ХЕППИ-ЭНД

Легко подраненный заяц, убегая от охотников, забился в одну из труб системы орошения, которые десятками валяются в сельхозугодьях. Раньше они валялись сотнями, теперь же «охотники» за металлическим ломом со стахановским рвением сократили их количество. Такими темпами через пару лет ни одной железной, а тем более алюминиевой, трубы в полях вообще не останется.

Ну а пока их еще полно.

Есть длинные магистрали, а есть и отдельно валяющиеся секции. Стандартная длина одной секции трубы – 10 метров. Диаметр – 30 сантиметров. Вот в такую «нору» и нырнул заяц. Затаился ровно посередине, и только глазами на охотников зыркает. Ни крики, ни холостые выстрелы в трубу на косого не действовали. Никакой жерди поблизости тоже не нашлось, и ситуация казалась безвыходной. Наконец решили всеобщими усилиями поставить трубу на попа, заяц заскользил вниз и, пока горе-охотники продолжали удерживать тяжеленную трубу, благополучно удрал.

Рассказчик историю преподносил с юмором, задорно и весело. Верить в нее все решительно отказывались и, поржав вдоволь, о ней забыли. Ну где это видано, чтобы заяц-русак после стрельбы в железные норы залегал? Он не дурак, он в чисто поле убежит... И бежать будет километров пять, не меньше, пока не остановится. Все же охотники со стажем, в сказки никто не верит. А если кто и поверил, то, боясь быть осмеянным, никогда бы в этом не признался.

Через пару дней после тех посиделок собрались мы своей компанией на охоту. Был тихий, не очень морозный денек, небольшая пороша. Кто-то тропил, кто-то просто гулял, покрикивая на двух дратхааров, постоянно затаптывающих и без того плохо видимые малочисленные следы. Зайцев было мало. Один убежал, поднявшись за 150 метров, второй должен был быть бит, но благодаря человеческой меткости, а точнее полному ее отсутствию, слинял. Через пару часов повалил снег, и надежды на хорошую охоту стали таять с каждой минутой. Азарт в глазах охотников пропадал на глазах. Сообща решили для очистки совести пройти последнее поле и ехать домой. Уже виднелся край заросшего прошлогодней травой поля, когда из-под товарища, идущего метрах в семидесяти левее, вскакивает русак и несется прямо на меня! Охотник его не замечает, и стрелять придется самому. Заяц, не добегая до меня метров тридцать, замечает одну из собак и круто поворачивает, подставляя под выстрел бок. Идеальное положение, небольшое упреждение, выстрел, второй, заяц скрывается в невысокой траве и уходит из поля зрения. «Маз-з-зила!» – кричит мне подошедший с другой стороны отец. Совместными усилиями упустить третьего зайца подряд – это нужно постараться. Зато есть хороший повод расстроиться и наконец-то уехать домой. Но ведь видел я выбитый из зайца пух, видел, как косой передергивался, значит, было попадание! О чем я радостно и сообщаю уставшим охотникам.

Однако вместо радости, распирающей меня, на их лицах я вижу только разочарование: опять полдня за подранком гоняться – все понятно без слов. А снег сыпет не переставая, если и идти добирать зайца, то сразу. Дать ему время облежаться мы не можем, след заметет тут же, глазом не успеешь моргнуть. В общем, решили, что народ идет к машине и будет отсекать поле с обратной стороны, а я становлюсь на след и работаю ногами.

Крови немного, видно, что заяц задет слабо. Идет ходко, не останавливаясь и не приседая. Я и сам уже начинаю жалеть, что настоял на доборе, но бросать подранка, даже легкого, неэтично. Буду идти до конца. Иду по следу вдоль длинной оросительной трубы, разобранной на секции. Заяц несется без остановки. И вдруг след пропал. Был и нету.

Совсем. Ни сдвойки, ни скидки. Ничего. Но нас не проведешь! И не таких брали! Обхожу точку потери следа радиусом метров десять. Сметки нет. Неужели два раза подряд спрыгнул? Обхожу большим радиусом метров двадцать. Нет следа! Тридцать метров. Нет! Может, косого инопланетяне похитили? По земле-то он точно не уходил. И правда, испарился. Опять встаю на след, прохожу до точки потери. Тщательнейшим образом всматриваюсь в снег, пытаясь понять, в каком же направлении заяц спрыгнул. Ничего не понимаю. Так, если заяц запрыгнул на металлическую трубу, то куда же он потом с нее соскочил? Еще раз обхожу все окрестности. Ничего. И тут меня осенило, ТРУБА!

Думаю, ну если сейчас в нее загляну и он там, вообще больше никогда на охоту не пойду. Потому что не бывает так. Сказки все это. Встаю на колени – заяц там! Сидит себе ровнехонько посередине, в ус не дует. Только ушами шевелит.

Ну я, естественно, прикладом по трубе стучу, кричу в нее, а ему все равно. Только глазками морг-морг. Бросать зверя жалко, сижу на трубе, жду подмоги. Коллеги-охотники вытропили меня через час – сотовая связь не работала. Сидим втроем. Думаем. И заяц сидит. Под нами. Предложение застрелить зайца в трубе отмели сразу. Живого доставать проще. Далее перепробовали все, как в рассказе-байке: холостыми в него стреляли, в трубу орали, связывали вместе метровые прутики и толкали ими зайца в бок – все тщетно. Крепко сидит косой, понимает, что шанс у него только один – сидеть. Уж несколько часов прошло, день скоро заканчивается. Придется трубу поднимать, как в том рассказе.

А она тяжеленная, неподъемная, да еще и вмерзла в землю, даже не шевелится. И троса нет, чтобы машиной дернуть. Беда. Хоть плачь. Вот он, только руку протяни, а нет. Продеть веревку сквозь трубу тоже не получилось – ломал заяц прутики, которыми мы пытались это сделать. Ближайшая лесопосадка с подходящими жердями километрах в пяти, но ничего не остается делать – кому-то надо ехать. Топора и пилы, конечно же, не нашлось. На всех один небольшой нож.

В общем, я опять остаюсь сидеть верхом на зайце, а народ поехал валить лес. Чтобы подобрать и срезать несколько подходящих жердин, им понадобилось еще полчаса. Сижу, жду их и думаю, может, умер уже заяц? Ну хотя бы от разрыва сердца? Холостую стрельбу в трубу не каждый выдержит. Нет, сидит.

Наконец на крыше «Нивы» приехали драгоценные «дрова». Длины, конечно же, не хватает даже для того, чтобы просто достать до зайца, не то что вытолкать его на другую сторону. Беда. Кое-как связываем несколько жердин в одну большую конструкцию. В ход пошло все: шнурки, ремни, тесемки, изолента, кусочки проволоки. Развязка близка! Заяц тоже это понимает и начинает суетиться. Из трубы доносится скрежет и царапанье. А мы уже начинаем проталкивать конструкцию в трубу. Упираемся в зайца, он сопротивляется, но в итоге сталкивается все ближе и ближе к краю. Раз, и он уже бежит по полю! А у нас ружья на спинах! Не ожидали мы от него такой прыти, увлеклись проталкиванием жердин, а он задал стрекача! Четыре часа корпения над трубой могли бы закончиться ничем, как в той байке, если бы не два верных дратхаара, все это время крутившихся под ногами. Заяц пробежал метров пятьдесят и был пойман собаками, которые в отличие от людей никогда не зевают на охоте. Подранков немецкие легавые догоняют легко, и шансов у косого не было. Вот так, благодаря четвероногим охотникам, наш «заяц в трубе» закончился не так, как оригинальная история. Можно сказать, хеппи-энд. Не для зайца, конечно.

Константин КУДИНОВ, г. Балаково 25 декабря 2007 в 15:58






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑