БРАТСТВО

В коридоре послышались шаги и голос прораба Рашида. Пышкин, поправляя у себя на носу очки, обращается ко мне:

– Слышь, очкарик! Уговори его съездить завтра на рыбалку. Надоел он хуже горькой редьки.

– Пышкин, на улице мороз минус двадцать и ветер, какая может быть рыбалка? И боюсь я с ним ездить, лихачит сильно на «Окушке».

Улетим куда-нибудь.

Только успел проговорить, как в дверях появился Рашид и мимоходом отругал Пышкина за то, что будто он вместо Снегурочки – Бабу Ягу нарисовал к Новому Году. Чем ну очень сильно обидел Пышкина, считавшего себя великим художником. Пришлось выручать бригаду:

– Рашид, завтра чем будешь занят?

– А что? Есть интересные предложения?

– Ну да. Может, рванем на рыбалку на Грицаевский пруд? Говорят, там окунь неплохой идет. Новый Год на носу, хотелось бы его достойно проводить. Ну что? Ребята сами справятся с работой. Если что, то мастер забежит – проверит.

Смотрю, задумался Рашид. Рыбак-то заядлый. Забегал по мастерской, решает, что делать. И рыбы хочется, и конец года, план. Рукой махнул и ко мне:

– Пиши на отгул заявление. Завтра едем. Славке позвони, возьмем с собой. Все, я помчался к шефу. Сейчас у него подпишу и рвану за мотылем. Утром ждите у подъезда. Сказал и выскочил за дверь.

Утром поехали. За ночь мороз еще сильнее стал. А ехать-то далеко - километров девяносто! И все то с горы, то в гору. Как в низину спустимся – туман густой, трассы не видать. Славик на заднем сиденье развалился, едет с комфортом. Мы же с Рашидом уткнулись носами в лобовое стекло и дорогу высматриваем – лишь бы в кювет не улететь. Рашид – рыбак заядлый. Но как водитель – опасен. Выжимает из машины все, на что она способна. Как метеор. Если бы он еще знал, где тормоз находится, то цены бы ему не было.

Выехали на Грицаевский пруд. Никого, мы одни. Быстрее лунки бурим, кинем в них немного мотыля и снегом запорошим, чтобы льдом не схватывало. Потом начали проверять, рыбу искать по лункам. Ага! Есть поклевки. Ветер низовой, пришлось в палатки залезать. Подоткнули края под себя, начали ловить. Ох, и клев был! На каждой проводке окунь попадал. Хороший, с ладонь, а то и более. На всех горизонтах стоял: и со дна брал, и в полводы, и подо льдом.

Мормышку начнешь опускать в лунку, а она не идет – кольцами сворачивается леска. Станешь вытаскивать – там уже сидит полосатый разбойник. Словно соревнования между собой устроили – кто быстрее мормышку схватит. Славик учудил, зовет нас к себе:

– Идите сюда! Я вам что-то покажу. Вы такого ерша еще не видели.

И впрямь. Ерш с рукавицу! Сколько лет ловил, но такого – никогда. Лежит, колючки расщеперил и не подступишься.

Мы опять по палаткам. Годовой план завершаем. Клев хороший, но руки сильно мерзнут из-за ветра. Только опустишь мормышку, успеешь раза два-три качнуть – поклевка. Снова ее вниз, и опять поклевка. Даже не нужно подсекать.

Заглатывал окунь так, что еле-еле мормышку вытаскивали. После обеда подошел Рашид:

– Ну что, ребята? Нужно домой собираться, хочу резину на машине поменять, зимнюю поставить. Сейчас быстренько долетим, я ее переобую.

– Так ты до сих пор на летней, лысой катаешься? Да еще на такой скорости гоняешь? Ну ты даешь!

Лучше бы Рашид не говорил, что резина лысая стоит. От этих слов у меня на душе тоскливо стало. Как бы нам не улететь. И как в воду глядел.

На трассу вышли, здесь Рашид погнал во весь дух. Газ до отказа, сам к рулю прилип. Скорость за сто перевалила. И вот она – первая яма. Следом – вторая. Из нее нас уже выбросило. Хоть и говорят, что в такие моменты перед глазами вся жизнь проносится – это ерунда. В голове абсолютная пустота – ни одной мысли. А вот на сердце тоска. В глазах лишь дорога мелькает, когда нас вертело по ней метров сто. Повезло еще, что встречных машин не было. И последнее, что успел увидеть, как мы в кювет летели по воздуху.

Удар... Я лбом в приборную панель влип. Рашид головой зеркало выломал. Зато Славик хитрее всех оказался. Увидел, что сейчас полетим, взял и улегся на заднем сиденье, как на родном диване.

В голове звон колокольный раздается. У Рашида, гляжу, на лбу шишка растет, словно рог у единорога, лишь Славику хоть бы хны – с комфортом приземлился. Да у «Окушки» бампер разлетелся вдребезги. Больше с нашей стороны потерь не было. Три часа на морозе простояли, не могли вытащить машину из кювета. Столько машин мимо проехало – ни одна не остановилась. Вижу, что едет автобус. Рашиду говорю, это рыбаки с Яушевского пруда возвращаются. Остановятся – помогут. Он не верит, что автобус из-за нас останавливаться будет.

Но они словно почувствовали, что свои, рыбаки, в беду попали. Зашипели тормоза и толпа рыбаков высыпала из автобуса. Одни нас расспрашивают, а другие посмотрели, почесали затылки и на руках вынесли «Окушку» на дорогу. Напоследок сказав, что мы в рубашках родились, если на такой машинке и в глубокий кювет улетели, да еще при этом остались живы и здоровы.

Кто они были, эти рыбаки, которые нам помогли, откуда? Так мы до сей поры не знаем. Но убедились в одном, что рыбаки – это настоящее рыбацкое братство.

Михаил СМИРНОВ, Башкортостан 12 февраля 2008 в 14:54






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑