НА ПУШНОГО ЗВЕРЯ В АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ

Вот уже второй час топчим размокшую грязь. Бурьян, камыш и заросли верблюжьей колючки номокли от дождя, и каждое соприкосновение с ними добавляет влаги нашей промокшей насквозь одежде...

Уже прошли довольно много: заросшие камышом и пожухлой травой рисовые чеки, лесопосадки. Все тяжелее становятся наши ружья, а зайцев, фазанов и куропаток нет. Сегодня, 10 ноября, открытие осенне-зимней охоты на пушного зверя в Астраханской области.

Часто доносятся приглушенные расстоянием выстрелы наиболее удачливых охотников. Если поднять и поднести к глазам бинокль, то можно увидеть вдалеке их машины и самих охотников, подобно нам топчущих знакомые с детства поля.

Солнце так и не показывается. Ветер становится все сильнее. Сырой холод все глубже проникает под мокрую одежду.

Вдруг Толик, наш распорядитель охоты, жестом подает нам знак внимания и сбора. Подходим к нему, тяжело дышим.

Толик предлагает прочесать пахоту. Крутим у своих висков. После мокрых камышей, бурьяна и верблюжьей колючки нам не хочется наматывать на сапоги еще и килограммы осенней грязи. Но повинуемся приказу избранного нами распорядителя сегодняшней охоты и растянувшись в цепочку, вступаем на первый вспаханный участок рисового чека. Думаю, хотьба по пахоте известна большей части друзей-охотников, подробности этого нелегкого испытания опускаю.

Спаниель Михаила, третьего участника нашей компании, в пахоту не идет, а бежит по увалку. Улька неуверенно работает по зайцам, но успешно находит подранков. Это и стало главным аргументом в ее пользу, так как в условиях безснежья найти подранка зверя и птицы в заросших рисовых чеках просто невозможно.

Вот пахота заканчивается, на сапогах, кажется, по пуду грязи. Сходимся перед очередным участком пахоты, отдыхаем.
И снова наша тройка месит грязь. Уже прошли треть, и вдруг в тридцати шагах от Михаила из борозды срывается русак.

Дальше, как в замедленном кино: Михаил вскидывает свою тулку, раздается выстрел, за ним второй, а заяц скрывается за густо заросшим травой оросительным каналом. Ульки нигде не видно.

Подбегаем к Михаилу. Он уже сменил патроны, курит сигарету. Находим лежку, от которой уходят хорошо различимые на мокрой земле следы русака. Идем по ним. Находим бороздки дроби, но до канала так и не видим крови. Явный промах. Вновь расходимся и идем к концу поля. Мы уже расслабились. Наш опыт охоты в этих местах подсказывает, что на этом поле зайца больше быть не может.

И вдруг из-за кочки, в каких-то двадцати шагах от меня выкатывается заяц. Мое ружье как будто само собой вскидывается, стволы делают упреждение, а указательный палец плавно нажимает спуск. Раздается выстрел, и заяц, уткнувшись в пахоту, замирает. Заяц лежит. Первый заяц в сезоне 2007 года. Вот уже Толик и Михаил рядом, они трогают зайца, улыбаются и поздравляют меня «с полем». Вокруг бегает Улька, которой достается пазанок.

Отдохнув и уняв волнение, вновь вступаем на новый пахотный участок. И здесь, перечеркнув наш былой опыт, буквально через каких-то десять шагов от края поля из борозды выскакивает заяц неподалеку от Толика. После выстрела он стал нашим вторым трофеем.

Миша добыл своего зайца на склоне одного из безымянных бугров. Все было просто.

Пока мы отдыхали, Михаил, кликнув Ульку, решил обойти склон этого бугра. Мы его отговаривали, так как наблюдали, что в первой половине дня через него переваливали два охотника с собаками. По нашему разумению, после этого зайцев там не могло быть.

Михаил все же пошел по склону. И на наших глазах, пройдя каких-то две сотни метров, он из застрявшей в ковыле травы «перекати поле» выгнал русачину. Прогремел его дуплет, а заяц скрылся за вершиной бугра. Вслед за зайцем убежала Улька. Постояв и перезарядив ружье, туда же пошел Михаил.

Надвигались сумерки. Высрелов уже было не слышно. Мы сидели на мокрой копешке прошлогоднего сена и ждали Михаила, чтобы повести свой путь домой.

Минут через двадцать к нам подошел Михаил. На его лице блуждала заметная улыбка. Вокруг него сновала Улька. Мы молча смотрели на него, а Михаил, выдержав паузу, достал из рюкзака своего русачину. Его, уже мертвого, в густой траве разыскала Улька. Как оказалось, заяц, получив смертельные пять дробин первого номера, пробежал еще около трехсот метров и лишь потом дошел.

P.S. Охотничий сезон-2007 запомнится астраханцам и гостям-охотникам тем, что наконец-то разрешили охоту на серую куропатку. Карточку отстрела ее выдает служба Россельхознадзора.

Вячеслав МИХАЙЛОВ 25 марта 2008 в 15:55






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑