В МЕТЕЛЬ НА ВОЛЖСКОМ ПЛЁСЕ

Над заснеженным простором водохранилища вовсю разгулялась вьюга. Вроде бы обещали синоптики два градуса мороза и слабый южный ветерок, а вот, поди ж ты, соврали. Метет – свету белого не видно, и в этой белой метущейся мути не то что берега, до которого около двух километров, а даже сидящих невдалеке рыболовов не видно.

Широка тут Волга-матушка, от берега до берега больше десяти километров. Пока мести не перестанет и хоть чуть не развиднеет, идти некуда – заплутаешь, да того гляди в какую полынью нырнешь... Остается набраться терпения и сидеть. И я сижу. Завернулся в плащ, повернулся спиной к ветру и пытаюсь рыбачить!

На эту отмель мы еще прошлой зимой наткнулись. И очень удачно. Слева и справа глубина метров по восемь, а тут – видимо, остров затопленный, глубина метра два с небольшим. И рыба вокруг этой подводной «банки» всегда, в любую погоду клюет, и не только окуни да крупная сорога, а и лещ хороший выходит. Такие «подносы» попадаются, что без помощи соседей и не вытащить. А за мелочью и клыкастые, случается, целой стаей на охоту пожалуют. В основном не крупные, до килограмма, но по моей-то лесе большего и не нужно. Впрочем, случаются и очень солидные рыбины.

В прошлом году одну такую на «плетенку» зацепил. На блесну схватил небольшой окушок, а его судак хватанул. К лунке раза четыре подводил, но куда там! Подвести-то подводил, а в лунку так и не завел ни разу! Вот тогда я в «плетенку» поверил. Крепка оказалась. Как ни рвалась рыбина, а леска выдержала. В конце концов судак бросил раздавленного, изжеванного окуня и ушел, на том все и кончилось...

Задумался и не заметил, как из белой мглы чья-то фигура появилась. Тоже рыболов. Незнакомый, а приятно – человек рядом.

– Привет! – прохрипел он простуженным голосом. – У тебя тут вроде малость потише. А на середине ветрина – спасу нет, аж с места сдувает, а клюет всякая шелупонь – ерши да окунишки чуть больше пальца. Мужики остались, ждут, может, судак подойдет, а мне надоело. Нахрена было ехать за такой мелочевкой! До берега далеко? Вроде тропа была, да ведь перемело все. Сам-то как? На берег не собираешься? А то пошли за компанию.

– Садись рядом, – говорю. – Дуть-то и здесь дует крепко, но рыбка берет. Редко, правда, но и окунь приличный и лещишки. А идти сейчас худо. Не видно же ни черта, можно вообще не в ту сторону забрести. Так что лучше пересидеть, дождаться, когда стихнет малость.

– Да ведь холодина, – стучит он зубами, – замерзнем. Хрен с ней, с рыбой-то. Погреться бы чем... У тебя ничего нет? Я четвертку брал, да она уж кончилась, на таком холоде ее и не почувствовал...

– Нет, дружище! – говорю, – водки нет, мне за рулем ехать. А вот чайку по кружечке найдется. Чуть погреем душу. Да ты вот что. Садись так, чтобы у нас уголком заветрие получалось. Сейчас свечку зажжем, да и погреемся немного.

– Свечку?! – скрипуче засмеялся он, – шуткуешь парень?! В такую чертомель – какая свечка? Костерок бы разложить, да не из чего...

– Погоди, – говорю, – сейчас увидишь. Свечка-то специальная. Видел я, как горит такая. Но, правда, не в метель и не на ветру. Вытащил свечку из ящика, рыбачок покосился на нее да с опаской отодвинулся от меня.

– Слушай, а ты уверен, что это свеча? – говорит. – Уж больно чудная какая-то! Не рванула бы. Такое ведь тоже бывало.

– Да не бойся, не рванет. Я же тебе говорю – видел, как горит такая, вот сейчас и попробуем.

Чиркнул длинную «охотничью» спичку, в парафин вдавленную, зашипела она, дымком пыхнула, а потом сверху из круглого отверстия огонь появился. Язык пламени сантиметров тридцать высотой. Ветер рвет, а пламя гудит, как в лампе паяльной, и не гаснет!

Поставили мы ее между собой в снег, накрылись палаткой и к рыбалке вернулись.

А рыба... Ну словно ждала она наших мотылей! Плотва, подлещики, а следом и лещи подошли. Сначала у него обрыв, потом у меня. Обидно! Одного кое-как багориком подцепил, с помощью соседа вытащил, а три рыбины одна за другой ушли с мормышками в губах...

Сосед мой сидит и на чем свет стоит матерится. Третья поклевка и третий обрыв. Похоже, судаки подошли. Пока на него отвлекся и у меня кто-то рванул удочку из рук: и опомниться не успел, как японская леска словно прелая нитка лопнула. Торопливо убрал в ящик оборванную удочку, а вместо мормышки в лунку балансир на плетенке опустил. Он и до дна дойти не успел, как последовал удар, затрещала катушка, шестик дугой согнулся, но вытащил-таки клыкастого разбойника! Следом еще одного. Так увлекся, что и про холод, и про ветер позабыл. Одного приличного, килограмма на полтора вытащил, да и у соседа дело пошло не хуже чем у меня. Увлеклись, не заметили, как смеркаться начало, рыбаки к берегу потянулись.

– А неплоха свечка-то твоя, – сосед с интересом разглядывал горящую, несмотря на порывы ветра, свечу. – Хороша! Ну прямо как у костерка сидишь! Ишь, «Огонь туриста», – хмыкнул он, – надо было «Огонь рыбака» назвать. Я обычно с собой плитку газовую маленькую вожу. Тоже хорошая штука, но на морозе твоя свечка, пожалуй, надежнее. Газ прихватывает и все, хоть плачь. Пока баллон за пазухой не согреешь, ни за что не разожжешь. Вот я и не взял ее.
Пока разговаривали да собирали разбросанную вокруг лунок рыбу, с берега донесся протяжный сигнал машины.

– Зарыбачились мы, идти пора, – спохватился сосед. – Ты на чем приехал? На машине. А я с автобусом. Это он и сигналит. Не уехали бы, – встревожился он.

Подхватив ящик, он замахал руками, закричал, но ветер относил звуки, а разглядеть с берега, в полумраке, размахивающую руками фигурку одинокого рыбака вряд ли было возможно.

– Слушай, будь другом, помаши им свечкой своей, – повернулся он ко мне. – Автобус-то чужой, как бы не уехал без меня. Я ведь к ним в компанию случайно попал, свободное место было, вот и взяли. А сейчас, если все свои собрались, про меня могут и не вспомнить...

Я поднял над головой свечу с гудящим на ветру пламенем и замахал ей. С берега перестали сигналить, моргнули в ответ фарами.

– Порядок, теперь дождутся! – облегченно вздохнул сосед. Мы погасили свечу, взвалили на плечи изрядно потяжелевшие шарабаны и торопливо зашагали к темнеющему вдалеке берегу.

– Скажите спасибо, что огонь ваш увидели, – встретили нас рыбаки из тейковского автобуса, с которыми приехал мой новый знакомый. – Мы думали, он уж давно с кем-нибудь уехал, так, на всякий случай сигналили...

Мои попутчики, уже давно греющиеся в машине, поначалу встретили меня недовольным ворчанием, но, заглянув в ящик, только переглянулись да с завистью завздыхали. Их улов был значительно скромнее и состоял в основном из ершей да «матросиков».

– Ведь не хотел уходить, да больно холодно было, разве усидишь! – сокрушался Володя. – А ты-то как сидел, палатку что ли брал? Вроде даже и не замерз...

Вместо ответа я протянул ему еще не остывший картонный цилиндр, обернутый в тонкую фольгу с надписью «Огонь туриста».

– Это что за хреновина? – удивился Вовка. – Свечка что ли? Как же ее ветром-то не задуло? А чего же нас не позвал?

– Дозовешься вас, как же! Вы чуть не на ту сторону упороли! Я же предлагал вам на отмели остаться – не захотели.

– Не захотели... – со вздохом согласился Вовка.

...Вот так довелось мне в самых экстремальных условиях опробовать ивановскую новинку – специальную свечу «Огонь туриста». И, право же, не пожалел. Как говорится – игра стоила свеч.

Олег НАЗАРОВ, Ивановская обл. 11 марта 2008 в 15:01






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑