ОТВЕТ ПЛАГИАТОРА

С большим интересом прочитал статью Игоря Максиматкина, обращенную лично ко мне. Оставив все тонкости пикировки, не могу не заметить, что автор, так же как Трапкин и Ярковой (три моих основных оппонента), обвиняя в бестактности и грубости, отчитывают меня, как провинившегося мальчишку, причем не особенно стесняясь в выражениях.

Дай волю, так бы за ухо и подергали.

Где же ваш такт и терпимость? Перечитайте первую статью Трапкина: как он только меня не называл – и палилой, и стрелялой.

А Игорь Максиматкин вообще предложил больше не лезть в полемику, а тихо писать об охоте на голубей. Мол, знай, сверчок, свой шесток, а уж на Вильяма нашего Шекспира будем замахиваться мы, правильные охотники. Да и само название статьи звучит как оскорбление. Дескать, ты не охотник, а стендовик, и всерьез воспринимать тебя не стоит.
По большому счету, только один Виктор Федорович Гуров по-настоящему был деликатен.

Ну это так, к слову. Все-таки хотелось бы уточнить положение с нормой отстрела. Игорю Максиматкину не понравилось утрирование с валенком и рублеными гвоздями. Тогда зачем приводить в пример отстрел трех лосей из пяти выскочивших? Ни одному нормальному охотнику, идущему по лесу, скажем, за зайцем, не придет в голову их бить. Что вы все привязались к этим лосям? Да, мы имели 90-е годы, когда «с голодухи» и от жажды наживы побили копытных, но речь-то идет о совсем других нормах. И пример о лосях Максиматкин вставил для красного словца, прекрасно понимая, что я имел в виду и что со мной все в порядке.

Давайте поговорим о норме. В этом же № 44 «РОГ» имеется передовица «Быть ли массовым видам охоты» Кондрата Солодовникова. На мой взгляд, очень проблемная и поучительная статья. Что же он там пишет? Туркомпании предлагают охоты на утку и вальдшнепа. Помимо оплаты за проживание, баню, бензин и другие услуги, они требуют оплату каждой головы добытой птицы. Утка – 10 у.е. и вальдшнеп – 20 у.е. Ну за сауну пусть берут сколько угодно, это их право. Но кто позволил вешать ценники на летящего вальдшнепа? Главное, заметьте, ни о какой норме речь не идет. То есть, что получается? Если ты охотник с путевкой общего пользования, то имеешь право взять только трех вальдшнепов или пять уток в день, а если ты кредитоспособный клиент данной фирмы, то стреляй столько, насколько хватит денег.

Дальше. Охотник, идущий по лесу, не имеет права стрелять ни в одного из поднявшихся трех глухарей, поскольку у него нет лицензии на данную дичь. Но! Если рядом идет дядя, представитель фирмы – хозяина (арендатора) угодий, заплати этому дяде некоторое количество у.е. и стреляй хоть всех трех. Вот и все ваши честные нормы. Поверьте, я знаю, о чем пишу. Приходилось бывать в охотничьих хозяйствах любого ранга.

Не далее как в этом октябре, на заячьей охоте, на меня из-за леса вывалила партия гусей. Что делать, путевка только на зайца. Не имею я права трогать этих гусей, потому что не заплатил дяде кроме зайцев еще и за гусей. Сезон идет, охота на гусей открыта – значит, дело только в деньгах. С какой стати я буду платить деньги какому-то дяде (не государству, заметьте), который палец о палец не ударил (да и не смог бы), чтобы способствовать увеличению этой дичи.

Надо же понимать, что я имею в виду, говоря о нормах добычи. На мой взгляд, нужно очень бережно относиться к коренным обитателям наших угодий. Не ахать по поводу взятого осенью «с подрыва» глухаря, а самому не стрелять их с машины и пресекать других; не стрелять тетеревов из нарезных винтовок на токах и на деревьях и не гонять зайцев из-под фар. А то получается, что в уменьшении численности дичи виноват Лосев, призывающий строго не придерживаться норм отстрела. Да если быть честным до конца, их и так никто не придерживается. Смотрим статью Анатолия Азарова «Волшебная сила костра» в этом же 44-м номере. «Охота же идет полным ходом. С трех налетов сбил четырех гуменников и большого белолобого гуся». А то, что для него и его друзей три взятых с налета гуся – норма, это как? Ну скажите, куда столько? Взял пару и иди домой, не мерзни. Выступления же всех противников прицельной очереди по гусям мне напоминают фразу Карандышева из «Бесприданницы»: «Я взяток не беру». Посади любого из тех, кто заявляет: «Ну куда столько?», в скрадок на гусей с полусотней полнокорпусных чучел, да так, чтобы гуси налетали на 20 шагов через каждые 10 минут, и я посмотрю, как он после нормы в две штуки пойдет домой.

Все мы читали Аксакова, Сабанеева, Зворыкина и других классиков. Восхищаемся ими, многие авторы их цитируют, но только почему-то забывается, сколько они добывали дичи. И люди были далеко не бедные и уж точно не голодные. Спросите их: «Ну куда столько-то?» Значит, есть что-то еще, кроме количества мяса.

Насчет молодежи вы не правы. Да прекрасно они видят, что творится вокруг. И меня часто спрашивают, почему одним можно, а нам нет? Многие собираются кидаться в крайность и молотить все подряд, чтобы не досталось новым хозяевам. Чем вы рассчитываете их остановить? Нормами? Вряд ли. Я, по крайней мере, уповаю на охотничью совесть и объясняю, что для охотника позор убить весной утку или тетерку, не престижно стрелять лежащего зайца и сплывшихся уток, учу стрелять влет. И, простите, не вижу ничего страшного в том, что подмосковный парнишка превысит норму на вальдшнепиной тяге или утином открытии. Может быть, завтра ему вообще негде будет охотиться.
Игорю Максиматкину не понравилось, что я кричу на охотников за безответственную стрельбу, так я еще и морды бью браконьерам и ружья об дерево разбиваю, можете и этим попенять. Понимаю, что это незаконно, только где он, закон?

После выхода моей статьи «Хищники глазами охотника», где я призывал уничтожать ворон и волков и рекомендовал ограничивать число тетеревятника в хозяйствах, культивирующих тетеревиных, в журнале «Охота и рыбалка» появилась гневная рецензия на нее. Как же возмущался Виктор Попов: «Лосев не Господь Бог, чтобы решать, кому жить, а кому – нет. Все живые твари имеют право на существование». Его статья так и называлась: «Если звезды зажигают, значит, это кому-то нужно». Красота, прямо хоть слезу пускай. Только я не Бог, а хозяин, а хороший хозяин всегда удавит хорька, повадившегося к нему в курятник, какое бы право на жизнь тот ни имел. И мне, да и никому не нужны в угодьях волк и ворона.

Попов пишет, что в 70-е годы и волков было много, и кабанов вдоволь. Они, дескать, не помеха зверям. Помеха, да еще какая. И если Бог дал зверям право на жизнь, то Он же дал человеку право отнимать ее. Испокон веков человек пользуется этим правом, и это называется охотой. Только сегодня охота должна производиться цивилизованными способами. А вот как Попов с таким кредо стал охотником, мне совершенно не понятно.

Мне безумно жаль брошенных людьми собак, превратившихся по их вине в бродячих и ставших вредными хищниками. Но еще больше жаль зайчат, лосят и прочую живность, которую они изводят. Поэтому я их беспощадно отстреливаю и призываю всех охотников это делать. Ждать, когда «добрые» дяди из Гринписа их стерилизуют, некогда, да и смешно.

Ну а теперь о главном. Обвинение в плагиате очень серьезное, так что давайте разберемся. Что же Вы, господин Максиматкин, призываете меня тщательней читать материал, а сами не только не читали мою книгу, которую объявили плагиатом, но даже у своей, зачитанной до дыр, не помните автора. Нехорошо. Некорректно. Олег Лосев не написал за свою жизнь ни одной книги. А ту книгу, которую вы упоминаете, «Охота на лисиц», написал мой дед, Сергей Михайлович Лосев. Насколько я помню, плагиатом считается произведение, написанное одним автором и переписанное другим под своим именем, без упоминания источника. Если бы вы не просто нашли знакомые строчки, а тщательно прочитали книгу, то заметили бы такие пояснения: «В этом разделе я поделюсь своим опытом охоты на лисиц с флажками, опираясь на записи, оставленные моим дедом, С.М. Лосевым»; «На рис. 4 представлена схема оклада лисицы, составленная С.М. Лосевым»; «На рис. 7 показано устройство землянки, предложенное моим дедом, С.М. Лосевым» и т.д. Естественно, пояснения к этим схемам и рисункам тоже даны его словами. В разделе «патроны» я опираюсь на данные Д. Копаева. Часто цитирую Зворыкина, Сабанеева, Пахомова, но с обязательным указанием источника. Единственное, что я взял из книги деда, это немного истории, а в остальном мы с ним, как это ни парадоксально, учились в одной «школе». Только он охотился со старшим Дубакиным, дедом Михаилом Васильевичем, а я с его сыновьями, Виктором и Владимиром. С внуком Леонидом охочусь по сей день. Так что на сегодня в охоте на лисиц я разбираюсь ничуть не хуже деда, и списывать у него просто не было смысла. Тщательнее надо читать, Игорь, тщательнее.

 Недавно вышло второе издание моей книги «Лисица и охота на нее». По объему она раз в двадцать больше дедовской. Уж ее-то я точно не мог списать.

Кстати, я недолго был в меньшинстве. Как вы могли заметить, число сторонников фабричного патрона растет из номера в номер. И обратите внимание, это все серьезные охотники, с огромным опытом охоты и хорошо, судя по их доводам, разбирающиеся в баллистике.

Напоследок хочу рассказать один полуанекдотический случай, произошедший в Восточной Германии с одним любителем заряжать патроны. Дело в том, что в Германии на загонной охоте запрещена не только стрельба самодельными патронами, но и стрельба картечью по любому зверю. Даже если из загона, поставленного на копытных, выйдет заяц или лисица, все равно стрельба только пулей. Один наш стрелок – севастополец Толик у себя в Крыму был большим поклонником картечи. Он с успехом стрелял ей оленей и кабанов и усиленно пытался протолкнуть ее на наши охоты. Решить этот вопрос мог только командующий, и Толик стал готовиться. Надо сказать, что он очень серьезно подходил к снаряжению. Каждый патрон снаряжался с особой тщательностью. Картечь согласовывалась спичками и пересыпалась какой-то дрянью. И вот патроны готовы. Передать их командующему не было проблем, поскольку на загонных охотах стрелками-спортсменами в целях безопасности разбавляли генералитет.

Генерал армии патроны взял и уехал. На следующей охоте, заметив Толю, командующий чуть не бросился к нему на шею. Оказалось, что, охотясь с вышки, он одним выстрелом положил четыре оленухи (вот это чудо-патрон, давайте все такой заряжать). В награду Толя получил приказ снарядить сотню таких патронов и неделю вечерами просиживал за этим нудным занятием. Нудным, потому что халтурить боялся, а снаряжал не себе, а дяде с большими звездами.

Сергей ЛОСЕВ 25 декабря 2007 в 14:58






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑