За охотничьей удачей

Межсезонье – идеальное время, чтобы в спокойной домашней обстановке, где-нибудь в конце трудовой недели сесть в удобное кресло, не торопясь открыть карту и искать те места, где ты еще никогда не был

Воображение рисует бескрайние поймы рек, изобилующие разнообразной красной пернатой дичью, скрытые от человеческих глаз лесные болота, где водная поверхность покрыта тучами собравшихся там уток и заброшенные поля, на которых жируют многочисленные выводки тетеревов и куропаток.

Видимо, так устроен каждый человек, давно заболевший охотой с легавой собакой, и ему свойственно искать в реальной жизни такие угодья, которые ему представлялись на карте. И дальше, в случае, когда счастье ему улыбнулось и охотник попадает в места его грез, память навечно фиксирует их в своих бесчисленных лабиринтах, со временем переплетая и наслаивая одни на другие, создавая не совсем обычную картину мира, называемого охотой.

В Калужской области, как правило, охоту с легавыми открывают в конце июля или в самом начале августа. Это делает ее излюбленным местом для многочисленных обладателей различных пород легавых собак. К сожалению, в последнее время многие охотничьи угодья области оказались в частных руках и охота в них стала не всякому по карману.

Осталось лишь небольшое количество наиболее отдаленных от Москвы районов, где большая часть земель находится в госфонде и где охотиться можно по вполне доступным ценам от 50 до 100 руб. в день. Итак, место выбрано. На карте очень заманчиво смотрелся Хвастовичский район, расположенный на юго-западе области. Здесь и небольшие речушки, текущие среди лесов и открытые пространства, занятые сельскохозяйственными культурами и небольшие деревеньки с заросшими сорняками огородами. Много влажных лугов, где и по сей день продолжается выпас скота. В общем,  места интересные и заслуживающие самого пристального изучения на практике.

При разговоре по телефону с друзьями по увлечению было принято решение открытие охоты с легавыми по пернатой дичи начать именно с этого района. Наша, уже сложившаяся за 3 года охоты команда, представлена четырьмя друзьями – Юрой, Жорой, Андреем и мной. Команда усилена собаками породы курцхаар, находящимися в близком родстве. Это четырехлетний красавец Чейс, двухлетние задира Ланцелот со своей сверхсамостоятельной сестрой-однопометницей Айзой и их мамка, моя Нора. Она самая мудрая и самая опытная собака, ей скоро исполнится восемь лет, что для легавой собаки является пиком, так сказать, ее охотничьего творчества.

Ранним утром 27 июля 2007 года всей нашей компанией мы стартовали по Киевскому шоссе в сторону древнего города Калуги. Ехали очень быстро, и уже к одиннадцати часам утра нам удалось преодолеть около четырехсот километров пути. В Хвастовичах нас уже ждал местный охотовед, который после короткого ознакомления с картой охотхозяйства, направил нас в угодья, где, по его словам, есть и поле, и лес, и река. Место, действительно, оказалось очень красивым. У меня надолго в памяти останется сказочная картина, на которой изображена заброшенная деревня с несколькими деревянными домами, заросший сад с усыпанными яблоками ветвями и два огромных тополя, на одном из которых аисты построили большое гнездо. А теперь к этому еще надо добавить теплый вечер, красный силуэт луны, наполовину скрытый туманом над пастбищем и невероятная смесь запахов трав уходящего лета.

Мы долго искали место для стоянки и, наконец, встали лагерем на краю соснового леса, граничащего с полем, засеянным овсом. Не место – сказка. Быстро разбили лагерь, устроились для ночлега. За накрытым столом под уютным тентом при свете переносной лампы и отблесках костра мы отметили открытие охоты. Отмечали до глубокой ночи.

Народ так устал за год от шумной и неуютной Москвы, что немного переусердствовал. Когда ранним утром я попытался найти кого-нибудь, кто хотел бы пойти на охоту, на мой клич единодушным согласием ответили только наши преданные собаки. Хозяева собак на охоту смогли подняться только во второй половине дня. Очень смешно смотрелась процессия из одного охотника и четырех собак, идущих на охоту.

Мне стоило большого труда заставить всех собак остаться в лагере, все они рвались в бой. Самым настырным оказался Ланцелот. Только после нескольких окриков, сопровождающихся угрозами страшной расправы, это изумительное и преданное охоте животное решило не испытывать дальше судьбу и вернуться от греха подальше в лагерь – охранять спящего хозяина. Отойдя буквально триста метров от стоянки, я вышел на живописную лесную поляну, заросшую высокой травянистой растительностью. Поляна была похожа на огромный круг диаметром около пятисот метров. Не прошло и нескольких минут поиска, как Нора застыла в стойке. Вот она, минута счастья в жизни каждого легашатника. Именно ради этих мгновений мы и ходим охотиться. Работа собаки – самое главное и красивое, все остальное второстепенно.

Команда «пиль» заставляет собаку сдвинуться с места и двигаться вперед. Нора идет медленно, почти ползет, принюхиваясь к свежим следам. Я иду за ней следом. Теперь и я вижу дорожки следов на мокрой траве, оставленные тяжелыми лесными птицами. Где-то совсем рядом с нами жирует выводок тетеревов. Сердце стучит так, что не слышно ничего. Все внимание на собаку. Сейчас от ее умения зависят результаты дальнейшей охоты. Прошли уже больше двадцати метров, а птиц все нет. Напряжение нарастает. Наконец, оторвав морду от земли, Нора делает еще несколько шагов и опять замирает в стойке. Теперь она четко смотрит вперед. Ноздри ее широко открыты и слегка шевелятся, улавливая хорошо знакомый запах лесной курицы.

Поворот головы в мою сторону как бы говорит, что надо действовать, потом будет поздно. Снова звучит команда «пиль» и одновременно с ней вся поляна как будто взрывается от взлета черно-коричневых птиц. Хорошо выделяются чернотой уже начавшие линять молодые самцы. Стараюсь выбирать именно их. Дуплет – и один чисто битый тетерев падает в траву. Быстро перезаряжаюсь. Через мгновение в кустах взлетают последовательно еще три птицы, но слишком далеко и неудобно. Продолжаем обследовать лесную поляну. Нора делает очередную стойку и, после непродолжительной паузы, поднимает под выстрел ржаво-серого коростеля. Последующие два часа охоты, по сути являющиеся разведкой, прошли без встречи с дичью. Уже взошло солнце, становится невыносимо жарко с каждой минутой. Мы отошли от лагеря километра на три, пора возвращаться домой и будить друзей.

Идем по лесной дороге вдоль той же поляны, где утром встретили тетеревов. Нора прямо с дороги делает красивую стойку. Подсознательно я уже предчувствую, что это опять тетерева, и весь в напряжении. Норка стоит очень крепко, только после третьей команды делает несколько шагов и опять замирает. Этого оказывается достаточно, чтобы из высокой травы метрах в двадцати впереди собаки взлетели сразу четыре тетерева. Стреляю дуплетом по уносящимся крупным птицам. Сначала один, потом другой полупереленявший петушок падает в траву. Норка быстро собирает и приносит добытую дичь. Идем дальше в сторону лагеря по дороге. И вдруг новая стойка. После посыла собака тянет сквозь сплошные заросли кустов и травы. Через метров тридцать выходим на маленькую полянку, и тут очередной взлет двух тетеревов. Снова стреляю почти наугад и слышу падение крупной птицы. Уже через несколько секунд появляется Нора с добычей в зубах.

Глядя на собаку, неожиданно понимаю, что нам обоим радостно, что хорошо поработали, что светит солнце и поют птицы, от того, что мы оба, одержимые страстью охотники, составляем одно целое, являющееся частью природы.

Человеческое счастье многогранно, и в такие минуты начинаешь это ощущать с особой остротой.

Михаил Вустин 1 апреля 2008 в 15:29






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑