В ТОМ МИРЕ НЕПОГОДА...

С утра в окно били сильные порывы ветра, пытаясь выставить стекло.
Погода злорадствовала, не пускала, пыталась удержать дома. Столбик термометра сполз  до отметки минус восемь градусов, а на сильном ветру можно смело увеличивать  показания вдвое. Почти шестнадцать, но не остановило.

Впереди тридцать километров пути и полное наслаждение рыбалкой. А какой окунь на той лесной речушке?! Просто зверь! На тонкой леске крупный горбач, кажется, имеет все шансы оставить новомодный сейчас пирсинг в губах в виде серебряной, черной или золотистой мормышки. Только опыт и умение работать снастью позволяют извлечь матерого красавца среди сплошного нагромождения кустов и коряг. И только ради этого стоит нестись сломя голову по разбитой дороге, а в конце волочить весь рыболовный скарб на себе по полям и оврагам до места ловли.

Снег, выпавший накануне, только припорошил землю, не сгладив все ямки и выбоины дороги, и машина периодически подпрыгивала. А вместе с ней взлетали к потолку салона и мы, рыболовные ящики, зачехленные буры.

Дорога до омута давалась с трудом. Через поле продвигались медленно, ища спасения от сильного ветра в одежде. Но спасения не было. Ветер продувал плотные куртки и охлаждал разогревшееся от ходьбы тело.

Несмотря на морозы, на омуте лед был не толстый. Не успела речка схватиться ледовыми оковами, как ее сверху укутал легким одеялом белоснежный пух. Под этим ковром лед не намерзал и представлял опасность. На большой акватории омута мест для безопасной ловли осталось совсем мало. Ближе к середине – струя, которая подтачивала неокрепший панцирь. Возле берега трава дышала сквозь тонкую кашу мокрого снега и льда, образовавшую молочного цвета корку. Чтобы преодолеть этот участок, пришлось карабкаться по ветвям поваленного в воду дерева и аккуратно, с предельной осторожностью вставать на ледовое покрытие. В итоге оставался небольшой пятачок размерами два на два метра, где лед еще кое-как держал и пробивался с двух ударов пешни. На этом участке мы теснились вдвоем и больше вымучивали окуня игрой, чем искали активную рыбу.

К нашему уловистому коряжнику, который жесткой щетиной торчал посреди омута, преграждала путь полоса плотного снега, под которой фактически не было льда. Мы завороженно смотрели в его сторону и представляли, какой там сейчас клев. Здравый смысл не позволял поступить опрометчиво и сдерживал в пределах границ прочного льда.

То один, то другой пытался пересечь невидимую пограничную зону и тут же останавливался, когда лед начинал предательски трещать.

Выход из сложившейся ситуации бесклевья и недосягаемости коряжника нашелся, но чуть позднее. Вначале Роман, а затем следом и я, выломав по две длинные палки, уложили их от крепкого льда на снег к коряжнику. Площадь опоры увеличилась и лед больше не трещал. Мы, осмелев, стали одного за другим вытаскивать из новых лунок, пробитых среди коряжника, речных окуней. Для передвижения, как акробаты стоя на одной палке, мы другую передвигали на новое место и перемещались. Заманчивые места были полностью  обжиты и ловля наладилась. Рука как автомат отбивала правильную игру, при которой мормышка, совершая мелкие колебания, медленно уходила вверх. В метре от дна, на второй или даже третьей проводке, полосатый разбойник останавливал мелкого жучка, сторожок прогибался вниз. Подсечки совсем не требовалось, окунь уже сидел на крючке.

На омуте, среди разбросанных по снежному льду окуней, царило спокойствие и уединение. А где-то там, за деревьями, за километрами пути, в другом мире, завывал ветер.

Сергей НОВИКОВ, Смоленская обл. 21 января 2008 в 20:27






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑