю рыбалку Лешка ожидал с особым нетерпением. Во-первых, после февральских вьюг и ветров совершенно не мерзли руки. Во-вторых, каникулы! Худо ли, бедно, но дней пять почти подряд можно было провести на реке или водохранилище. Лешкин отец, как многие другие заядлые рыболовы, тоже ценил это время, потому часто брал отгулы, чтобы с сыном и друзьями порадоваться яркому солнышку, удачному улову, да и просто – запаху ЖИЗНИ, растекающемуся по жилам «понимающего» человека с каждым вдохом. При этом находился/заказывался транспорт до места ловли, «обрабатывалась» самая свежая информация – что и где клюет. Это было – «в-третьих».

Этой весной «клевало» на Суде. Быстрая, глубокая река уже промыла лед по фарватеру выше одноименного поселка, делая опасной ловлю по непрочным прибрежным остаткам былой роскоши.

Сегодня основная толпа сидела в районе карьера. Лешка часто слышал от многих, что где-то здесь находятся зимовальные ямы, в которых рыба пережидает самые холода. Но почему-то зимой в это место не ездил никто. А вот весной, по «свежей» воде, здесь собирались огромные стаи различной рыбы. Причем, не в самом карьере, а как бы на бровке основного русла, прямо напротив его «выхода». Отец Лешки с несколькими друзьями, поискав «своей» рыбы за пределами «кучи», уже успокоился, принял «ледовые» 100 грамм и одну за другой потягивал нехилых рыбин. Лешке по малолетству мормышечная снасть не полагалась. Не очень ловкие пальцы 7-летнего пацана умудрялись наделать на тонкой леске такие «художественные» узлы, что отец прекратил «эксперименты», выделив сыну подергушку с «гвоздиком». Снасть была в принципе уловистая, одного окуня граммов на 300 Лешка с утра уже «завернул», но... Горестно вздыхая о своей несчастной судьбе, Лешка сидел метрах в 300 от «кучи». Находиться среди постоянно ловящих было выше его сил.

Посидев еще минут двадцать, сменив пару лунок – опять безуспешно – Лешка понял: что-то нужно делать. «Пойду к отцу, может, чего скажет»,– решил он.

У Лешкиного отца «перло»! Он уже не особенно и старался, больше разговаривал с друзьями и вновь обретенными «знакомцами» по куче.

Нужно сказать, Лешкин отец рыбу ловить умел. Не единожды он выигрывал разные соревнования по рыбалке, в те годы проводившиеся достаточно активно обществами и организациями разных уровней. Много у него было и призов за победу – вот на одном таком, алюминиевом ящике с пробковой крышкой, он сейчас гордо восседал! Этот ящик был для Лешки еще одним поводом для зависти – рыбацкий складной стульчик, который был у него, постоянно проваливался сквозь снег, падал под порывами ветра и, намокший, отдавал влагу штанам быстро и непринужденно.

В принципе, рыбу можно было бы и убрать, но отец всегда любил показать «товар лицом», чему исподволь учился и Лешка.

Увидев Лешку, отец радостно поинтересовался: «Ну, чего, сын, не берет?» В принципе, он и не ждал ответа, видя выражение на лице сына, но выпитое и рыбацкая удача сегодняшней ловли молчать не давали:

– Так ты, наверное, не там ловил? Вон, глянь у меня!..

– Я и там был, и там. Ничего нет.

Не желая отрываться от «коллектива», но понимая, что насчет сына нужно что-то придумать, отец нашел показавшийся ему идеальным выход:

– Леш, вон там, в карьере, говорят, мужики щуку на блесну, бывает, ловят. Давай, сходи-ка. Вот тебе щучья удочка, забирай мой ящик, а лунок там много!..

В карьер, так в карьер. С Лешкиным настроением – хоть в монастырь, только подальше от людей. Ему казалось, что все вокруг смеются именно над ним, над его неумением ловить рыбу, когда у всех клюет.

По пути встречались лунки. Идти до карьера было недолго, метров семьсот. Однако между бровкой, где расположилась «куча», и карьером тоже ходили отдельные рыбаки, отчаявшиеся поймать рыбу в толпе. «Вот еще пяток лунок пройду и попробую»,– думал Лешка. Ну вот и она, «шестая». Тяжелая «Глубинная» (как ее называл отец) моментально исчезла в черном зрачке лунки, размотав метров пять с катушки. Леска была «с запасом», в полмиллиметра. Очевидно, отец просто перемотал ее со спиннинга, по принципу: «А вдруг когда понадобится».

«Фиг чего клюнет,– размышлял Лешка. – Если б щука ловилась, сидел бы он там, как же». Однако клюет рыба, нет ли – рука автоматически продолжала придавать блесне поступательные движения. Три лета и вот уже вторую зиму Лешка оттачивал мастерство «блеснильщика» почти каждые выходные. Это сегодня все не складывалось, а бывало!.. Вспомнив про некоторые, особо приятные моменты, Лешка заулыбался. Ему, пригревшемуся в глубине карьера на отцовском ящике, виделись горбатые окуни, колючие судаки и жадные пятнистые щуки...

Однако пора бы и лунку сменить – минут уж десять как сидит, а поклевок нет. Лешка, не собирая удочку, побрел дальше, в сторону недалекого берега. Где-то сзади него, метрах в пяти, блесна подползла к лунке и, слегка зацепившись тройником за полуразмытый край, выскочила на лед. «Вон в ту, что ли,– сомневался Лешка,– или в эту?». «Или» победило. Усевшись, он подтащил к себе блесну и бросил в воду. Слегка скорректировав глубину – в этой лунке было на метр глубже – Лешка вновь вернулся к приятным воспоминаниям.

Удар! Не поняв как, Лешка оказался на ногах. Удочка лежала, отброшенная в сторону от лунки, метрах в полутора, а леска, зажатая в мальчишеской руке, упруго рвалась туда, вниз, в черную глубину лунки... «Щука! Здоровая!» – выдохнул Лешка. Что делать? Тащить вверх – а вдруг сойдет? Он не помнил – сделал ли подсечку, как это следовало. Отпустить? Кто ж дает рыбе слабину... В этот момент рыбина ощутимо уперлась, потянула вниз и Лешка, так ничего не решивший, упал на колени около лунки. Уйдет! Эх, была – не была! Лешка вскочил и, не оборачиваясь, задом, как мог, побежал от лунки...

Если смотреть со стороны – зрелище было еще то! С полукриком-полустоном от лунки задом наперед бежит пацан с намотанной на кулаки леской, другой конец которой скрывается в лунке. За ним волочится удочка, а в стороне валяется опрокинутый ящик. В следующий момент (благосклонна все-таки в этот день была тетка Удача к Лешке) из лунки, мотая головой, вылетает здоровенная щука и падает в лужу, скопившуюся сверху раскисшего льда! «А-а-а!» – все, что мог заорать Лешка, всем телом бросившийся сверху на щуку. Наверное, это было «Ура», он сам бы не смог сказать точно, а потом особо и не помнил. «В сторону оттащить, чтоб не ушла»,– мелькало в голове. Оттирая щуку телом, Лешка прополз метра два и только тогда встал со льда. Ворочаясь, переваливаясь с боку на бок, перед ним лежала РЫБИНА!

«Килограммов на 5!» – оценил Лешка, потом слегка скорректировал: «Ну, три-то с половиной – железно!» Побоявшись вытащить блесну из зубастой пасти, Лешка взял удочку, смотал почти всю леску, подтащил ящик и, схватив щуку под жаберные крышки обеими руками, перевалил ее внутрь... Хлопок крышки поставил точку в их борьбе.

Взгромоздившись на ящик, Лешка перевел дух. Руки дрожат, штаны насквозь мокрые от ползания по льду – наплевать!

Он поймал щуку! И пусть теперь те, кто смеялся над ним, попробуют что-то сказать. Он пошел – и поймал! В этот момент щука выразила свое крайне негативное отношение к поимке, ударив по крышке ящика снизу, да так, что Лешка снова оказался на льду. Ах ты!.. Лешка снова прижал крышку и, упираясь, закрепил ее щеколдой. «Вот теперь побалуй!» – ликовал он, предвкушая триумф.

«Прошло каких-то полчаса, как сын ушел в карьер, а вон, гляди – возвращается»,– думалось отцу. Чтобы еще такое придумать для пацана? Так ведь охоту к рыбалке отобьет... А сын, пошатываясь под тяжестью ящика с рыбой (ну, немного картинно, но кто из вас упрекнет?), уже метров с 50 начал кричать: «Пап, я поймал»! Под десятками взглядов Лешка медленно подошел к отцовской компании и поставил ящик на лед. В ящике что-то глухо «шваркнуло»... «Давай, показывай, коли поймал»,– произнес отец, любующийся сияющими глазами сына. Лешка чуть ли не ногтями подковырнул защелку ящика и откинул крышку. «Ну, парень, ну, молодец!» – раздались вокруг восхищенные голоса. Отец, исполненный гордостью за сына, потрепал его по голове: «Я ж говорил...»

Не прошло и пяти минут, как человек 10, один за другим отделились от толпы и ушли в карьер в поисках рыбацкой удачи. А Лешке уже было все равно. Отец помог ему вытащить блесну из пасти щуки, рыбина была замотана в пакет и убрана в рюкзак, где изредка продолжала шевелиться. Ловить больше не хотелось и он сидел, прижавшись к отцу, на своем маленьком стульчике, особенно не вслушиваясь в разговоры, просто раз за разом переживая мгновения счастья, что подарила ему эта весна...

Алексей ПАХОТИН, г. Череповец 8 апреля 2008 в 13:30






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑