По узорам заячьих следов

Одной из самых любимых охот в нашей стране, вне всякого сомнения, является охота на зайца. Существует целый ряд разновидностей этой утехи.

Русак взметнул и покатил на низ,

Но вскинут блеск ружья тяжеловатый...
Удар! Еще!
И на снегу повис
Он серебристо-дымный и усатый...

Николай Зарудин

Кто-то любит охоту с гончими, считая ее самой увлекательной, самой красивой и поэтичной. «Хор так певуч, мелодичен и ровен, что твой Россини! что твой Бетховен!» – так воспел гончих в «Псовой охоте» великий Н.А. Некрасов. По-моему, лучше и не скажешь! Полаз, побудка, зарев, добор, скол, пазанок – вот незначительная часть ласкающих ухо древнейших слов, услышав которые, можно с уверенностью сказать, что они из уст – охотника-гончатника.

Другие же с нетерпением ждут первого снега, последующих за ним порош, необходимого условия для интереснейшей охоты – тропления. Вот как описывал его патриарх русской охотничьей литературы С.Т. Аксаков «...что за красота, когда он (русак) вылетит из удула, на все стороны, рассыпав снежную пыль – матерый, цветной, красивый – и покатит по чистому полю... Весело прекратить этот быстрый бег метким выстрелом, от которого колесом завертится русак с разбега и потом растянется на снегу!..» И лексика любителей этой охоты уже совершенно иная. Жировка, малик, двойка, тройка, скидка – это лишь малая толика выражений, используемых ее поклонниками.

А какая из этих охот интересней? Наверное, здесь уместно вспомнить известную русскую пословицу: «Кто-то любит арбуз, а кто-то – свиной хрящик». Каждая из них прекрасна по-своему, и у каждой есть свои приверженцы.

В прошлом году, во время затянувшихся новогодних каникул, с друзьями решили поехать под Волоколамск потропить зайцев, благо, что накануне выпала пороша, да, честно говоря, и дома сидеть уже порядком надоело.

Выполняя поручение друзей, звоню домой егерю и интересуюсь, можно ли будет заехать утром за путевками. «Да заезжайте, какие вопросы», – говорит мне Коля Бахвалов. Хочу сказать, что и Николай, и его жена Оля – люди приветливые, добрые, всегда готовые войти в положение и протянуть руку помощи. Огромное им спасибо и низкий поклон за это.

Утром, приобретя путевки, от дома егеря уезжаем к месту предстоящей охоты. Звезд на небе нет, облачно. В головах витает одна мысль: «Только бы снега не было!»

Прибываем на место раньше запланированного срока. До полного рассвета еще есть время, поэтому, чтобы скоротать его, достаем термос, бутерброды. Раннее чаепитие приближает рассвет. Надеваем маскхалаты, собираем ружья, решая одновременно, кто каким маршрутом пойдет. Юра решил пройтись через дачи, мы же с Иваном наметили обойти поля перед деревней. Пожелав друг другу удачи и условившись о встрече на углу соседней деревни, расходимся.

Погода благоприятствует нам. На улице пасмурно, слегка морозно, но ветра нет, тихо. На углу поля обнаружил запорошенный заячий след, а, пройдя вперед, нахожу еще один, такой же. А где же свежие малики?

Часа через полтора скитаний по полям сходимся с Иваном, садимся передохнуть на поваленную сушину. Делимся впечатлениями, а они неутешительные. Иван тоже не видел свежего следа, не считая лисьих нарысков. Передохнув, решаем захватить примыкающее к дачам поле, по правому краю которого протекает ручей. Отойдя метров на двести, друг ускоряет шаг, наклоняется, после чего машет мне шапкой, поднимая ружье над головой. Это означало, что свежий малик найден.

Поле заросло бурьяном, поэтому заяц, поднявшись с лежки, мог легко уйти незамеченным. Слева от поля проходит дорога, поэтому я был уверен, что после подъема русак устремится к ней, что впоследствии и подтвердилось. Иван начинает тропить, а я, чтобы не мешать, иду параллельно, метрах в пятидесяти от него. Распутывая узоры, оставленные зайцем на свежевыпавшем снегу, друг с ружьем наизготовку начал кружить по полю. Прошло минут сорок.

Издали замечаю, как шаги охотника становятся все медленнее и медленнее, а ружье каждую секунду готово вскинуться к плечу. Ну все, сейчас должна наступить развязка! Что-то заставляет меня повернуть голову.

За пределами выстрела вижу мелькающего в траве русака. Вот он выбежал на дорогу, сел, покрутил головой по сторонам, после чего смешно взбрыкнув, припустил по дороге в сторону деревни, возле которой мы должны были встретиться. Окликаю друга, показывая рукой направление, куда убежал заяц.

Подходит Иван. Глаза горят, шапка сбита на затылок, лоб покрыт испариной. «Перехитрил», – говорит он, переводя дух. По дороге, белизну которой украшает гонный след, направляемся в сторону деревни. Не доходя до нее, замечаем Юру, приближающегося по полю к нам. Подойдя и увидев малик, спрашивает: «Вы подняли?» «Он», – киваю на Ивана.

От Юры следует предложение перекусить, которое принимается с одобрением. Хочется даже не столько есть, сколько попить чаю.

После раннего обеда решаем еще немного выждать, чтобы ушедший заяц успел снова залечь и успокоиться. По нему не стреляли, так что убежал он, не сильно испугавшись.

Доходим по следу до деревни, а там он переходит на тропинку, ведущую в саму деревню. По ней утром уже ходили, поэтому приходится пристально всматриваться в истоптанный снег, чтобы не сбиться со следа. В одном месте на чистом снегу видим четкий отпечаток, обращенный навстречу нам. Стоп! Значит, это двойка, надо смотреть по сторонам, где-то там должен остаться след после скидки. Возле кустарника замечаем ямку в снегу – место приземления зайца после скидки, а впереди – еще одну, после которой на снегу продолжается уже привычный для взгляда след.

Собираем очередной совет, на котором решили: Иван идет по следу, Юра двигается в стороне вдоль тянувшихся кустарников, а я остаюсь на тропинке, на случай, если заяц пойдет назад своим следом.

Друзья ушли вперед, я же становлюсь возле куста бурьяна, обтаптываю снег, как на номере, и, не особо веря в свою удачу, жду. Проходит минут двадцать, как впереди раздается дуплет, а сразу за ним – второй. Кручу головой вправо-влево, держа ружье на изготовке, как вдруг из-за кустарника на тропу выносится русак, разворачивается и катит по ней прямо на меня. Бью ему в ноги, отчего он кубарем летит через голову и расстилается во всей красе на снегу. Подбегаю к нему, поднимаю за задние ноги, встряхиваю. Ай да русак!

Теперь уже я походил на недавнего Ивана. Шапка сбилась набекрень, лоб покрылся бисером пота, а глаза излучали радость. В это время я твердо знал, кто сейчас являлся самым счастливым человеком на Земле! А вы догадались?

Виктор Лукашов 15 января 2008 в 14:14






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑