Есть такая профессия – егерь

Выезжая на охоту в охотничье хозяйство любой формы собственности, мы привычно рассчитываем на обязательное и грамотное обслуживание егерем. Охотники не особенно задумываются над названием этой специальности. Слово «егерь» немецкого происхождения и в России известно с приснопамятных времен.

ИЗ ПОКОЛЕНИЯ В ПОКОЛЕНИЕ

В толковых словарях русского языка говорится, что егерь – это «охотник-профессионал», «наемный охотник», «служитель в охотничьей одежде». Из истории русской охоты мы также знаем, что в дореволюционной России егерями были не только должностные лица (егерь, егермейстер при дворе императора), но и охотники-профессионалы, такие, например, как охотники-псковичи и другие, в совершенстве владевшие мастерством окладных охот на волков, лосей и медведей зимой на берлоге. Охотников-профессионалов нанимали крупные помещики, арендаторы охотничьих угодий и различных дач. Егерей нанимали для охраны охотничьих угодий, нагонки, натаски и притравки охотничьих собак, а также для организации и проведения различных охот. Не редкостью среди крестьянского сословия были страстные любители и знатоки охоты, которые, в основном, занимались сельским трудом, а весною, осенью или зимой шли к господам в услужение егерями. Требования к подготовке егеря, на мой взгляд, оставались и остаются неизменными как и пару сотен лет тому назад, так и сегодня. Главное из них – это умение разбираться в следах на снегу и по чернотропу, подмечать малейшие изменения в поведении зверей и птиц.

Обучение егеря проходило в лесу и поле под присмотром отца или деда, дядьев или братьев. Эта профессия была семейная и переходила из поколения в поколение. В хорошем смысле этого слова можно привести в пример семейство Дубакиных, с основателем которого автор повстречался на своей охотничьей тропе в Максатихинском охотхозяйстве совета ВОО (Военно-охотничье общество). Это хозяйство с конца 40-х годов прошлого столетия возглавлял Дубакин Семен Васильевич. После его ухода на пенсию эстафету принял его сын Николай Дубакин и до конца дней своих трудился на этом посту. В их честь решением Центрального совета ВОО Максатихинское охотхозяйство было переименовано в Дубакинское. Последним из этой славной семьи в хозяйстве работал егерем их внук и сын Сергей. Во второй половине прошлого столетия, в связи с закреплением охотугодий и созданием охотничьих хозяйств, остро встала проблема в подборе егерских кадров. У руководителей хозяйств возникали трудности с укомплектованием штата егерей. Что поделаешь. Зарплата 80–90 руб., жилье только свое. Егеря народ молодой. Семья. Работы для членов семьи в хозяйстве, как правило, нет. Со школой проблема. Транспорта также нет.

Если в обходе была лошадь, то считалось очень неплохо. В общем, дать человеку могли очень мало, а требовали – многое. Егерь был обязан любить охоту и природу, как можно больше находиться в своем обходе, охранять его.

Проводить учет животных, оборудовать для них солонцы, строить кормушки, стрелковые вышки и шалаши.

Руководителям охотхозяйств и охотоведам хотелось, чтобы егерь обладал знаниями по биологии животных (не только «содрать» шкуру) и умел организовывать работу приехавших на трудоучастие охотников. От егеря требовалось знание приемов и способов организации и проведения различных охот, а также оружия и мер безопасности при обращении с ним. У охотников свое главное требование к егерю – это уметь подготовить и успешно провести охоту. Как видим, уважаемые читатели, требований к егерю не так уж мало. В последнее десятилетие, в связи с изменением социально-политического и экономического устройства нашего государства, с появлением новых собственников охотугодий и «новых русских» охотников, изменились и требования к егерскому корпусу. Теперь егерю недостаточно уметь запрягать лошадь и править лодкой. Сегодня егерь должен управлять машиной, мотоциклом, трактором, снегоходом и моторной лодкой, иметь права на управление ими, уметь их обслуживать и ремонтировать. У егеря появилась и новая обязанность – услужить клиенту. И все это при зарплате 3,5–7тыс. руб. Коммерциализация жизни наложила и свой отпечаток на облик егеря. Многие егеря стали работать по принципу – хочешь жить, умей вертеться (в хорошем смысле). И вертятся.

МИХАЛЫЧ

С одним из таких деловых и энергичных егерей я познакомился в Домодедовском районном охотхозяйстве Московской области. Это заслуженный работник МООиР Фомочкин Анатолий Михайлович. Мужчина представительный. На вид ему лет 60, седовласый, довольно крепкий, с открытым и добрым лицом, умными и внимательными глазами. В хозяйстве он работает давно. Начинал на общественных началах, потом работал егерем на полставки, а с выходом на пенсию по возрасту перешел на постоянную работу егерем. Участок (обход) № 2 площадью 10 тыс. га он знает как свои пять пальцев. Охраняет, лелеет и всячески обустраивает его. На остановочном пункте могут разместиться 5 охотников, имеется малогабаритная электростанция, обеспечивающая электроэнергией остановочный пункт. Из техники всего-то снегоход хозяйства. На нем он зимою развозит корм по площадкам. А летом для выполнения всех хозяйственных работ и охраны обхода использует собственный УАЗ-469. Егерь, с опорой на охотников, проводит большой объем биотехнических мероприятий от заготовки кормов и охраны участка до строительства дороги на участок и искусственные водоемы, где до ледостава держатся кряква и широконоска.

На уток весь летне-осенний сезон успешно охотятся. Чтобы привлечь уток на свои водоемы, Анатолий Михайлович их подкармливает, построил более десятка деревянных домиков на воде, в которых утки с удовольствием гнездятся и выводят утят. Для весенней охоты Анатолий Михайлович держит подсадных уток. Повседневная забота о животных положительно сказывается на их численности. В обходе более двух десятков бобров, которые неустанно трудятся над строительством всевозможных плотин и запруд. В обходе постоянно держатся около 80 голов кабана, 70 косуль и несколько лосей. В этом сезоне егерь в обходе насчитал четыре десятка тетеревов. Обычны заяц и лиса. На них устраивают интересные и добычливые охоты с гончими. У животных в обходе нет естественных врагов, кроме бродячих собак и браконьеров. За сезон в обходе отстреливается до 18–20 кабанов и не менее десятка косуль. По словам Анатолия Михайловича, в обходе можно было бы добывать и 1 лося. Но на все Домодедовское охотхозяйство выделяется лишь одна лицензия, хотя под колесами автомобилей на дорогах в охотхозяйстве ежегодно гибнет около десятка лосей. В обходе богатая кормовая база и хорошие защитные условия для жизни животных.

В этом сезоне заготовлено достаточно кормов. Подкормка осуществляется круглогодично. В день посещения обхода на подкормочных площадках были выложены яблоки, кукуруза в початках и зерно пшеницы. На участке оборудованы: три подкормочные площадки со стрелковыми вышками, 18 кормушек и три солонца. Соль выкладывается систематически.

Анатолий Михайлович во вкусовых пристрастиях своих питомцев подметил одну особенность. Животные до дыр вылизывают отечественную каменную соль. А вот белую канадскую соль в брикетах почему-то игнорируют.

ЛЮБЯЩИЙ СВОЕ ДЕЛО

Общаясь с Анатолием Михайловичем, я убедился, что он очень любит своих подопечных. Так подробно и со знанием индивидуальных особенностей животных может рассказывать только любящий свое дело человек. Я поделился этой мыслью с председателем охотколлектива № 9 Николаем Петровичем Науменко. Тот подтвердил мое предположение и в шутку обронил: «Это что. Анатолий Михайлович еще «работал» кормящей матерью диких поросят». Я попросил его об этом рассказать, но Николай Петрович отказался и посоветовал поинтересоваться у егеря. Анатолий Михайлович начал отнекиваться, говоря: «Подумаешь, событие. Выкормил диких поросят». Мне помог Н. Науменко, и мы вдвоем его уговорили рассказать. Дело было давно. В мае. Как-то он объезжал участок и на поле обнаружил автомобильные следы. Сердце сжало какое-то недоброе предчувствие. Поехал он и в балке увидел шесть маленьких поросят, лежащих на шкуре свиньи. Браконьеры убили мать, а шкуру бросили. Малыши, не понимая, что это уже не мать, продолжали лежать, как под ее боком. Анатолий Михайлович возил им молоко, жевал хлеб, смешивал с молоком и кормил малышей. Сначала поросята при его приближении разбегались, а потом привыкли. Заслышав его шаги, уже сами к нему выбегали навстречу. Поросята росли, но в руки не давались. Посоветовавшись с председателем Домодедовского РООиР Ю.Башмаковым, егерь принял решение отловить поросят. На эту операцию отправились А.Фомочкин и Н. Науменко. Им удалось отловить кабанчика и свинку. Малышей вырастили. И они потом в хозяйстве хлеб зря не ели.

На притравку лаек по кабану охотники ехали из Москвы и области. Вот таков он, егерь Анатолий Михайлович Фомочкин, которого охотники уважительно величают «Михалыч». А это многого стоит. Все знают, что с Михалычем невозможно «договориться» о чем-нибудь противозаконном. А попытки были. Район-то густонаселенный. Желающих поохотиться много, а площадь охотугодий в районе всего 79 тыс. га, и те обкусывают со всех сторон. Вот на таких Фомочкиных и держится любительская охота. Это благодаря их усилиям еще не все выбито в лесах и полях.

КУРСЫ ДЛЯ ЕГЕРЕЙ

Мы, охотники, привыкли к тому, чтобы егерь был правильный: умел организовать охоту, был внимателен к нам и все делал по правилам и по закону. Хотя сами эти правила и законы не всегда соблюдаем. Приехали, отохотились, покидали мясо в мешки и довольные разъехались по домам.

А как живется и работается егерю, как его здоровье, нас вообще не волнует. Мы усвоили одно: он обязан. Проблема укомплектования охотничьих хозяйств егерями продолжает стоять так же остро, как и 20–30 лет тому назад. Если мы хотим вести охотничье хозяйство цивилизованно, чтобы у нас было обилие дичи, пора отказаться от порочной практики принимать на работу егерем любого мужика. По принципу – лишь бы он был в штанах. Сегодня на повестку дня выдвигается вопрос о подготовке егерей. Любой профессии, и егерской в том числе, надо учиться. В «застойные» времена в охотничьих обществах пытались организовывать учебу егерей. В бытность моей работы охотоведом совета ВОО Киевского военного округа мы проводили с егерями семинары, занятия по проведению ЗМУ (зимнего маршрутного учета) и другим темам. Иногда для чтения лекций приглашали преподавателей Украинской сельскохозяйственной академии. Но и здесь были свои трудности: проезд и сбор, размещение и питание, оплата командировочных и подмена егеря в хозяйстве на время учебы. Сегодня следует вернуться к предложению биологов-охотоведов В. Бибиковой, А. Сицко, Б. Молоканова, А. Бельского – в каждом регионе должны быть организованы 2–3-месячные постоянно действующие курсы егерей с отрывом от производства. У курсов должны быть единая утвержденная программа, высококвалифицированные преподаватели и практика в образцовых охотничьих хозяйствах. Слушатели, успешно окончившие курсы, должны получать дипломы егеря. Только в этом случае можно надеяться на успех в подготовке кадров. Можно совместно с Федеральным агентством лесного хозяйства на этих же курсах организовать и подготовку лесников. Тогда организация таких курсов потребует значительно меньше финансовых затрат. Возможно, не все выпускники курсов пойдут работать егерями и лесниками, но овчинка стоит выделки. А то некоторые наши чиновники от охоты и леса больше заняты проблемами «отнять и поделить». Вот им и представляется возможность сделать что-то доброе и полезное для людей и природы.

Виктор Гуров, охотовед 25 декабря 2007 в 16:05






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑