ВРЕМЯ ДУМАТЬ

(НА СТАТЬЮ Л. ПРИМОРСКОГО «ЕЩЕ ЕСТЬ ВРЕМЯ...», «РОГ» № 45)

Похоже, что с первого абзаца статьи Леонид Приморский решил сразить читателей своей эрудицией, написав, что для «адекватного ответа зарвавшимся браконьерам... достаточно установить в своих угодьях так называемые датчики на выстрел». Вопрос только в том, как эти датчики будут отличать браконьерский выстрел от выстрела законопослушного охотника?

Мне видится, что смысл установления подобных датчиков (и как пишет автор – дорогостоящих) есть только тогда, когда в угодьях может охотиться только «барин» – хозяин угодий, и если хозяин с гостями сегодня не охотится, то значит охранники (егерями их назвать язык не поворачивается) каждый выстрел в лесу считают за браконьерский и соответственно на него реагируют. Для всех остальных это значит, что вход в эти угодья для них закрыт. Собственно говоря, информированность Л. Приморского в вопросах, о которых он пишет в своей статье, на этих самых датчиках и заканчивается. Ведь утверждение Л. Приморского об «участившихся несчастных случаях на охоте, нередко со смертельным исходом», не более как догадка автора. Или Вы, господин Приморский, располагаете такой статистикой и у Вас есть конкретные цифры? В общем, что ни строчка в этой небольшой статье, то все, как говорится, «не в строку».

Приглашает Л. Приморский всех посетить охотхозяйства «Завидово» и «Барсуки», посмотреть, как там образцово поставлено дело. Многие, наверное, хотели бы это сделать, только как туда попасть? Про «Барсуки» не скажу, не знаю. А вот в «Завидово» за много-много километров до охотхозяйства стоит милицейский пост, пропускающий даже в окрестные деревни автомашины только местных жителей.

«Пришла пора уйти в небытие общественным охотничьим хозяйствам, которые существуют на жалкие пожертвования охотников, членов различных охотколлективов», – пишет далее автор. Здесь хочу и я блеснуть своей эрудицией и разъяснить Л. Приморскому, что «общественными» бывают туалеты, а охотхозяйства могут быть принадлежащими охотничьему обществу. Как выясняется далее из статьи, «жалкие пожертвования охотников» не такие уж жалкие и состоят из оплаты вступительных и членских взносов, из получения хозяйствами «наличных денег за так называемое трудоучастие» (здесь явная ирония автора, поэтому не могу не заметить, что взнос за трудоучастие, как и членские взносы и вступительные, отличается в билете соответствующими марками, их корешки наклеиваются в соответствующую книгу и являются финансовым документом строгой отчетности), за счет продажи путевок и лицензий по неоправданно высоким ценам. И эти самые «пожертвования» вдруг у автора тут же вырастают «в огромные прибыли», на которые приобретаются «фешенебельные коттеджи и роскошные иномарки».

Автор безапелляционно считает необходимым немедленную передачу (смотри название статьи – «Есть еще время...») в частные руки. А что, у нас разве очередь стоит за охотхозяйствами? Да, есть у нас охотхозяйства – «лакомые куски» – недалеко от столицы, с образцовыми угодьями и развитой инфраструктурой, за которые идет настоящая война. Потому что новым владельцам там и делать особенно нечего, приходят на все готовое, только охрану ставь, чтоб чужих не пускать. И уж будьте уверены, господин Приморский, если вдруг там разрешат весной пришлым где-нибудь с краешку постоять на тяге, то такую цену заломят, что мало не покажется, но у Вас это, наверное, раздражения не вызовет, ведь охранникам нужно «достойную зарплату платить». Кстати, «баснословные деньги за путевку на того же гуся» (утку, вальдшнепа, зайца) берут именно частные хозяйства и иже с ними, а отнюдь не, как Вы выражаетесь, «общественные». Объявляемые цены на организацию и проведение охоты заставили Кондрата Солодовникова в статье «Быть ли массовым видам охоты?» («РОГ» № 44) усомниться «в психическом здоровье» руководителей ряда частных охотхозяйств. Кстати, господин Приморский, а как Вы считаете, на какие средства будут существовать пропагандируемые Вами хозяйства? Если угодья выкуплены «барином» для удовлетворения только своих нужд, тогда все понятно, если туда будут кого-то пускать, то уверяю, цена будет такой, какая далеко не каждому по карману. И не уверен, что и такие цены окупят ведение хозяйства.

Оригинальное у Л. Приморского представление о подкормке, оказывается, необходимо «... не просто кормить, а делать это добросовестно». Как это понимать? Если на подкормочную площадку в месяц высыпается ведро картошки, то это «не просто кормят», а никак не кормят, а если ежедневно несколько ведер зерна – это кормят.

И еще раз о биотехнии. Сколько я не беседовал с практиками, все они единодушны: для поддержания высокой численности кабана необходимы два основных условия – подкормка и охрана. А о каком «комплексном проведении биотехнических мероприятий» пишет Л. Приморский? Об изготовлении порхалищ для куриных, о прокосах в камышах для ондатры и водоплавающих, о постройке шалашей для гнездования уток? Все это нужно и очень хорошо, если бы делалось, но в наше не простое время больше похоже на фантазию.

Кстати, в хозяйстве Московского общества охотников и рыболовов, куда наш коллектив часто выезжает охотиться на копытных (и на биотехнические мероприятия тоже) налажена круглогодичная подкормка кабана и, как следствие, там высокая численность зверя. В сезон охоты, когда охотник приходит стрелять с вышки, егерь уже знает, стрелял он или нет, и если стрелял, то сколько раз. Мобильная связь сейчас есть у всех, и егеря сообщают друг другу о выстрелах, которые они слышат в угодьях. Так что не надо представлять, господин Приморский, современные охотхозяйства обществ глухим болотом.

Эрудицией своей Вы меня, господин Приморский, еще раз все-таки удивили, оказывается, никак нельзя «игнорировать факт, если корма не имеют фитосанитарного сертификата», что хозяйства обществ охотников и рыболовов сплошь и рядом делают, надо думать, что в частных хозяйствах с этим все в порядке. Там кормят пшеницей твердых и сильных сортов, отборным мытым картофелем, горячей кукурузой. Интересно, а кто будет давать фитосанитарный сертификат на поля кормовых культур, оставляемых для диких животных на корню? А почему Вы тогда не пишете о том, что «просто необходимо», чтобы ветслужба обследовала все подкормочные площадки, выдала на них сертификат соответствия, а на кормушки – гигиенический сертификат. Чтобы «огромные прибыли» не оседали там, где они сейчас оседают.

Л. Приморский считает, что государство должно получать с охотпользователя «не полторы тысячи рублей за лицензию, как сейчас, а, к примеру, пятнадцать», тогда, по его мнению, госинспектора «были бы лучше экипированы и имели соответствующее материально-техническое оснащение, отдача от их работы была бы намного выше». Только забывает

Л. Приморский, что госчиновнику тоже хочется «фешенебельный коттедж и роскошный автомобиль».

Знает Л. Приморский еще одну панацею в борьбе с браконьерством – единый государственный охотничий билет, который «будет дисциплинировать охотников». А то сейчас, как считает автор, «охотничий билет можно купить в любой подворотне, в любом охотколлективе». Примечательно, что по Л. Приморскому охотколлектив идет после подворотни. По поводу выдачи охотбилета придется еще раз разъяснить Л. Приморскому, что охотколлектив билеты не выдает, их выдает охотобщество, и является билет документом отчетности, и перед тем, как его получить, надо сдать охотминимум. Мне, например, понятно, что в охотничьих вопросах Л. Приморский не разбирается, в подворотных он, похоже, разбирается лучше. Ну так пусть покажет хоть одну, где продают охотбилеты. Кстати, Л. Приморский пишет, что перед получением госохотбилета кандидат в охотники должен продемонстрировать «свое умение в обращении с огнестрельным оружием, сдать зачеты по стрельбе». Интересно, а как он сможет это сделать вне коллектива? Да, процедура приема в охотники в настоящее время упростилась. Но, придя в охотколлектив, молодой охотник при желании всегда получит помощь и консультации по всем вопросам охоты, в том числе и практическим.

Будет дисциплинировать госбилет, по мнению Л. Приморского, и потому, что если сейчас «у нарушителя изъять охотбилет за какой-либо проступок...», он его быстро восстановит. Но, во-первых, откуда взял Л. Приморский, что билет изымается, билет может быть временно изъят, но не за какой-либо, а за очень серьезный проступок, и потом уже идут меры взыскания в зависимости от тяжести проступка, вплоть до исключения из общества охотников, вот тогда билет и изымается, и, во-вторых, почему автор считает, что билет так легко восстановить, если на то нет оснований?

Как сейчас можно получить госбилет, я описывать не стану, скажу только, что все очень формально. Л. Приморский пишет о том, как должен выдаваться госбилет. Ну так вот, почти все условия, которые он перечислил, действуют сейчас при выдаче билетов охотобществами. А вот кто и как будет осуществлять весь этот комплекс мероприятий, если для всех охотников будет введен единый госбилет, господин Приморский не подумал. Неужели никогда мы не поймем, что перед тем, как что-то сломать, надо придумать, что будет взамен.

Хоть и умудрился в своей небольшой статье Леонид Приморский нагородить столько несуразностей, он считает свою статью чуть ли не программной и серьезно пишет о том, что материализация его «идей» приведет к увеличению численности охотничьих животных, уменьшению браконьерства, резкому сокращению количества несчастных случаев на охоте. Цели, бесспорно, благие, но невозможно их достичь, воплотив в жизнь непродуманные, безответственные идеи дилетантов.

Игорь МАКСИМАТКИН 15 января 2008 в 15:36






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑