Летите, лебеди, летите

На дворе середина ноября. Я на даче. Со спаниелькой Радой гуляем по лесу. Снег белым покрывалом укутал деревья и опавшую листву. Легкий морозец бодрит. Я слегка притомился и, смахнув с пенька снежную грибовидную шапку, присел отдохнуть.

Рада деловито что-то вынюхивает в кустах.

Поглядываю по сторонам. В вершинах деревьев сердито шумит ветер. И вдруг глаза цепляются за березку, отбежавшую от других деревьев. Смотри-ка! Дерево, а имеет свой характер. Все ее подруги от грубых порывов холодных осенних ветров давно обнажились и теперь заискивающе кланяются им. А эта нет. Вызывающе продолжает щеголять в своем золотисто-огненном наряде, свечкой выделяясь в сумрачном лесу. Любуясь березкой, я день за днем проживаю яркие страницы летне-осенних охот. Вспоминаются красивые выстрелы и не поддающиеся описанию подвиги моей любимой спаниельки. Ах, как я бывал горд за себя и за нее.

Рада подбежала ко мне, ткнула холодным носом в ладонь, ласково повиляв своим хвостом-коротышкой. «Помнишь, – говорю ей, – как мы охотились? Как у нас иногда здорово получалось? А помнишь, как мимо нас и близко и низко пролетали лебеди?» С улыбкой припоминаю, как Рада, поглядывая то на лебедей, то на меня, с недоумением вопрошала: «Ты что, хозяин, гусей не видишь? И это было всего-то две недели назад. Собака смотрит в глаза, соглашается со мною. Охота в этом сезоне для меня сложилась удачно.

БОЛОТНО-ЛУГОВАЯ ДИЧЬ И ВАЛЬДШНЕП

Первый выстрел сделал по перепелу 28 июля. Сколько лет охочусь, а на такую богатую охоту по перепелу в средней полосе давно не попадал. Проходя вдоль посевов по небольшим балкам и овражкам, Рада довольно часто поднимала перепелов, а иногда и коростелей. По рассказам других охотников, они также успешно охотились на перепела и коростеля. В тех местах, где я охотился, дупеля и бекаса было мало. Зато бекас на озере Верестово встречался до конца октября, хотя был строг и собаку с охотником ближе 25–30 м не подпускал. В этом году, как и в прошлом, большого кроншнепа было мало. Чибисы уже отлетели к югу. Не совсем удачно сложилась охота на вальдшнепа. Осень оказалась теплой и дождливой. Пролет вальдшнепа несколько растянулся, а ожидаемых высыпок я не находил.

Довольствовался одиночками и парами, которых легко находили в мелком кустарнике на выгоне, где паслись деревенские коровы. После нескольких таких охот вальдшнепа я оставил и переключился на уток.

УТКИ

Открытие охоты на уток состоялось 11 августа в Домодедовском районном охотхозяйстве. Трофеями были кряквы и чирки. 17 августа я уже был в Бежецком районе Тверской области на своем любимом озере Верестово, где и проохотился до 31 октября (конец охоты на водоплавающих в Тверской области). 18 августа – открытие охоты. Утро теплое, тихое. На удивление нет комаров. Все в округе медленно наполняется розовым светом. Неожиданно легкой тенью проносится стайка чирков. Такая скорость!

О выстреле не могло быть и речи. Только и успел подумать: «Во дают!» Вдалеке послышался первый дуплет. Охотники словно ждали его как сигнал к открытию. Загремели выстрелы в разных уголках озера, и потеха началась.

Стрельба густеет. Небо на востоке полыхает пожаром, и вот из-за леса показывается отдохнувшее за ночь дневное светило. На моего сына Павла налетает пара кряковых. Быстрый дуплет, и одна птица, подымая фонтан брызг, падает в протоку. Рада быстро отправляется за нею и выносит на берег. Румяный восход, первый трофей. Много ли надо для счастья охотнику?

Нашей добычей за утреннюю зорьку стали три кряквы, чирок и две широконоски. В последующие дни охота складывалась посредственная. Вроде бы утка и есть, но нет привычных больших табунков чирка. Кряквы, по сравнению с прошлым годом, оказалось значительно меньше. Добычу охотников в основном составляли широконоска, серая утка, иногда морская чернеть из местных выводков, гораздо реже кряква и чирок. Довольно редким трофеем в этом году была шилохвость. Со второй половины сентября подошла свиязь. В этот период утка хорошо шла на чучела.

Один знакомый охотник побывал на открытии охоты в Конаковском районе Тверской области. По его словам, утки было много до безобразия. Так оно всегда получается – где пусто, а где густо. Я и мой товарищ Александр жили ожиданием северной. Но до конца сезона массового пролета утки мы так и не дождались. Он, по всей вероятности, растянулся из-за теплой погоды, и утки неспешно скатывались в южную сторону. Крепких морозов за весь октябрь так и не случилось. Часто шли затяжные грибные дожди.

ГУСИ

23 сентября появились первые косяки гусей. Я и Александр мотались по полям в поисках гусей на кормежке. Посевы и пахотные земли отсутствовали, и гусям негде было кормиться. У д. Шалиха на меня случайно налетел табунок белолобиков. Мне повезло. Один из них стал моей добычей. Срезая путь от Шалихи через небольшое болотце, Рада неожиданно для нас подняла четырех кряковых. Один из селезней оказался совсем близко от меня. Выстрел. Вот удача! И я с легким волнением беру его у собаки.

Товарищ, смеясь, сказал: «Это тебе подарок на день рождения». – «Ничего не скажешь – царский», – отозвался я. Наши попытки отыскать поле, где можно было бы поохотиться с профилями, так и не увенчались успехом. Гуси как-то незаметно, минуя озеро, ушли на юг. Только на Покров день к утиным чучелам Александра подсели два гуменника.

Они и стали так страстно желаемыми его трофеями. По информации, которой я располагаю, охоту на гусей и в других районах нельзя назвать успешной. В конце октября на озере появились табунки лебедей. Местные жители говорили: «Раз лебеди прилетели, жди через неделю морозы». Мороз и снег не заставили себя долго ждать. Полет этих грациозных птиц сопровождался отчетливо слышимым скрипом их могучих крыльев. Летали они низко, оглашая округу своими трубными голосами. Я беспокоился, чтобы какой-нибудь «ну очень горячий» охотник не принял их за гусей, и с замиранием сердца любовался птицами, приговаривая: «Летите, лебеди, летите. Ждем вас весной».

БОРОВАЯ ДИЧЬ

Тетерев в угодьях Бежецкого района стал обычной птицей. В этом сезоне легашатники были с трофеями. На охоту по тетеревам я отправился в конце августа. Соседский мальчишка, Колька 12-ти лет, рассказал, как он, собирая бруснику, в одном месте не раз вытаптывал хороший выводок тетеревов. Колька уговорил пойти на охоту и отца. К месту охоты мы отправились на телеге, запряженной их лошадью. Утро теплое и росистое. Рада быстро отыскала кормящийся выводок. Тетерева разбрелись по опушке леса. Она в кустах подняла двух тетеревят, и одного мне удалось подстрелить. Рада долго не хотела отдавать добычу, следуя за мной с нею в зубах. Гусь и тетерев – ее самые любимые трофеи.

И для нее нет большего охотничьего счастья, как первого добытого в сезоне гуся или тетерева подольше подержать в зубах, похрапывая при этом от удовольствия. Но вот собаку что-то заинтересовало, и она рассталась с тетеревенком. Это был петушок. В его оперении уже просматривались темно-коричневые перья на крыльях и в хвосте. Из-под собаки вновь брызнули птицы. Разглядывая тетеревенка, я замешкался с выстрелом и промахнулся. Рада мечется в поисках трофея, которого нет. Я ее прошу успокоиться и прекратить бесполезные поиски. Но где там! На другой стороне кустарника гремит выстрел. Я неспешно пробираюсь к Кузнецовым. Отец и сын утюжат полянку почище спаниеля. С их слов узнаю, что отец сбил тетерева. Но они его никак не могут найти. Я высказываю сомнение, что тетерев был сбит. Но они в один голос утверждают, что тетерев упал после выстрела. Если он упал, значит, Рада его отыщет, уверяю их.

Сделав круг, Рада подбежала к вывернутому козырьком пласту земли, оставшемуся от противопожарного пояса, и из-под него достала тетерева. Это был взрослый петух. В падении тетерев попал под этот козырек, охотники прошлись по нему, примяв траву, что и затруднило их поиски. Кузнецовы были довольны. Колька на радостях поцеловал Раду в нос. Не меньше их радовался и я. Лишний раз убедившись, что собака – душа охоты. С середины сентября тетерева стали сбиваться в стайки и по утрам токовать. Их булькающие голоса радовали охотничье сердце. Подводя итог летне-осенней охоте на пернатую дичь, можно смело сказать, что она, в общем, порадовала охотников. В некоторых регионах те или другие ее представители были в меньшем или в большем количестве. Такое довольно часто происходит.

Причины тому бывают разные. Тут и погодные условия, также сказывается деградация охотничьих угодий и неконтролируемая охота. Многие охотники видят еще причину и в открытии охоты на болотно-луговую дичь на две недели раньше общего срока. Приводят примеры, что охотники с подружейными собаками не брезгуют подстрелить подвернувшуюся утку, тетерева или куропатку. Слышались обвинения и в адрес охотников, вышедших в июле в угодья, не имея подружейных собак. Мне ни разу не приходилось наблюдать, чтобы охотники с собаками опускались до стрельбы по неразрешенным к добыче птицам. В этом году в начале августа в Бежецком районе встретил двух охотников, которые прошли луг и направились к лесу. Я поинтересовался у них:

– Мужики, вы на кого охотитесь?
– На куликов, – послышалось в ответ.
– А где же ваша собака? – не отставал я.
– Да убежала куда-то, – успокоили они меня.

Находившийся со мною Колька, сплюнув, буркнул:

– Да врут они. Это наши, бежецкие. Нет у них никакой собаки. Давят уток и тетеревов.

Нечто подобное наблюдал и в Домодедовском районе. На летних соревнованиях по стендовой стрельбе на Кузьминском СКК от некоторых стрелков приходилось слышать, как они успешно поохотились в конце июля и в начале августа на уток в некоторых коммерческих охотхозяйствах. Стреляли с моторных лодок, набивали по 30–40 голов. Такие сведения теперь, к сожалению, становятся нормой. Хотя я сам владелец подружейной собаки, но считаю, что от практики открытия охоты по мелочи на две недели раньше общего открытия пора уходить.

До начала охоты в угодьях не должны раздаваться выстрелы. Мое предложение: датой общего открытия можно определить 1 августа или утро первой субботы августа. Любители охоты с легавыми и подружейными собаками, надеюсь, не будут в обиде. Орнитологи, биологи-охотоведы, специалисты охотничьих хозяйств могут все просчитать и обосновать эти сроки как приемлемые. А ссылки на поздние выводки, которые иногда наблюдаются, считаю не совсем убедительными. Исходя из многолетней практики охоты и опыта работы охотоведом, могу смело утверждать, что пернатая дичь в средней полосе к концу июля становится на крыло. Ведь открывали же наши предки охоту в Петров день и не оставили нам пустые леса, поля, реки и озера! Выражаю надежду, что к моему предложению все заинтересованные лица отнесутся с пониманием и выскажут свои мысли.

Виктор РАДОВ 25 декабря 2007 в 15:43






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑