ОХОТА ЗА «ПРИВИДЕНИЯМИ»

Звездной выдалась моя первая ночь 2007 года на земле сибирской.

Сегодня 19 сентября. Стоя у калитки, в полном вооружении напряженно жду моих товарищей по бригаде, все время посматривая на темное небо, усыпанное яркими огнями далеких, непостижимых миров. Путь предстоит неблизкий.
Почти до самой границы с Казахстаном.

Ведь именно там наш бригадир Юра в день моего приезда нашел заветную полосу, на которой высмотрел крупное стадо спокойно пасущихся серых гусей. Быть может, именно сегодня наконец-то прервется моя затянувшаяся погоня за серым призраком, начатая еще осенью прошлого года... Длинный луч света прорезывает темноту. Два уазика, фырча, словно осаженные кони, останавливаются рядом.

Итак, в бригаде нас теперь четверо. Борис из Новосибирска охотиться на серых гусей начал только в этом году, но фанатично любит гусиную охоту и, как выяснилось позже, отличный стрелок. Мы останавливаемся на полосе у двух старых скрадков. Две недели назад Юра с Борисом здесь отлично постреляли. Но теперь птица успокоилась, так что у нас есть шанс отличиться. Юра с Володей не доверяют мне и Борису рыть скрадки и, быстро работая лопатами, готовят нам укрытие, а мы лишь подсвечиваем фонарями. Скрадки готовы, мы быстро маскируем их соломой.

Потихонечку небо начинает светлеть, на озере уже послышался гусиный гогот. Мы быстро выгружаем профили и трех манных гусей. Пора расставляться и угонять машины с полосы. И вот здесь произошла досадная осечка. Володя забыл выключить свет в салоне своего уазика. Все дело в том, что ночуют гуси на высохших илистых отмелях вблизи камыша, а перед подъемом выходят на чистую воду, чтобы обеспечить себе максимальный обзор перед стартом.

Именно этот момент мы и прозевали. Птицы заметили свет на полосе! Вся масса гусей с гоготом поднимается и перелетает в дальний конец озера. Теперь они насторожены и пройдут над полосой на недосягаемой высоте.

Значит, все наши усилия напрасны и вновь нас ждет погоня за тенью? Но во главе нашей бригады стоял превосходный охотник на гусей, знавший все тонкости, умудренный огромным опытом. Юра просит Володю немедленно ехать с зажженными огнями, поднять гусей и угнать их с озера. Цель – дезориентировать птицу, создать впечатление, что приехали работники сельского хозяйства ворошить солому. Володя быстро выполняет указание. Мы с Юрой быстро расставляем профили с одной стороны скрадков, а манных гусей – двух гусаков и гусыню – Юра высаживает с другой, гораздо ближе к скрадкам, чем профили. Мы на позиции.

Юра замечает табунок из четырех птиц. Мы ныряем в скрадки, полностью доверившись Юре – мастеру скрытного наблюдения. «Ребята, приготовиться!» – слышна его тихая команда. Свернувшись в скрадке, осторожно поворачиваю голову к небу, тихонечко сдвинув предохранитель. Нежный, протяжный гогот заставляет сердце встрепенуться. Они уже совсем близко! Но гогот идет снизу, и становится ясно, что это подала голос наша гусыня. Дикие гуси идут молча.

С надеждой смотрю на свой кусочек серо-голубого неба, ограниченный овальным контуром бруствера. Но что это? Плавно пересекая эту видимую грань, слева направо один за другим тихо плывут серые тени, почти сливающиеся с фоном предрассветного неба. Фантомы?

Резкая и четкая команда «Бьем!» развеяла все сомнения. Вскакиваю во весь рост. Гулкие выстрелы моих товарищей разорвали опустившуюся на степь тишину. Первый и четвертый гуси камнем летят вниз. Ловлю в прицел второго гусака. Плавная поводка и выстрел! Гусь резко тормозит, теряя перья. Тут же справа грохочет выстрел Володи, и третий гусак разделяет участь своих собратьев. Последний гусак еще продолжал «висеть» в воздухе, изо всех сил работая крыльями, но его голова уже намертво «схвачена» в прицел «Меркеля». Палец жмет спуск, и последний гусь таранит ярко-желтую стерню и застывает, распластав крылья. Приказ Юры собрать птиц выполняется быстро и четко.

Сделали мы все правильно, поскольку последующая практика показала, что первый табунок гусей обязательно выполняет функцию разведки, независимо от своей численности, хотя раньше такого не было. Обычно разведчиков было не больше двух-трех. Поскольку разведка не вернулась, у нас еще оставались шансы на успех. И буквально через минут 20 мы заметили крупный табун гусей, приближающийся к нам оттуда же, откуда прилетела первая четверка.

Затаиваемся, ожидая команды. Но когда Юра отдал команду, табун находился у меня за спиной и уже метрах в 70!

Какая уж тут стрельба. Но мои товарищи открыли по ним ураганный огонь. Естественно, что «эмцэшки» (МЦ 21-12) Юры и Володи быстро оказались не у дел, а вот «Бенелли» Бориса продолжало методично выпускать снаряд за снарядом и небезуспешно. Один гусь замертво вылетел из табуна!

Впрочем, не совсем один. Когда табун набрал высоту, еще один гусь начал ее терять и, перелетев озеро, упал примерно в километре от нас. Конечно, я Юре ничего не сказал, но вопросы к нему у меня уже возникли. Со следующим табуном получилось так же. Не долетев до скрадков метров 50–60, он резко отвернул, по-видимому, заметив блики, отбрасываемые профилями в лучах восходящего солнца. Несмотря на прекрасную работу нашей гусыни! И вновь по команде Юры нам пришлось стрелять фактически с запредельной дистанции. В результате Володя выбил одного гуся, а выстрелы остальных стрелков, в том числе и мои, привели к тому, что из ушедшего табуна выпали еще два гуся, причем когда табун был уже над озером, и поэтому они оказались безвозвратно утерянными. К чести Юры, он, видя такие «результаты», велел охоту немедленно прекратить, срочно сниматься и ехать искать новое место жировки гусей, поскольку время было всего 9 часов утра, а гусь кормится обычно часов до 10–11. Значит, у нас есть шанс найти его на другой полосе.

Устремляемся к той полосе, на которую ушла вся масса птицы и, не доехав до нее примерно километр, останавливаемся. С полосы поднимается огромная стая журавлей, а за ней поднимаются гуси! Наблюдаем за ними в бинокли. Покружив в воздухе и не видя приближающейся опасности, птицы спокойно опускаются на полосу. Юра с Володей еще долго наблюдают за ними, определяя место расположения засады. Мы уезжаем, находим ближайшую скирду соломы и прячем за ней машины.

Теперь можно передохнуть, попить чайку, а когда птица уйдет на воду, ехать копать скрадки для вечерней охоты. Вот тут-то я и воспользовался случаем, чтобы задать Юре свои вопросы. Первый – почему мы стреляли по гусям со столь дальних дистанций, и второй – почему мы организуем охоту на вечерней заре, ведь ранее мы считали эту охоту неэффективной и даже вредной? На это Юра ответил: «Времена изменились, птица стала сверхосторожной, и надо использовать все возможности. И то, что по первым гусям мы стреляли метров с 30, теперь исключение из обычной практики». Но тем не менее Юра обещал сделать все возможное, чтобы избежать столь дальней стрельбы, неизбежно связанной с потерей подранков.

Убедившись, что птица ушла на воду, едем копать скрадки. Работу эту мы закончили примерно часам к двум дня. Мне было сказано, что копать скрадок нужно в виде усеченной пирамиды, основанием вглубь, а отверстие должно быть таким, чтобы охотник полностью закрывал своим телом земляные стенки, которые нельзя замаскировать соломой.

Володя и Боря поехали отгонять машины, а я под руководством Юры начал расставлять профили. Расставили мы их метрах в 40–50 с наветренной по отношению к скрадкам стороны, а затем Юра высадил манных гусей уже метрах в 20 – 30 с подветренной стороны скрадков. Поскольку подлет гусей ожидался против ветра, то по замыслу Юры подлетающие гуси должны были прежде всего сосредоточить внимание на живых сородичах, что позволило бы подманить их как можно ближе. В половине пятого после полудня заняли тщательно подготовленную позицию.

Прошло полтора часа. Наша гусыня подала голос. Юра приказывает всем затаиться. Прямо на нас против ветра идет табун гусей. Идут с голосом. Но гогот протяжный, звонкий и до боли по весне знакомый, потому что это... белолобые гуси! Откуда они здесь, ведь время пролета еще не наступило? «Казарки», – спокойно говорит Юра и велит всем приготовиться. Команда «Бьем!» прозвучала одновременно с мощным порывом ветра. Вскакиваем. Гуси развернулись к нам боком, но они уже снесены ветром метров на 60! Беглый огонь из трех полуавтоматов – и два белолобика падают замертво. Я даю прицельный дуплет по уходящим птицам. Вроде бы никто больше не упал. Но Юра внимательно следит за стаей. И когда она удаляется метров на 300 от нас, из нее вываливается гусь. А там тоже пары, и у нас есть шанс его взять. Но пока только есть время подобрать первых двух. А дальше опять произошло непредвиденное. Весь гусь повалил с озера – увы, не к нам. Хитры серые гуси. Послали в разведку братьев своих меньших, а сами преспокойно сменили место жировки. Юра просит Володю идти за машиной и ехать на пары поднимать птиц.

Володя покидает нас, а мы напряженно следим за горизонтом. Внезапно справа по направлению ветра появляется припозднившийся табун. Эти смело заворачивают на нашу засаду, словно загипнотизированные нашими манными гусями и профилями. Они снижаются и идут от моего скрадка метрах в 15 на высоте метров пять! Из своего окопа я вижу только их крупные серые спины и слышу громкий шелест их сильных крыльев. За моей спиной Боря и Юра, но команды нет! Почему Юра молчит? Гуси проходят вдоль скрадков и начинают набирать высоту. И только тут Юра отдал команду. Они уже метрах в сорока. Бью навскидку дуплетом. У Юры один выстрел, его «эмцешку» клинит самокатный патрон. Гуси чуть тормозят, смешивая строй.

Настал звездный час «Бенелли» Бориса. Четыре аккуратных выстрела, и четыре крупных гусака грузно шлепаются на землю, словно спелые увесистые груши с дерева. Поздравляем удачливого стрелка, а Юра бежит подбирать птиц, позабыв про свое ружье. Так почему же Юра отдал команду стрелять так поздно? Он рассчитывал, что табун сядет на полосу и к нему подтянутся еще табуны, а если нет, то мы сможем стрелять с подъема, что более эффективно. Тем временем, подняв гусей с паров, вернулся и Володя. Уже над степью начали сгущаться легкие сумерки. Но надежды мы не теряем.

Еще один голодный табун, соблазнившись на нашу приманку, идет прямо на нас. Но в последний момент осторожность все же взяла верх. Несмотря на все старания нашей гусыни, табун не долетает до скрадков метров 40 и резко отворачивает. Огонь метров с 50. Выцеливаю самого верхнего гусака. Выстрел, второй – птица резко кивает вниз и падает замертво вместе еще с тремя своими собратьями. Большего мы уже не дождемся, и Юра командует отбой. Сборы проходят в ускоренном режиме, и пока мы с Борей готовим небольшую поляну, чтобы перекусить на дорогу, Юра с Володей едут искать третьего белолобика, выбитого из первого табунка. И успешно справляются с этой задачей – он лежал прямо на пашне. Весьма неплохая вечерка – восемь серых гусей и три белолобых и первая по-настоящему результативная вечерка в моей практике.

Так закончилась эта охота. Моя драматичная погоня за серым призраком, начатая 4 сентября 2006 года закончилась 19 сентября 2007 года. Впереди еще будут охоты на серых гусей, и неудачные, и результативные. Но эта охота была знаковой. Ведь впервые за долгие годы мы снова собрались на этой богатой и щедрой сибирской земле и еще раз убедились, что слаженность действий и, самое главное, чувство локтя нами не утрачены.

Алексей СТЕФАНОВИЧ 25 декабря 2007 в 16:20






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑