НА ПЕРВОЙ ОХОТЕ

Как-то зимой Соседа моего брата по даче пригласил Свояк на охоту. Сосед к этому времени уже вступил в охотобщество, купил новенькую «тулку» 12-го калибра и мечтал попасть на настоящую охоту.

Чей-то голос:
– Товарищ Стародубцев, что такое их-ти-о-лог?

– Ихтиолог? Это рыба такая. Допотопная. Сейчас их нету.

– Как нету? А вот Медгора требует сообщить, сколько у нас на учете ихтиологов.

Иван Солоневич

Тут как раз Свояк достал лицензию на отстрел лося, пригласил знакомых мужиков, и в ближайшие выходные они собрались на загонную охоту. Время до выходных пролетело незаметно.

Накануне вечером, волнуясь, Сосед собирал все необходимое в рюкзак к утреннему выступлению. Поднял его – не тяжелый ли? Потряс – не гремит ли? Закинул за спину – не жмет ли? Пошевелил плечами  и удовлетворенно крякнул. 

Он улыбнулся жене:

– Ну вот. Все собрал, проверил. К охоте готов. Добегу я до Свояка, узнаю последние новости на завтра.

– Только ты не долго. Вставать рано, так что не задерживайся, – сказала жена  и строго сдвинула брови, – и никакой водки со Свояком. Смотри у меня. А то знаю я вас – «за удачу, за трофей!»... и вся охота!

Скрипнула дверь, шаги мужа стихли. Она машинально стряхнула несуществующие крошки со стола. По-хозяйски окинула взглядом помещение. Взгляд уперся в собранный рюкзак мужа: «Ну что он там уложил, непутевый мой?»

Подошла, положила мешок на стол и принялась развязывать тесемки: «Соберу его сама!» Запустила внутрь руку. «Так, а это что такое?» Ее рука уперлась в холодный крутой бок поллитровки. Она вынула емкость и решительно отставила в сторону, на буфет. «Положу лучше банку с компотом, а то пить захочет, будет ведь снег есть, уж я-то его знаю. А это что?» Она извлекла следующий предмет...

Жена уже заканчивала собственные сборы мужниного рюкзака, когда услышала за дверью обстукивание валенков от снега. Через минуту румяный с мороза Сосед переступил порог дома, обдав супругу морозным воздухом:

– Ух, мороз прихватывает. А на небе звезды светят! Как у тебя летом на солнце дырки в шторах. Завтра точно будет ясный день.

На стене напротив на гвозде поблескивало новыми воронеными стволами ружье. Глянув на него, Сосед повеселел. «Завтра на первую охоту! Какое счастье! Скорей бы пролетела ночь!»

Уже заполночь погасили свет. Жена, несмотря на протесты мужа, решительно повернула выключатель старенького черно-белого телевизора, по которому супруг, выпучив глаза, смотрел передачу «Про это». Ведущая программы была «негрой»-блондинкой, а приглашенные участники – любителями однополой любви.

Долго ворочался Сосед под одеялом. Картины завтрашней охоты проплывали перед глазами. Но вскоре усталость одолела его, и он погрузился в сон.

Утром, позавтракав и одевшись в охотничью экипировку, Сосед подошел к рюкзаку и попытался поднять, но мешок словно к полу прирос. Ухватил двумя руками, покраснев от натуги, приподнял его. Легкий, подогнанный мешок за ночь превратился в двухпудовую тяжесть.

– Помоги рюкзак одеть! Что-то он тяжелый очень. Не могу закинуть за плечи, – попросил он жену.

– Дорогой, я тебе туда и валенки положила, и запасной тулуп. Вдруг в полынью оступишься, ноги застудишь. А тут тебе и носочки сухонькие. Три пары я положила. – Жена по-матерински оглядела его – Пять банок тушенки, полмешка картошки, пару буханок хлеба... Вы ведь будете обедать у костра, а вас там целая орава. Меня еще вспомните!

– А-а...?..

– А это лишнее! Компот положила. Смотри, не разбей, пустую банку принесешь обратно.

–  Ну, а как же без вина. А «с полем»? А за встречу? А если замерзну? – петушком наскакивал на супругу Сосед.

– Нет и точка. Я тебе термос с горячим чаем положила.

Сосед стащил с кряхтеньем рюкзак:

– Да он неподъемный! Я же и двух шагов с таким грузом на плечах не сделаю – он попытался вынуть лишние вещи и продукты. Но жена кошкой бросилась к мужу, выхватив валенки из рук, стала аккуратно укладывать их обратно в мешок.

– На охоте еще не раз меня вспомнишь. Там ведь все может случиться.

Супруг горестно вздохнул и стал завязывать рюкзак...

– Ты что, не слышишь меня? Я с тобой пять минут говорю, а ты меня не слушаешь, как блуждаешь где-то. – Жена сердито оглядела мужа. – Так вот, повторяю. Вернешься ты не раньше обеда, а я воспользуюсь твоей охотой и схожу на лыжах (супруга нашего героя в свободное время была любительницей походить на лыжах по заснеженным лесам и полям).

Утренние сборы промелькнули как один миг и вот уже Сосед моего брата по даче рядом со Свояком и другими охотниками шагал по узкой лесной тропке. Все дальше и дальше забирались они в глушь леса. Шло время, давно позади остались признаки человеческого присутствия, стихли деревенские звуки. Глухой темный лес окружал их заснеженными деревьями.  Они старались тихохонько скрипеть валенками по снегу, говорить тихо и не курить. Переговаривались между собой только шепотом, больше жестикулируя руками:

– Ну вот, дошли, – выдохнул Свояк вместе с паром в ухо Соседу. – Теперь будем становиться на номера. Тебя поставлю, ты смотри, не шуми, не вертись, а лучше замри на месте. Закуришь – убью!

– Все понял, Свояк. Ни звука. – Запыхавшийся Сосед, нагнулся, зачерпнул горсть снега и направил в рот.

– Куда встать?

– А вот, становись за кривую елочку. Лось пойдет оттуда. – Свояк очертил рукой направление возможного выхода зверя. – Смотри в оба, не зевай и не мажь. Пойду остальных расставлю, и с богом!

Свояк с оставшимися охотниками «захрупал» валенками дальше и вскоре они скрылись за заснеженными ветвями деревьев. Наступила тишина. Только изредка поскрипывали и потрескивали деревья, да слышался свист зимних пичуг.

Сосед моего брата зашел за указанную елочку, утоптал снег вокруг и с огромным трудом стянул лямки рюкзака. От своего веса рюкзак погрузился в снег, как в прорубь ушел. Ноги тряслись. Одежда была вся мокрая. Плечи и руки затекли. Но он не унывал. Переломил двустволку, вставил патроны с пулями, закрыл ружье. Огляделся вокруг и немного передвинулся вправо для лучшего обзора, немного потоптался и замер. Он старался даже не дышать громко, а только тихо поводил из стороны в сторону глазами.

Прошло, наверное, с полчаса, но все вокруг оставалось прежним.

Но вот наконец-то в глубине леса еле слышно раздались глухие крики загонщиков, грохнул далекий выстрел. Лес ожил. Сосед, уже ставший замерзать, напрягся, крепче прижал ружье, усилил бдительность, вытаращив глаза. Он всматривался в чащу, ловя малейшее движение, когда вдруг  услышал шепот: «Лопушок!» Он аж подпрыгнул от неожиданности. Послышалось? Как будто жена окликнула (так она обычно его ласково называла). «Да нет, показалось». Сосед перевел дух. И тут же снова и отчетливо: «Лопушок! Я здесь. Ты не замерз? Ноги сухие?» Его бросило в жар,  перехватило дыхание. Он судорожно оглянулся и увидел радостное румяное лицо жены, выглядывающей из-за дерева.

– Ты что?.. Да ты как?.. Откуда ты?..

– Как только ушел ты – заволновалась я: думаю, как он там? Ведь первый раз же на эту охоту пошел. Да еще с ружьем. Чай, пострелять можете друг друга. Поэтому подумала я и решила пойти за тобой на лыжах, посмотреть, как бы чего плохого не вышло.

– Да ты что? Уходи немедленно! Всех зверей распугаешь.

– Лопушок, я вот котлет с собой прихватила и картошку вареную. Может, перекусишь? – лицо жены расплылось в улыбке.

– Я кому говорю, уходи скорее – всю охоту испортишь. Шуметь нельзя.

– Давай, покушай, пока горяченькое. Ты же голодный. Сколько шел, тащил  рюкзак, – голос супруги стал просительным. – Ты точно не хочешь? – Она горестно вздохнула. – Ну ладно, пойду еще на лыжах похожу.

И она удалилась между деревьями, быстро переставляя бамбуковые палки.

Сосед не мог прийти в себя от возмущения: «Ну вот! Поохотился! Сходил так сказать на охоту! Это надо же, приперлась! Всех животных распугала!..»

Прошло некоторое время и вновь послышались голоса загонщиков. На этот раз они звучали значительно ближе. Он приготовился. Перехватил ружье, слегка согнулся в корпусе, весь обратившись в слух. Загон приближался...

– Ты не замерз? – раздался рядом горячий шепот супруги. – Ты давно стоишь. Вот горло застудишь – оно у тебя слабое, – опять мне тебя лечить!

– Опять ты! Да уйдешь ты наконец! Всю охоту поломала!

– Не ругайся. Давай лучше перекусим, пока совсем не остыло. Я тебе вот на этом пенечке накрою.

– Убирайся! – завопил Сосед, став красный как рак. – Мне же ребята никогда не простят сорванной охоты!

– Успокойся, М-Е-Н-Я все поймут, – уверенно сгребая снег с широкого пенька и развязывая котомку, произнесла жена.

– А ты наверняка замерз и голоден. Я давно за тобой наблюдаю. Дам тебе лафетничек, только не сердись и слушайся меня.

– По-моему, это я щас кому-то дам!..

Между тем голоса загонщиков раздавались уже недалеко, грохотали ружейные выстрелы.

Сосед посмотрел в добрые глаза жены:

– Ты сказала лафетник? – Голос его потеплел. – Вот уж чего от тебя не ожидал. Молодец!

– Лопушок, разряжай ружье, вешай на сук и приступай. – Неумело сорвав «бескозырку» с бутылки «Кашинской», она разливала по рюмкам водку. – Пока будешь закусывать, я тебя переобую, а то не дай бог застудишься.

Сосед сглотнул слюну и сдался окончательно. Он не обращал внимания на приближающийся гон. Вынул из стволов патроны, прислонил ружье к стволу дерева, подошел к накрытому пню...

...Сосед после очередного тоста, закусывая, увлеченно продолжал свой рассказ о сегодняшней охоте. Они так и не заметили как рядом с ними, пересекая едва заметную просеку, плавно прошествовал матерый сохатый с ветвистыми рогами-лопатами. За ним следовала изящная лосиха с маленьким лосенком. Беззвучно и величественно они удалялись в подступающие сумерки, скрываясь за заснеженными кустами.

Глеб КРЫЛОВ 15 января 2008 в 15:22






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑