ОБЛОМ НА ОБЛАВЕ

Давно это было. Охотник я был совсем молодой и очень активный, принимал участие во всех мероприятиях нашего коллектива. Успел поучаствовать в загонных охотах на копытных, что удавалось далеко не всем.

Однажды поздно вечером раздался звонок нашего председателя, поздние звонки – его коронная фишка: «Собирайся, завтра едем на волков!» Вот это да! Кабаны, лоси – это уже все понятно и даже немного привычно. А тут волки! Да еще в Московской области! Какие могут быть разговоры. Улаживаю все дела, и в назначенный час я на месте. Один из углов Таганской площади изрядно запружен одинаково экипированным народом: бушлаты, телогрейки, ружья, рюкзаки. Еще долго кого-то ждем, но ожидание не томит. Все возбуждены перед предстоящей необычной охотой, вокруг много знакомых, так что за разговорами время идет незаметно. Наконец стали рассаживаться по машинам. Мы с приятелем попали в кунг к незнакомой, но очень веселой и дружной компании, всю дорогу развлекавшей нас охотничьими историями с изюминкой или, если хотите, с клубничкой. По дороге часто останавливались, начальники несколько раз уточняли, кто на какой базе будет ночевать, где утром будем встречаться. Да, чувствовалось, что облава предполагалась нешуточная. На последних километрах пути мы пересели в автобус, где ехал наш коллектив с председателем. Где-то в третьем часу ночи прибыли на базу. И вот тебе на! Как это было характерно для далеких семидесятых, на базе мест нет – все занято рыбаками. Наш председатель кипятится, говорит, что руководство хозяйства было предупреждено заранее, что мы приехали выполнять важную народно-хозяйственную задачу.

Спокойствию же хозяйки базы мог бы позавидовать любой администратор московской гостиницы: «Ничего не знаю – мест нет». Председатель приводит еще какие-то аргументы, чуть ли не о большом политическом значении нашего мероприятия, но ситуации это не меняет.

Кое-как стали располагаться в автобусе. Как можно догадаться, без особого комфорта. Толком никому, конечно, поспать не удалось, и в сумерках мы были уже в условленном месте, поджидая остальных. Понемногу стали подтягиваться другие машины. Уже давно рассвело, а мы все кого-то ждали и ждали. Ожидание скрашивало то, что прямо у дороги шла живописная линия красных флажков. А за флажками были волки! Наконец начальство решило, что все собрались. На дороге зрелище было впечатляющее, чего здесь только не было: автобусы, грузовики с будками, легковушки, несколько мотоциклов с колясками. Ну все – волкам не жить. Охотники вышли из машины. И вдруг по цепи разнеслось: «Волки из оклада ночью ушли. Сымай флаги». Группа егерей с катушками направилась к окладу.

Охотники опять полезли в машины. Через час откуда-то появился еще один егерь: «Волки в окладе! Кто велел снимать флажки? Так-перетак». Кто-кто, в любом случае уже поздно, часть флажков уже снята, и даже если волки в окладе были, то сейчас уже точно ушли. Опять сидим в машинах, ожидая команд. Пришли егеря со смотанными на катушки флажками. Начинается военный совет, до нас доносятся обрывки загадочных фраз: «Попробовать от «гусятника», гнать через «пеньки», стрелков поставить на «крестовой дороге». Судя по разговору, намерения опять серьезные. После еще долго обсуждают, кому куда ехать. Мороз нешуточный, пойду-ка я лучше в загон. Когда стрелки высадились в указанном месте и, растянувшись по полю колонной, двинулись на номера, они напоминали роту, идущую на боевое задание, – стрелков было никак не меньше полутора сотен. Нас, загонщиков, везли по дороге еще с полчаса, наконец высадили. Зашли мы в лес, расставились длинной цепочкой. Стоим, переминаемся с ноги на ногу, слышим с одного фланга вроде бы уже гонят, а нам сигнала трогаться все нет. Постояли еще немного и тоже пошли. В середине нашей группы идет егерь, предупредивший, чтобы остальные равнялись по нему. Идем долго. Идем уже очень долго.

Постепенно стихают голоса и справа, и слева. Направление помогает держать только проглянувшее солнце. Внезапно сталкиваюсь с одним из загонщиков, в начале загона шедшим рядом с егерем. Спрашиваю его: «А где егерь?» – «Он давно повернул, сказал, домой пойдет, у него там дела». Вот так дела! Бредем уже третий час, уже не кричим. Мороз к вечеру крепчает. Наконец выходим на линию стрелков. Вернее, туда, где она когда-то была. Да, досталось же стоящим на номерах. Температура минус двадцать пять точно. Места, где стояли стрелки, кто пытался утеплить еловыми лапами, кто сучьями и сухой травой. Но мороз свое взял, и стрелки, отстояв более трех часов, покинули номера, не дождавшись конца загона. По их следам мы и вышли к машинам, количество которых убавилось наполовину. В остальных люди в основном спали. Часть загонщиков потерялась. Стреляли в воздух, несколько человек из загона к машинам наконец вышли. Но, как потом выяснилось, двое или трое вышли к какой-то деревне и добирались до своих баз на перекладных.

Вечером нам удалось «устроиться» на одной из баз. Я с приятелем, например, спал на бильярдном столе, кто-то на стульях, кто-то на сдвинутых кроватях. Назавтра предполагалось охоту продолжить. Но наутро желающих охотиться было немного, да и егеря утром не появились. После обеда на уже знакомом кунге мы отправились в Москву.

P.S. Позднее я узнал, что с охотбазы, на которой мы ночевали в тот день, исчезло чучело волка.

Игорь МАКСИМАТКИН 25 декабря 2007 в 16:04






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑